Слово автору. Александр Кулагин о «Призраке проклятой башни»

На дворе середина лета, и люди Чароцветного королевства празднуют очередной Новый год. Пятьсот пятьдесят пять лет минуло с тех пор, как эту землю открыли четверо легендарных братьев-мореходов. Но ни один нумеролог не ведает, какие беды принесет с собой красивая тройная пятерка.

Казалось бы, — может ли стране с таким мирным названием что-то угрожать? Но Судьба вновь и вновь задает вопросы…

Чьей кровью омыт перстень, скрытый под корнями дуба, который издавна растет вблизи королевского замка? Правда ли, что в заброшенной башне, неподалеку от Грюмширской мельницы, спрятан клад, охраняемый жестоким призраком? Как выглядит пожар на свечной мануфактуре глазами огненного эльфа? Чей голос обращается к одинокому охотнику, заплутавшему в сердце Хмурвудского леса?

Лето, осень, зима, весна… Четыре истории, поведанные волшебными рассказчиками-«незримками». Четверо детей, отмеченных одинаковым знаком, каждому из которых, по странному совпадению, грозит смерть; белое зеркало в руке таинственного старца, способного зреть будущее и прошлое, и черная тень за его спиной… Как все это связано между собой и с тем преступлением, что было совершено пять с половиной веков назад — в ту пору, когда «новые люди» впервые ступили на берег Чароцветья?



Совсем недавно в издательстве «Стрекоза» был опубликован роман Александра Кулагина «Призрак проклятой башни», ставший одним из самых популярных в жанре детско-подросткового фэнтези. Захватывающий сюжет, наполненный тайнами, не даст читателю закрыть книгу до самых последних страниц — для подростковой литературы это особенно важно. Яркая, многослойная история, мир призраков, западающие в душу герои и неожиданные сюжетные повороты — это отличный подарок для поклонников жанра фэнтези. Специально для Лабиринта Александр Кулагин, писатель, автор книги рассказывает о работе над романом.

Слово автору
Александр Кулагин
Родился в 1986 году в Усть-Каменогорске. Жил в Сибири, Подмосковье, Сочи. Окончил Новосибирскую геодезическую академию. После ВУЗа работал в федеральном кадастровом агентстве, затем ушел в графический дизайн, одновременно пробуя себя в жанрах фантастики и фэнтези. Автор нескольких фантастических рассказов и повести «Отпуск в Черной Дыре» (приключенческая ироническая фантастика). Публиковался в журнале «Юность».
Участвовал в фантастическом литературном семинаре «Партенит» и семинаре Фонда Сергея Филатова (Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ), стипендиат форума молодых писателей «Липки».

Волшебное дерево, привидение, огненный эльф, внутренний голос… Четыре «незримых стража», четыре необычных рассказчика, прозванных «незримками». Четыре удивительных истории, связанных общей канвой, происходят в волшебном Чароцветном королевстве. Мир книги напоминает сказочное средневековье с элементами других эпох. Окружающие не замечают «незримок», и тем почти всегда отводится невеселая роль пассивных созерцателей. И все-таки — почти!

Часто авторы начинают рассказ о себе, перечисляя литературных предшественников, — писателей, которые оказали влияние на их творчество. Не буду нарушать традицию. Естественно, я тоже люблю книги и читаю не только фэнтези. Родители с детства привили мне любовь к литературе. Кстати, именно они больше всего помогли мне в работе и над этой книгой. Мы с малых лет учимся погружаться в фантазии. Свои… Чужие… Мое детство — девять «хранителей кольца», юность — девять принцев Амбера, молодость — знаменитая Хогвартская троица. Персонажи Диккенса и Андерсена, Вильгельма Гауфа и Александра Волкова прошли через мое воображение. Будто вечный странник Агасфер, который, между прочим, тоже упомянут здесь неспроста.

Но, может быть, для кого-то станет открытием, что авторов вдохновляют не только книги, но и любимая музыка. Мне по душе самые разные направления от хитов пятидесятых до современного евроданса. Но, пожалуй, чаще всего на неожиданные мысли меня наводит русский рок.

Помню, однажды давным-давно, слушая песню «Наблюдатель» группы «Король и Шут», я поймал себя на странном желании: написать рассказ от лица… дуба, в кроне которого прятался герой. Еще более странно, что потом, гораздо позже, я все-таки воплотил эту идею в жизнь. Хотя к тому времени суть истории изменилась до того, что от первоисточника фактически остались только порода дерева и эпизод с надломившейся веткой. А песня той же группы с «жизнерадостным» названием «Проклятый старый дом» стала отправной точкой для другой истории, которая тоже вошла в эту книгу.

И, наконец, благодаря еще одной музыкальной композиции, написанные, по сути, забавы ради повести слились в законченную вещь. Это песня «Машины Времени» под названием… «Время».

Только проносится день за днем,
Значит, не пробил час.
Вещи пока молчат о своем
И не тревожат нас.
Могут проснуться они летним днем
Или среди зимы,
Чтобы напомнить нам обо всем,
Что забыли мы.

Если на миг отрешиться от символизма и попытаться воспринять текст буквально… А ведь и правда, — много ли мы знаем об окружающем мире? Быть может, так называемые «неодушевленные» предметы лишь кажутся такими? А на самом деле терпеливо следят за нами, запоминая каждое действие, каждое сказанное слово, чтобы однажды… разумеется, в самый кульминационный момент! Вмешаться и склонить чашу весов в нужную сторону?



Чудной танец пламени костра, похожее на шепот дуновение ветра в заброшенном доме, необычная мысль, явившаяся будто из ниоткуда… Всего лишь совпадения? Или признак того, что Вселенная куда чудеснее и разумнее, чем многие считают? Мне интереснее видеть во всем знаки судьбы, а не слепую случайность, может потому и в книге рассказчиками являются те, кого как бы и нет.

О чем же они хотят сказать нам, эти волшебные «незримки»? Да, в общем-то, о простых вечных истинах:

— Что даже «полный дуб» может сделать для мира что-нибудь хорошее;
— Что лучше душа без тела, чем тело без души;
— Что в каждом есть искра, дар, который делает человека непохожим на других;
— Что, только слушая свой внутренний голос, ты обретешь путь к своему истинному «я».

Хорошо там, где нас нет. Иногда я чувствую себя вечным странником, которому суждено всегда бродить по вымышленным мирам без права на остановку. Но пока я сам верю тому, о чем пишу, мое путешествие имеет смысл.

Что для меня первично в процессе создания книги? Вообще, по информации из интернета, из бесед с коллегами на литсеминарах я сделал вывод, что большинство писателей стараются доверять «потоку вдохновения», не загадывая, куда он в итоге их вынесет. Далеко не все заранее составляют даже приблизительную «канву». Они именно что следуют своим ощущениям, спонтанно возникающим образам, позволяют им себя вести. Такой подход дает большую скорость. Но мне так «творить» почему-то никогда не удавалось. Мне ближе более размеренный, «математический» подход, когда на первом месте стоит конкретный изначальный план.

Хотя начинается все тоже с какого-то яркого образа, неожиданной идеи, которая становится отправной точкой. Наподобие: «А что, если каждый огонь в нашем мире — это портал в другое измерение, где живут непохожие на нас огненные создания?» После этого другие идеи и образы начинают сыпаться, как из рога изобилия. Сами собой появляются персонажи. Вернее, пока что их приблизительные расплывчатые силуэты. Придумываются сюжетные ходы, ситуации, в которые эти персонажи могли бы «встрять». Все это вперемешку, беспорядочно. Будто кто-то высыпает перед тобой на стол кучку разномастных кусочков пазла со словами: «Теперь собери готовую картинку!» А вот дальше начинается уже кропотливый процесс отбора, когда ты определяешь, где какой «элемент пазла» должен быть, какие фрагменты мозаики друг с другом стыкуются и в каком порядке. Тут уже не так важно, какие эпизоды тебе нравятся больше, а какие меньше. Главное — насколько они вписываются в общую картину. Многие «фрагменты» остаются не у дел, другие, наоборот, приходится долго «выпрашивать у музы», чтобы заполнить лакуну. И так до тех пор, пока разрозненные лоскуты не сложатся в единый узор.

Все это занимает время. Зато твои сюжетные линии не разбегаются при первой возможности. И ты всегда знаешь, кто из героев в итоге окажется тайным злодеем, задолго до того, как тот раскроет свои коварные замыслы перед хорошими парнями.

В процессе написания книги у меня нет каких-то особых требований к обстановке. Все, что нужно, — компьютер, тишина и свободное время… Ну и, пожалуй, некоторое свободное пространство тоже. Я часто расхаживаю по комнате, когда обдумываю какую-нибудь сцену или детали образа персонажа. Зачастую самые интересные идеи приходят во время прогулки. В такие минуты так и тянет поскорее прибежать домой и записать все, что придумалось. Ну, а когда основной сюжетный костяк составлен — остается только сидеть за клавиатурой и потихоньку-помаленьку облекать его плотью.

А еще мне очень повезло работать с талантливой художницей Анной Гущиной. Не знаю, как так получалось, но порой она умудрялась изобразить персонажа даже ярче и… рельефнее, что ли, чем воображал его я сам. Практически во всех случаях, когда я впервые видел Анин набросок, мне оставалось только сказать что-то вроде: «Именно так! Эта сцена должна выглядеть именно так!» Конечно, были моменты, когда потребовались исправления. Аня всегда внимательно относилась к моим замечаниям и мгновенно исправляла все так, как я ее просил, будь то длина бороды персонажа или даже размер чьих-то зрачков.

В целом, на мой вкус, трудно было бы найти иллюстративный стиль, который лучше подошел бы к моему тексту, чем тот, который выбрала Аня. Без особых «выкрутасов», добротный, четкий. Главное, ее иллюстрации помогут увидеть моих героев именно такими, какими я их задумывал. А значит, читатель сможет с большим комфортом погрузиться в мир книги.

Художник о работе над книгой
Анна Гущина
Родилась в городе Пермь, здесь училась в школе и закончила Пермское художественном училище. Позже поступила во Всероссийский Государственный Институт Кинематографии в Москве, на специальность Художника анимации и компьютерной графики. В этом году защитила диплом и закончила обучение. Работает с издательством «Стрекоза». Среди ее работ иллюстрации для серии «Школьная программа», к таким произведениям как «Шинель», «Севастопольские рассказы», «Преступление и наказание», «Бедные люди» и «Завтра была война».

«Призрак проклятой башни» для меня стал первой книгой, которую я иллюстрировала полностью. Было волнительно и немного страшно. Это большая ответственность для меня воплощать задумку автора в визуальном формате.

Работая над книгой, я постепенно читала главы выписывая самые важные и интересные для воплощения места. На каждую главу было только шесть иллюстраций, в которых нужно отразить события, но и оставить для читателя возможность фантазии о том, как все происходило.

Еще на процессе набросков я думала о том, как должны выглядеть герои, но в самом тексте они были подробно описаны, так что это было не трудно. В последствии уже при работе с автором Александром Кулагиным, были внесены небольшие коррективы, на этапе проработки рисунка. И конечно я старалась согласовывать все иллюстрации с автором книги. Он очень помогал референсами и подробными объяснениями того, как он задумывал и видел этот мир.

Вся книга мне очень понравилась, она необычная и интересная для чтения и иллюстрирования, но больше всего мне нравится часть от лица эльфа. Вся атмосфера зимы, праздника и этого необычного смотрения через горящий огонь. Именно в этой главе мне хотелось, чтобы было больше иллюстраций. И, наверное, любимая иллюстрация — это танец эльфов над городом.

Мне как художнику всегда нравились больше детские книги, потому что в них больше иллюстраций. Но, начав работу над такими книгами, я думаю, что такие книги создавать труднее. Нужно показать мир более гротескно и более понятно, чтобы было интересно, узнавались образы и оставалось пространство для детской фантазии.

Но я не могу сказать, что «Призрак проклятой башни» — это произведение только для детей. Я считаю, что это семейная книга, которую стоит прочитать вместе с родителями, ведь они непременно найдут в ней много интересного и для себя.

15.09.2020 10:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх