Убийства и путешествия. Ретро-детективы Николая Свечина

К выходу нового романа о «происшествиях из службы сыщика Алексея Лыкова и его друзей» разбираемся в обширной географии исторических романов Николая Свечина.

В свежей книге Николая Свечина «Узел» действие разворачивается в шумной революционной Москве 1907 года. Пользуясь сумбуром, царившим в те времена, разгулялась преступность — железные дороги бесстыдно грабят как сторонние воры, так и собственные сотрудники. И, конечно, лучшей кандидатуры, чем Алексей Лыков, бессменный герой детективов Свечина, для прекращения беспредела не найти. И сыщик отправляется по заданию самого премьер-министра Столыпина в Москву.

Но поездка из Петербурга в Москву — далеко не единственное путешествие коллежского советника и даровитого сыщика Лыкова. Их было много, захватывающих и удивительно реалистичных, и в результате с помощью книг Свечина можно представить себе уклад жизни XIX—XX веков в любом уголке нашей родины. Вот лишь некоторые из командировок Лыкова, который раз за разом проезжает Российскую империю вслед за изворотливыми преступниками.

Темная история с погибшими в Японии русскими каторжниками забрасывает Лыкова на далекий Сахалин (роман «Мертвый остров»), а пропажа Казанской иконы Божией Матери обеспечивает поездку в Казань и последующее непростое расследование в книге «По остывшим следам». Лыков раскрывал дела о махинациях жилищного афериста и по совместительству зятя министра финансов Витте в Киеве («Касьянов год») и убийства на XVI Всероссийской промышленной ярмарке в Нижнем Новгороде (самая первая книга о Лыкове, «Завещание Аввакума»). Он с готовностью бросался в преступный мир Ростова-папы в «Фартовом городе». И пока Лыков расплетал заговоры бандитского Ростова, читатель наслаждался его видением лихого фартового города. Элегантный, тогда еще столичный Санкт-Петербург выступает сценой для многих книг, в том числе «Между Амуром и Невой», «Убийства церемониймейстера» и «Выстрела на Большой Морской». Две стороны города — блестящая жизнь центра Российской империи и активное криминальное подполье — контрастируют и захватывают внимание. Петербург, как это часто бывает, становится живым действующим лицом книг.


Побывал Лыков и в зарубежных командировках: он ловил турецкого разведчика в живописных пейзажах Дагестана в «Пуле с Кавказа», продавал лес в и расследовал убийства в Ташкенте в романе «Туркестан», а еще посещал Польшу в «Варшавских тайнах». В Тбилиси, бывшим еще Тифлисом, Лыков разбирался с отмыванием денег казначейства («Тифлис 1904»), а в латвийской столице ввязался в бандитские разборки, расследуя смерть знакомого («Дознание в Риге»).

Чуть не в каждой книге Лыков отправляется расследовать преступления в какую-нибудь новую локацию. И это здорово: благодаря детальному описанию исторического периода конца XIX — начала ХХ века читатель не только наслаждается своеобразной лексикой героев и реалиями дореволюционных времен, но и портретами городов Российской империи (и не только) в это непростое время. Россию трясут сомнения и зарождающиеся революции, и тонкая граница между старым имперским миром и новым, сумбурным и неустойчивым, колеблется. Лыков же — сыщик старой закалки, движимый понятиями чести и служения если не государю, то хотя бы Фемиде. Этакий оплот стабильности и справедливости в вечно меняющейся обстановке. Путешествовать с ним не менее интересно, чем мысленно раскрывать преступления.

Не обошлось и без реверансов создателю: автор объемного цикла детективов о сыщике Лыкове Николай Свечин родился в Нижнем Новгороде. И поначалу Лыков был сотрудником именно нижегородской полиции — так писатель отдавал дань любимому городу. Позже детектив переехал в Петербург, а затем география его приключений расширилась, как и серия романов. Но и спустя десяток-другой томов книги Свечина исправно работают, как машина времени: какую бы страну или город Свечин не описывал, старинные стены так и встают перед глазами: цветастые базары Ташкента и Тифлиса заманивают деликатесами, а Петербург блещет столичным лоском.

Все книги подборки

19.01.2019 11:41, @Labirint.ru



⇧ Наверх