Улица Ручей. О книге Юлии Линде от первого лица

В издательстве «Пять четвертей» вышел роман Юлии Линде «Улица Ручей», роман, который писался более пяти лет, роман, к работе над которым было подключено столько научных консультантов, специалистов по советскому и немецкому быту и переводчиков, что его вполне можно читать как энциклопедию. Энциклопедию жизни и энциклопедию войны.



Юлия Линде, автор о книге:
Настоящее превращается в прошлое, прошлое — в историю, история — в пресловутое эпическое прошлое, в легендарное и абсолютное прошлое. И этот процесс не остановить. Рано или поздно живая жизнь, реально прожитая, начинает превращаться в легенду. Пройдет еще лет сто, двести, и маршал Жуков будет восприниматься примерно как Александр Невский, а потом и вовсе может превратиться в гомеровского Ахилла. Если для детей и внуков победителей история Второй мировой войны — это личная история, личное прошлое, то для правнуков и пра-, пра-, пра… она далекая героическая легенда, чужое прошлое.

Мы сейчас находимся где-то в точке первого преломления, болезненного перелома. Отсюда берутся и рефераты по разнорядке и конкурсы чтецов в школах и детских садах — для организаторов и для участников, увы, это уже не живой «исторический материал». Так прошлое, трансформируясь, становится пока что не легендой, а добычей массовой культуры, которая начинает пережевывать его, превращая в современный контент. Однако не иссякает надежда, что к столетнему юбилею Победы или хотя бы к двухсотлетнему смутные времена закончатся, и выкристаллизируется наконец-то самое чистое прошлое.

Историк Евгений Норин однажды сказал: «Гораздо хуже было бы, если бы люди пожали плечами и сказали: «На кой-черт нам это надо, о чем это вообще». Когда я впервые почувствовала, что живое прошлое уходит, превращаясь в легендарное, тогда-то я и задумала свой текст. Поначалу мне казалось, что я удержу время, и получится небольшая ностальгическая повесть с вымышленными персонажами, а потом время все перестроило по-своему и втащило меня в полудокументальную эпопею, где реально живших людей больше, чем выдуманных героев.



Писатель Анна Зенькова о книге:
Почему-то чем прекраснее книга, тем сложнее о ней говорить. Особенно если это детище твоей коллеги по цеху. Но и молчать о событии, способном изменить ход истории, невозможно. «Улица Ручей» — это не просто книга. Это будущая легенда. Страшно представить, какой титанический труд был вложен автором и издателями в эту книгу, но то что она получилась шедевральной лично у меня не вызывает ни капли сомнения.
Вице-президент Ассоциации историков Второй мировой войны Константин Залесский о книге:
«Жизнь на фоне эпохи» — это, возможно, несколько избитое, но очень точное определение романа «Улица Ручей». С первых его страниц переносишься в жизнь персонажей первой половины XX века. И надо заметить: здесь (а это абсолютно не характерно для художественной литературы) все до мелочей выверено с исторической точки зрения. С книгой Юлии Линде в руках можно гулять, например, по Берлину, сопереживая ее героям. Писательница создала уникальное историческое полотно, на котором из мозаики людских судеб складывается картина великой — трагической и героической — эпохи.
Литературный критик и редактор Ксения Молдавская о книге:
Редактировать эту книгу было трудно: увлечешься — и начинаешь пропускать блохи. Потом приходилось возвращаться назад. А еще приходилось держать в голове все сюжетные линии, логику трех главных персонажей и всего их окружения, последовательность и логику событий. Это была трудная и очень интересная работа, которой я, сказать по правде, горжусь.

30.04.2021 12:31, @Labirint.ru



⇧ Наверх