Владислав Толстов. Кристин Ханна. История с милого Севера

Два года назад в «Фантом Пресс» вышел предыдущий роман Кристин Ханны — «Соловей», который вывел мастеровитую, но работающую в узком жанре писательницу на совершенно новую орбиту. В основе «Соловья» лежит реальная история времен Второй мировой войны о двух сестрах-француженках, примкнувших к Сопротивлению. Роман оказался настолько успешен, что был велик искус и дальше эксплуатировать эту тему. Но Кристин Ханна избежала соблазна и обратилась совсем к иной теме.

В основе нового ее романа «С жизнью наедине» (перевод Юлии Полещук) также лежит реальность. Но на сей раз это реальность из жизни самой писательницы. Кристин Ханна выросла на Аляске, в то было время, когда этот северный штат еще не стал местом, куда рвутся туристы. Это было дикое, глухое, опасное и невероятно красивое место. Надо сказать, что в последнее время в американской литературе регулярно выстреливают вот такие эпические романы, где место действия — едва ли не главный герой. Достаточно вспомнить роман «Сын» Филиппа Майера или «Канаду» Ричарда Форда. Безусловно, роман Кристин Ханны совсем не так брутален как «Сын» и далек от сложной философии «Канады», но и здесь ландшафт, Аляска — полноценный герой. Сама же история чрезвычайно драматична и по-детективному непредсказуема. В то же время, это очень эмоциональный и даже нежный роман.


Лени Олбрайт всего тринадцать, и ее мать Кора, вздыхая, любит повторять — «Нас, Олбрайтов, везунчиками не назовешь». На дворе 1974-й, совсем недавно закончилась война во Вьетнаме, откуда вернулся Эрнт Олбрайт, муж Коры и отец Лени. Внезапное наследство, свалившееся на него, радикально меняет жизнь семьи и запускает цепь драматичных, а порой и трагических событий. Боевой напарник Эрнта оставил другу участок земли и старый дом на Аляске. Это же край света, дикая глушь, говорят все вокруг. Но Эрнт грузит семью в подержанный микроавтобус и отправляется на Аляску. Не то за новой жизнью, не то бежит от старой, не то пытается скрыться от кошмаров, которые днем и ночью преследуют его.

Олбрайты оказываются в крошечном домике на берегу залива Канечак, somewhere in Alaska, потому что более точного адреса не существует. Сюда невозможно добраться, даже если небольшая метель, а в сильную метель здесь даже из дома не выйти. Медведи и волки — обычные соседи человека, и если ты хочешь выжить, нужно с утра до вечера тяжело работать, обустраивая жизнь. Олбрайты совершенно не приспособлены к таким испытаниям. Лени бесхитростно признается: «Мама не умела ни готовить, ни хлеб печь, ни варенье варить. До приезда на Аляску ее навыки выживания ограничивались способностью приклеивать накладные ресницы и ходить на каблуках. Она даже привезла сюда крошечные фиолетовые шорты».

Но мать с дочерью неожиданно проявляют стойкость, а потом даже проникаются интересом к новой, такой необычной, но насыщенной жизни. А вот с отцом происходит страшное. Его паранойя на Аляске лишь усиливается. Он подозревает всех вокруг, а тех, кто проявляет симпатию к жене и дочери, попросту ненавидит. Семья практически изолирована. Очень важно, что действие романа происходит именно на Аляске. О которой главная героиня говорит мудрые слова: Аляска не формирует характер, она его выявляет. Крайние Север, что в Америке, что в России — далеко не всегда полигон для проверки собственных сил. Нужны какие-то серьезные причины, чтобы приехать в эти суровые, холодные и безлюдные края. Кто-то не сумел найти себя, кто-то решил начать жизнь заново, кто-то настоящий романтик. А чаще бывает так, как описывает Кристин Ханна: «На Аляске обитала масса чудаков — например, та женщина, которая жила в сломанном школьном автобусе в Анкор-Пойнте и гадала по руке. Поговаривали, что когда-то она служила полицейским в Нью-Йорке, а теперь расхаживала с попугаем на плече. Здесь у каждого по две истории: жизнь тогда и жизнь теперь. Хочешь, молись любому, самому странному богу, живи в школьном автобусе, женись на гусыне — на Аляске тебе никто слова поперек не скажет».

Отдельно отмечу быт и детали 70-х, в окружении которых живут герои романа Ханны. По телевизору крутят сериал «Династия», в потрепанной книге на школьной парте узнается ранний роман Стивена Кинга, в круглосуточном баре играет кантри — тем самым подчеркивая, какие же, в сущности, дикие музыкальные вкусы на этой Аляске. И все вокруг — и женщины, и мужчины, и даже бывшая прокурорша по кличке Марджи-Шире-Баржи — носят исключительно джинсы.

Роман Ханны — текст невероятной интенсивности, книга, полная бурных чувств, громких событий, страсти и боли. Это замечательная книга, совершенно не уступающая ее бестселлеру «Соловей». Впрочем, и новая книга стала уже большим событием. 20 недель в списке бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» подтверждают это. И то, что эта книга теперь приходит к российскому читателю — новость, конечно, отличная.

Все книги подборки

02.08.2018 11:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх