Владислав Толстов. Пугающая актуальность. О «Годе чудес» Джералдин Брукс

Эпидемии, повальные болезни, «моровые поветрия» всегда были в центре внимания у писателей. Перечислять литературные произведения, вдохновленные эпидемиями, можно долго: от «Декамерона» Боккаччо до «Чумы» Альбера Камю. И даже о событиях 1665 года, которым посвящен роман Джералдин Брукс, Даниэль Дефо написал книгу «Дневник чумного года» — не столь известную, как «Робинзон Крузо», но для своего времени очень важную. Например, считается, что Дефо впервые описал принципы медицинской статистики. Роман Джералдин Брукс — это история молодой девушки, живущей в деревушке, оказавшейся в самом эпицентре катастрофы.

«Кому-то наш холмистый край покажется унылым, и я могу его понять…наша природа не ослепляет», — сообщает Анна в самом начале, рассказывая свою историю. Она молодая вдова, ее муж Сэм год назад погиб в шахте, и Анна осталась с двумя детьми на руках. Когда становится понятно, что деревня охвачена чумой, и смерть каждый день посещает то один дом, то другой, Анна вместе с женой пастора Элинор Момпельон начинает помогать односельчанам. Сам пастор Момпельон убеждает паству перейти на режим самоизоляции, карантина, никого не впускать и не выпускать, чтобы уберечь от чумы соседей. И жители маленькой (в одном месте Анна упоминает, что население деревни составляет 300 человек) общины остаются один на один с невидимым врагом. Даже врачи не рискуют посещать чумную деревню. «Храни Господь вашу деревню. И передай своим соседями, пусть меня больше не зовут» — говорит Анне единственный на округу врач, и уносится прочь. Помощи ждать неоткуда. «К заходу солнца смерть пришла в четыре дома, не различая, где стар, где млад, забирая детей и родителей одной и той же чудовищной рукой», — рассказывает Анна. «Вокруг было столько смерти, что никто уже не думал о будущем», горестно восклицает она, когда, казалось бы, уже нет сил противостоять заразе. Только скрип погребальной телеги нарушает тишину, только звуки заступа на погосте, где могильщик Джосая, забулдыга и дебошир, роет очередную могилу…

«Год чудес» был задуман австралийской писательницей Джералдин Брукс, когда она работала корреспондентом в Лондоне и в национальном парке Пик-Дистрикт она посетила выставку «Чумная деревня», посвященную жителям деревни Иэм, принявших невероятное для тех времен решение бороться с чумой в одиночку. Она позаимствовала для своего романа реальные имена жителей деревни Иэм, а главную героиню, которая и расскажет всю эту историю, придумала, прочитав фразу из письма местного пастора (его звали Момпессон, в романе он Момпельон): «Служанка моя в добром здравии, и это истинное благо, ибо без нее мне пришлось бы худо». Анне в романе нет и двадцати, и остается только поражаться тому мужеству, с которым хрупкая юная женщина встречает испытания.

И еще одно поразительное свойство романа «Год чудес»: многие обстоятельства поразительно совпадают с тем, что происходило и продолжает происходить в наши ковидные времена, когда мир отражает четвертую или уже пятую волну коронавируса. Тут и суеверные поиски чудодейственных лекарств, способных избавить от заразы (в романе Джералдин Брукс таковым считается ладанка с толченой сушеной жабой, которую полагается носить на шее). И создание вакцины, способной спасти от мора — «крапива для укрепления крови, звездчатка и листья фиалки для легких, лапчатка против жара, жеруха для желудка». И самоизоляция. И «антиваксеры», которые обвиняют деревенскую травницу в колдовстве. И многое другое.

Конечно, «Год чудес» писался как исторический роман — и это хороший исторический роман, глубокий, точный, талантливый. Но удивительным образом книга Джералдин Брукс, написанная в 2001-м году и рассказывающая о событиях 1665-го, читается как актуальная хроника наших дней.

В оформлении материала использован фрагмент натюрморта Адриана ван Утрехта (серед. XVII в) и фото @helga.books

11.01.2022 10:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх