Станислав Щербаков. Обретение броманса

Оксфордский словарь признал словом 2018 года «токсичный». Это, разумеется, не означает, что явления не существовало прежде. Просто теперь у него есть название. Точно так же название появилось когда-то для телефона, бумаги или шоколада. А еще — для броманса, тесных, эмоциональных гомосоциальных (по привычке кто-то здорово испугается безобидного научного термина!) отношений между мужчинами. Крепкая дружба на воздушной подушке эмпатии. Бескорыстное восхищение и братская любовь. Впервые слово употребил Дэйв Карни, бывший редактор скейтерского журнала Big Brother, где-то в девяностых. Примерно в 2005 году термин стал широко употребляться и, важно помнить, коммерциализироваться. Спасибо, Википедия!

Особенно широко эксплуатация явления проявилась в массовой культуре, к примеру, в бойз-бэндах, имеющих огромное количество фанатов по всему миру. Продюсеры хорошо понимают, что хочется видеть излишне романтичному тинейджеру, и продают ему (или ей) прекрасные мечты, на которые в реальности достаточно намекнуть, — рискните посмотреть любое мероприятие BTS или, к примеру, One Direction, чтобы увидеть постоянные проявления хорошо срежиссированного телесного взаимодействия между участниками. Из этих видеороликов подростки создадут тысячи gif-картинок, напишут эпические фанфики, придумают миллион мемов. Потом, правда, придет пора некоторого разочарования — группы распадаются, участники дают интервью, в которых отзываются друг о друге не лучшим образом, но к тому времени уже готовы новые продюсерские проекты, и подросла смена юных чистых духом и восторженных фанатов.


Дети, впрочем, становятся все умней. В возрасте, когда пишущий этот текст еще ел песок, новые люди уже многое знают и умеют. 14-летние комфортно чувствуют себя в интеллектуальном авангарде человечества, а скучные консерваторы сетуют на их чрезмерную свободу, но мы знаем, что чрезмерной свободы не бывает... мы работаем с книгами. Нас трудно обмануть.

Гендерная и квир-теория становятся мощно развивающимися ветвями серьезной науки, самые заметные люди в ней — нравится это кому-то или нет, — придерживаются в основном левых и леволиберальных взглядов. Играть на искренних чувствах подростков становится сложнее: порицаемым становится квирбайтинг, заимствование сексуальности, игра в нее для привлечения и удержания поклонников — хотя некоторые блогеры успели построить на этом все свое творчество.

Все становится слишком всерьез. Фанфики печатаются огромными тиражами. Помните, «50 оттенков серого» изначально задумывался как фанфик по «Сумеркам»? Все сложнее становится отмахиваться от прогрессивной реальности.

Откуда все пошло

Волей-неволей одним из первых громогласных глашатаев броманса стал Артур Конан Дойл. Гениальный Шерлок Холмс, сложная и многогранная личность, явно не смог бы обойтись без спокойного и взвешенного Уотсона (любопытно, что спустя много лет именно эта черта была стократно усилена в могучем фанфике по «Шерлоку» — сериале «Доктор Хаус» — в линии отношений Грегори Хауса и его друга Джеймса Уилсона).

Ну а «Шерлок» с Бенедиктом Камбербэтчем и Мартином Фрименом в главных ролях и вовсе стал настоящей поэмой броманса. Некоторые критики даже упрекали создателей в излишней манипуляции эмоциями зрителя. Что бы сказал Конан Дойл, посмотрев этот сериал? Уверен, он остался бы в полном восторге.

Среди названных коллегами литературных героев, связанных узами броманса, оказались Дживс и Вустер, Эркюль Пуаро и Гастингс, потом упомянули «Трех мушкетеров», «Троих в лодке», и кто знает, до чего бы дело могло дойти! Назрела необходимость строгого дифференцирования. Броманс это не просто дружба, вернее, не только дружба.


С чего начать?

Разобраться во всем окончательно нам поможет один из лучших детских писателей России Владислав Крапивин, которого мы, что уж скрывать, очень любим.

Но необходима небольшая предыстория. Я, честно признаться, не читал много такого, что читали, пожалуй, все (зато читал кое-что другое). Всех книг, как известно, все равно не прочтешь. Поэтому лишь несколько лет назад мне довелось прочитать вещь, которую называют opus magnum Крапивина, «Трое с площади Карронад». Даже критики, упрекающие писателя во вторичности, не могут не согласиться с тем, что произведение это невероятно сильное. Однако занятно другое: то, как воспримается его чтение во взрослом возрасте.

Несмотря на то, что искушение понять меня превратно будет практически неодолимо, попробуйте этого не делать. Мне кажется, прежде всего «Трое...» это, конечно, произведение о дружбе, верности, неотвратимости победы добра над злом, но прочитайте это в свои двадцать, тридцать, сорок лет — и поймете, что оно также о большой, возможно потаенной, всепоглощающей любви, категорически отрицающей любую пошлость — прежде всего именно ее. Я поделился своими впечатлениями с несколькими друзьями, посоветовав им прочитать книгу, и их впечатления оказались схожи с моими.

Это приводит нас к неожиданному заключению: читайте детские и подростковые книги — только обязательно хорошие, и вы удивитесь тому, насколько правдивее, нежели во взрослых, отражена в них жизнь человека — и неизбежный броманс как ее часть. А начните, пожалуй, с Крапивина.


В оформлении использован кадр из фильма «Властелин колец: Возвращение короля» (2003) и фрагмент обложки книги «Та сторона, где ветер».

Все книги подборки

01.03.2019 00:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх