Владислав Толстов. Слово переводчику. Максим Череповский о книге Майкла Левитона «Если честно»


В издательстве Livebook вышла книга Майкла Левитона «Если честно» — необычная автобиография человека, которого пытались воспитывать в безупречной честности, учили всегда говорить правду, а он возьми и окажись сценаристом в Голливуде, где лжец на лжеце сидит и лжецом погоняет. «Если честно» — с одной стороны, книга смешная, где герой то и дело оказывается в ситуации, где со своей честностью он не ко двору, но с другой стороны это попытка ответить на вопрос, так ли для нас важно зависеть от двойных социальных стандартов, от фальшивых и неискренних отношений, карьер, обольщений? И в этом смысле книга Майкла Левитона возвышается до глобальных и горьких социальных обобщений. Переводчик Максим Череповский, активно работающий с издательством Livebook («Если честно» — четвертая книга, которую он переводит для Livebook) тоже ощутил скрытую амбивалентность книги Левитона и согласился ответить на несколько вопросов о работе над книгой.



Владислав Толстов Максим, «Если честно» Майкла Левитона книга довольно необычная. Исповедь человека, которого воспитывали, чтобы он был абсолютно честным, и вот ему приходится в жизни постоянно попадать в ситуации, когда его честность только во вред. То есть получается, что честным быть невыгодно, но вместе с тем Левитон написал книгу о том, что лучше всегда говорить правду. Какие чувства вы испытываете к ее герою?

Максим Череповский Знаете, вы, наверно правы: книга «Если честно» действительно, извините за тавтологию, предельно честная — и это подстегивает чувство сопереживания герою, заставляет ему по-настоящему сочувствовать, когда он то и дело попадает в какую-нибудь двусмысленную ситуацию. Временами, когда он начинает вести себя наивно, по-дурацки, испытываешь жгучий испанский стыд, но куда чаще я испытывал гордость за героя — когда видел, что он становился таким лучиком света в темном царстве лжи и лицемерия. В общем, чувства у меня эта книга вызывала самые разные, порой противоположные, и это говорит о том, что книга как минимум заслуживает внимания.

ВТ Наверно, для вас как для переводчика было сложно работать с автобиографическим текстом: другая страна, совсем другие общественные принципы, другие картины школы, работы, отношений… Насколько это оказалось сложным — погрузиться в другую жизнь? Приходилось ли изучать какие-то дополнительные материалы?

МЧ В общем, нет. Я, к счастью, постоянно общаюсь со знакомыми американцами, читаю новости оттуда, смотрю видео, наблюдаю за тамошней жизнью — словом, держу руку на пульсе. Так что для меня каких-то принципиальных культурных новинок в этой книге оказалось немного — скорее, какие-то частные вещи. В основном, опять же, хватало Гугла и Википедии. Есть там моменты, потенциально непонятные среднестатистическому русскоязычному читателю, но мы с моим замечательным редактором старались максимально все пояснять сносками и вообще делать текст предельно доступным.

ВТ Вот кстати о сносках. Книга «Если честно» довольно причудливо организована: по всему тексту раскиданы примечания и сноски самого Левитона, который словно уже рассказал историю, но снова и снова к ней возвращается и пишет такие заметки на полях. Интересно, почему вы сохранили такой принцип организации повествования, ведь можно было внести эти сноски и комментарии в основной текст?

МЧ Я намеренно так сделал, чтобы сохранить особенности авторского стиля, вернее, придуманной Майклом Левитоном структуры книги. Он это придумал, и у него на то были причины, это обязательно нужно сохранить в переводе. Как и любая автобиография, «Если честно» представляет собой ретроспективу — это понятно. Но дело в том, что в таких книгах обилие пояснений в самом тексте чаще всего приводит к «осушению» книги — она становится академической и неживой, превращается в такой учебник по истории жизни одного конкретного человека. Сноски же значительно оживляют текст за счет подчеркивания разных позиций — героя/автора времен описываемых событий и героя/автора нынешнего. Ты как будто смотришь документальное кино, только его периодически ставят на паузу и на сцену выходит эксперт, поясняющий с юмором те или иные моменты.



ВТ Пожалуй, впервые у нас появляется такая книга — исповедь человека, который не хочет быть лжецом, но вынужден жить в мире лжецов. Чему вас научила эта книга? Чему, на ваш взгляд, она может научить читателей?

МЧ Это очень сложный вопрос, конечно. Мне не кажется, что автор пытался именно чему-то научить читателей, думаю, он не ставил такой цели. Но, тем не менее, главный, как мне кажется, урок, который можно извлечь из книги, заключается в следующем: даже если ты выстроишь для себя идеальную собственную ценностную структуру, алгоритм, согласно которому будешь строить свой modus operandi, все равно рано или поздно жизнь обязательно поставит тебя в ситуацию, когда все это окажется неприменимо, когда придется чем-то поступиться. На тонкой грани между социальным героизмом в отстаивании собственных идеалов и схемой «назло маме (в смысле, обществу) отморожу уши». Но, конечно, книга полна частностей — может, кто-то что-то более конкретное сможет для себя из нее извлечь.

ВТ Над чем вы работаете сейчас? Планируете ли переводить что-то для Livebook?

МЧ Конкретно сейчас занимаюсь редактурой для другого издательства — тоже очень неоднозначная книга будет, предельно бытовая, но с мощными библейскими мотивами. Когда выйдет — точно не знаю. Но скоро закончу с ней и возьмусь за какой-нибудь проект для Livebook — есть два варианта, я пока еще точно не решил, за какой садиться.

20.08.2021 10:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх