«В поисках дверей». Виктория Шваб о литературе фэнтези и книжной магии

В 2018 году писательница Виктория Шваб была удостоена чести прочитать шестую ежегодную Толкиновскую лекцию о литературе фэнтези в Пембрук-колледже Оксфордского университета. Свою речь она начала с неожиданного признания — она никогда не читала книг Толкина. Мы приводим избранные цитаты из лекции Виктории Шваб, которая называется «В поисках дверей».

«В этом году я посетила книжную конференцию, где во время дискуссии возникла одна идея. Концепция книг-дверей. Историй, которые сделали нас читателями литературы. По иронии судьбы, именно тема Толкина послужила началом дебатов. Один из участников сказал (я пересказываю, поскольку не вела записей, но его слова более-менее четко отпечатались в моем сознании), что человек не может считать себя любителем научной фантастики или фэнтези, если не читал Толкина. Что его работы должны стать обязательным чтением».

«Я сказала этому участнику дискуссии, что никогда не читала Толкина, и он посмотрел на меня даже не с насмешкой, а с откровенным изумлением, не понимая, как я смогла найти путь в это кресло, на эту конференцию, в это здание, на страницы книг без него. И я просто сказала: „Я нашла другую дверь“».

«Мне было 11, когда я нашла свою дверь. Единственный ребенок, отличница, я была старательным, но не влюбленным в книги читателем».

«А затем наша подруга позвонила моей маме. Она была в книжном магазине в Южной Калифорнии, где писательница подписывала свой дебютный роман. Он был адресован детям моего возраста, и подруга спросила маму, не хочу ли я получить подписанный экземпляр. Моя мама, зная, что я не была страстным читателем, из вежливости сказала, что это было бы здорово, и через неделю книга пришла по почте.

Она была не очень толстой, а на обложке был изображен мальчик на метле, летевший сквозь арку. Если вы еще не догадались, она называлась «Гарри Поттер и философский камень» (ну, точнее, в Штатах она называлась «…и колдовской камень»). Автором, с которым столкнулась подруга моей матери, была Джоан Роулинг».

«Гарри Поттер стал первой книгой, в которую я влюбилась. Впервые я забыла, что читаю слова, потому что мне казалось, что я смотрю фильм внутри своей головы. Впервые я забыла, где я. Кто я. Гарри Поттер (и Джоан Роулинг) дали мне почувствовать вкус настоящего погружения в книгу, и в тот же миг я попалась. Зачарованная идеей, что кто-то может использовать слова таким способом, чтобы уносить нас. Алхимия превращения букв в истории. Это была магия, простая и настоящая. И она сделала меня читателем. Это была моя дверь».

«Люди часто спрашивают меня, почему я пишу фэнтези. Раньше у меня был только один ответ. Потому что я выросла, желая этому миру быть более странным, чем он есть. Но теперь я думаю, что имела в виду, что имею в виду еще и то, что я желала ему быть чем-то большим».

«Я была ребенком, рыскающим по каменистым холмам за домом моей бабушки в Тахо, разыскивая трещины, похожие на двери, выбоины в форме замочных скважин. Я проводила руками по поверхности камней и пыталась вспомнить магию, которой никогда не знала. Пароль, который, я была убеждена, я просто забыла. Я говорила себе, что если только смогу вспомнить нужное слово, дверь откроется и я найду другой мир, который точно должен существовать. Такой была моя юность — проведенной в поисках дверей».



«Я искала пути не потому что была несчастна и потеряна, а потому что не могла избавиться от ощущения чего-то большего. Чувства, что мир был больше, и страннее, и волшебнее, чем та реальность, что я видела. Думаю, во многом, это был мой вариант религии. Вера во что-то, что ты не можешь увидеть или доказать. Но ты ищешь это непрестанно.

Я выросла, желая, чтобы этот мир был более странным, по большей части потому, что что не находила себе места в его настоящей версии. Или потому что я могла найти себя только на страницах книг. Я хотела быть Аланной и Гермионой Грейнджер. Я хотела быть Джейсоном Борном, Джонатаном Стренджем, Китнисс Эвердин, королем Артуром и Сабриэлью. Я хотела быть сильной, значительной и свободной. Я хотела найти ключи от этого мира. Я хотела увидеть настоящую себя и в то же время стать кем-то другим, хотела создать себя более сильной. Я никогда не искала счастья, не окутывала себя романтикой».

«Вот в чем состоит разница между Дж. Р. Р. Толкином и К. С. Льюисом. Средиземье существует только на страницах книг. Но в Нарнию ведет дверь из платяного шкафа. Платяной шкаф — это не просто мебель, это объект, который внушает сомнение, что наш мир так прост и обычен, каким кажется. Сомнение такого рода заставляет ребенка залезать в каждый буфет и шкаф в поисках дверей. Когда мы заставляем читателей хоть чуть-чуть усомниться в своей реальности, мы дарим им надежду на другую.

Писатели-фантасты обладают особенной магией.

У нас есть способность менять мир».



«Вот почему я пишу фэнтези, почему всегда писала в этом жанре. Чтобы сделать мир страннее, чем он есть, лучше, чем он есть, больше, чем он есть. Я пишу фэнтези, потому что хочу вспомнить, как стояла на каменистых холмах у бабушки и искала двери. Чтобы почувствовать, как ветер неожиданно меняется и я ощущаю энергию нашего мира как грозовой шторм. Я пишу не чтобы создать магию, которой тут нет. Я пишу, чтобы дотянуться до той магии, что существует. Усилить ее так, чтобы и остальные могли почувствовать это».

Все книги подборки

28.08.2018 13:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх