Слово переводчику. Ирина Стаф об «Исчезновении Стефани Мейлер»

«Исчезновение Стефани Мейлер» — новый роман популярного французского писателя Жоэля Диккера, лауреата Гран-при Французской академии и Гонкуровской премии лицеистов, автора бестселлеров «Книга Балтиморов» и «Правда о деле Гарри Квеберта». В этом напряженном детективном триллере далеко не последнюю роль играют блестяще прописанные диалоги, тонкие психологические описания и красочные зарисовки, создающие неповторимую «диккеровскую» атмосферу.

Русскоязычный читатель может в полном объеме оценить авторские стилевые находки благодаря великолепному переводу Ирины Стаф, кандидата филологических наук, старшего научного сотрудника Института мировой литературы имени А. М. Горького РАН, члена Союза «Мастера литературного перевода», лауреата премии Мориса Ваксмахера за перевод книги Роже Шартье «Письменная культура и общество». Ирина Карловна перевела мемуары маркиза де Кюстина и Казановы, романы Мишеля Уэльбека и Жана-Поля Дидьелорана, Фредерика Бегбедера и Кристин Фере-Флери, стихотворения в прозе Малларме и множество других произведений. Мы попросили ее поделиться своим мнением о новой книге Жоэля Диккера.

Ирина Стаф, переводчик:
Тихий курортный городок Орфеа охвачен страхом и негодованием: в разгар подготовки к театральному фестивалю убита журналистка местной газеты. В ходе расследования выясняется, что убийство связано с загадочным преступлением, совершенным ровно двадцать лет назад...

Банально? Да; но не у Диккера, мастерски играющего с шаблонами современной массовой литературы и культуры. Виртуозно комбинируя штампы американской мечты и идиотских реалити-шоу, коррупцию и фейсбучный буллинг, проблемы «золотой молодежи» и гендерного равенства, будни доблестных копов и семейные драмы, он выстраивает захватывающую интригу, смысл которой совсем не сводится к ответу на главный вопрос детектива — кто же убил Стефани Мейлер. Завихрения сюжета, калейдоскоп грустных и уморительных, драматичных и гротескных сцен мало-помалу складываются в огромный вопросительный знак: как, почему «убийцей поневоле» может стать и лучшая подруга, и безвольный папик, и одаренная школьница, и образцовый полицейский? И какое отношение ко всему этому имеет литература, в которой герои ищут не только славы, но и спасения, убежища от одиночества — и даже ключ к хитроумной детективной головоломке?

От перевода Диккера трудно оторваться: даже зная, какие еще скелеты вывалятся из бездонного шкафа его воображения, хочется добраться до следующей главки, и до той, что за ней — до самого эпилога, где наконец развязаны все узлы и воцаряется покой и любовь. Читайте!

Несколько небольших фрагментов романа

Если я на сегодняшний день один из самых влиятельных критиков в мире, то лишь потому, что в последние тридцать лет не ведаю снисхождения. Незыблемая дисциплина ума — вот мой секрет. Главное, не любить. Любовь — это слабость!

* * *

Если говорить объективно, дедушка с бабушкой были люди жуткие, но я любил их самой нежной любовью. Никто не видел от них ни доброты, ни ласки, а главное, они были абсолютно не способны всегда держаться в рамках приличий.

* * *

Ее красота слепила меня, мягкость заставляла таять как воск, а ум покорял. Не было такой темы, на которую она не могла бы поговорить, не было книги, которой бы она не прочитала. Она знала все и обо всем. А главное, к величайшему моему счастью, она, вопреки словам дедушки с бабушкой, вовсе не приходилась мне кузиной — во всяком случае, чтобы найти нашего с ней общего предка, пришлось бы возвращаться в прошлое на доброе столетие.

* * *

Джесси сидел дома и разбирал вещи Наташи.

Раньше он и представить себе не мог, что проживет без нее хотя бы день. И теперь, оказавшись перед бездонной пустотой, не в силах ее заполнить, он то принимался выбрасывать все подряд, то, наоборот, собирал любые мелочи. Какая-то часть его «я» хотела поскорей перевернуть страницу, все выкинуть, все забыть; в такие минуты он лихорадочно швырял в коробки любые связанные с ней предметы и готовился вынести их на помойку. Но стоило на миг остановиться, присмотреться к какой-то вещичке, как все рушилось, и наступал этап собирательства: вот фотография, ручка без чернил, старая бумажка. Он брал предмет в руки и долго смотрел на него. Говорил себе, что все выбрасывать, наверно, незачем, надо оставить что-то на память о счастливых годах, и откладывал вещичку на стол. Потом начинал вынимать из коробки все, что туда отправил. «Это ведь ты тоже не будешь выбрасывать? — разговаривал он сам с собой. — И это тоже? О нет, ты же не расстанешься с этой чашкой, мы ее купили в МоМА, она из нее пила чай». В итоге Джесси извлекал из коробок все. И гостиная, еще пару минут назад очищенная от всех вещей, превращалась в подобие музея Наташи.


Фото в оформлении: Etienne Boulanger/Unsplash.

06.11.2019 16:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх