Владислав Толстов. «Нора Вебстер». Виртуозно детализированная камерная история ирландской семьи


В издательстве «Фантом Пресс» выходит «Нора Вебстер» — второй переведенный на русский язык роман классика ирландской литературы Колма Тойбина.

Вроде бы российский читатель еще не пришел в себя после «Бруклина» — головокружительно тихой и яростно нежной истории ирландской девушки Эйлиш, отправившейся за море счастья искать. «Бруклин» был назван одной из лучших переводных книг года в России, хотя находились и скептики. Ну как можно признать шедевром историю о том, что какая-то девушка решила куда-то поехать? Но вот выходит «Нора Вебстер» — и даже у самых критически настроенных читателей не останется сомнений, что мы имеем дело с настоящей классикой. С великим, без всяких преувеличений, произведением современной ирландской (если не европейской) литературы. А главная героиня романа Нора Вебстер — еще один архетипический женский образ, каким стал когда-то образ Эммы Бовари, например, или даже Анны Карениной.

Сразу следует предупредить, что «Нора Вебстер» — не продолжение «Бруклина», хотя почти в самом начале возникнет упоминание о его героине Эйлиш и ее судьбе. Ничего удивительного в том нет, ведь Нора Вебстер живет с семьей героини «Бруклина» на соседних улицах, в том же самом городке Эннискорте — родном, кстати, городе автора. Мы встречаем Нору в самую, пожалуй, страшную минуту ее жизни: после смерти мужа Мориса, который был для нее центром всей жизни. И вот она медленно идет домой, еще не зная, какая жизнь ее ожидает впереди. Муж не оставил сбережений, но оставил четырех детей — двух старших дочерей и двух мальчиков, почти погодков, еще маленьких Конора и Донола.

И начинается неспешная история обретения Норой себя в новой жизни, в необычной для себя роли вдовы с четырьмя детьми. Что поражает с самого начала — это язык романа. «Нора Вебстер» намеренно лишена каких-то стилистических изысков, она проста, но это простота омута, затягивающего с головой. И вроде бы не происходит ничего неожиданного — сцены из жизни сорокалетней ирландки, воспитывающей детей в ирландском захолустье 1960-х. Вот она собирается за покупками, а вот пьет вечером чай, а вот читает детям книгу, а вот подумывает, не отдать ли старшего Донола в закрытую католическую школу…

Или одна из самых эмоциональных сцен романа, когда Нора решает брать уроки пения, ведь когда-то она так любила петь, но семейная жизнь в буквальном смысле заглушила ее голос. И когда она начинает с листа исполнять «Последнюю розу лета», мы понимаем, почему «Нору Вебстер» называют книгой, отражающей истинный ирландский характер. В маленькой общине, к которой принадлежат Вебстеры, не принято демонстрировать своих чувств, полагается жить, стиснув зубы, как бы тяжело тебе ни было. Но наступает момент, когда уже нет сил сдерживаться — например, когда ты приходишь на урок пения и поешь любимую песню своего покойного мужа. И в этот момент мы сопереживаем и сострадаем несчастной Норе, у которой, в общем, и радостей в жизни не так много. Старый черно-белый фильм, старинная притча о призраках, рассказанная детям перед сном — удивительно, как Колм Тойбин находит такие небольшие сценки из жизни своей героини, которые говорят о ней все. И не только о ней, но и о нас, наверное, тоже.

В каждом крупном литературном произведении есть свой магический ключик, отпирающий скрытый замысел автора, и в «Норе Вебстер» такой «ключик» помещен в самом начале, в посвящении, где стоит имя матери Колма Тойбин — Брид Тойбин и даты жизни — 1921−2000. Когда Тойбин задумал «Нору Вебстер», материалом для характера главной героини, ее жизни, увлечений, привычек стали воспоминания автора о собственной матери. И Нора в романе имеет немало сходства с реальной ирландской женщиной, воспитавшей Колма Тойбина.

Есть немало пересечений с биографией самого Тойбина. Некоторые критики считают, что он изобразил себя в образе Донола. Тойбин сам учился в закрытой католической школе, куда его приезжала навещать мать — и страницы «Норы Вебстер», где описаны приезды Норы к Донолу, дышат какой-то неистребимой, детской, вечной обидой. Да и сам Донол, который всего стесняется, страдает заиканием, но при этом живет в каком-то собственном, недоступном другим фантастическом мире воображения — разве это не похоже на автопортрет Колма Тойбина? Роман, можно сделать и такое предположение, является своего рода данью памяти отца, и в «Норе Вебстер» присутствует все то, что делает обычную книгу великим романом — чтобы он отвечал нашему представлению о полноте жизни, и сам был как жизнь.

Несколько слов следует сказать про работу переводчика и редактора. За что мы любим хорошо переведенные иностранные романы — что помимо знакомства с литературным произведением мы получаем возможность узнать детали чужой жизни: характерные особенности повседневности, мифы, загадки, пословицы, которые используют герои в обычной речи. И с этой точки зрения «Нора Вебстер», где сноски и комментарии буквально на каждой странице — великолепная, грандиозная работа.

Все книги подборки

17.05.2018 13:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх