«С подросткового на взрослый и обратно». Книги, которые помогут детям и родителям понять друг друга

Как часто мы слышим или говорим в семье: «Я в твои годы…», «Раньше мы себе такого не позволяли!», «Чего тебе не хватает-то?», «Я бы на твоем месте…»? Надеюсь, что редко. И все же такое впечатление, что диалог между родителем-взрослым и подростком подменяется набором условных сигналов, как у животных. Например: «Опасность!», «Еда!», «Все ко мне!». Сравните: «Шапку надел?», «Опять ешь эту гадость!», «Пока уроки не сделаешь, из дому ни шагу».

Для того ли эволюция развила в нас вторую сигнальную систему, чтобы мы с собственным потомством общались на уровне собаки Павлова? «Гав!» — «Уроки сделаны!». «Гав-гав!» — «В комнате убрался». Академик был бы доволен, а вот наши дети — не вполне.



Общение — самый прямой и удобный путь к социализации. То есть — к выработке социальных рефлексов, позволяющих людям более-менее нормально жить рядом друг с другом. А получается, что общения и нет. Почему? Дело в том, что одной из самых сложных задач для человека является взгляд на себя самого со стороны. Тут никакое зеркало не поможет! Это задача философского масштаба. Еще древние греки призывали: «Познай самого себя» — и им это не ахти как удавалось. Продвинулись ли мы в этом направлении?

Во всяком случае, мы осознали, что нам требуется в ряде случаев переводчики и перевод. С русского на русский? Да, именно. С подросткового на взрослый — и обратно. И раздел литературы, который раньше назывался «книги для юношества», а теперь young adult, служит такой цели. Формально это еще как бы «детская» литература, и у нее много функций, и среди них педагогическая. Чтобы всему плохому было «а-та-та», а всем хорошему — респект и уважение. Но нравоучение — не главное в книгах для подростков.

Главное — как раз перевод со «взрослого» языка на «подростковый», и наоборот — с подросткового на понятный взрослому читателю. Подросток, образно выражаясь, говорит на языке сильных эмоций, резких поступков, гормональной бури, детских увлечений, на языке страхов и комплексов, в норме — неведомых взрослому. Взрослый говорит на языке опыта и самодисциплины, трезвой оценки ситуации и ответственности за себя и за семью, на языке закона и морали. Это — в идеале. Это — то, как мы видим ситуацию «изнутри», а как она выглядит с другой стороны баррикад?



Во многих повестях Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак читатель может увидеть взрослых глазами подростка. Далеко не всегда это приятное зрелище. В повести «Я бы на твоем месте» очень хорошо видно, как слаб и несовершенен человек. Но это же касается не только родителей! Одна из историй сборника «Банальные истории» — «Звезда» — как раз о несовершенной природе власти, о том, что взрослые ждут от следующего поколения перестройки этого мира, перемен и творчества, а на самом деле постоянно лгут им, пытаясь поддержать фальшивый авторитет и привычные двойные стандарты.

Эта ситуация повторяется раз за разом, поколение за поколением. В «Граблях сансары» Жвалевского/Пастернак мы видим, как закон воздаяния за добро и зло настигает взрослеющих героев и бьет по лбу, словно грабли из пословицы. Их родители уже живут с шишками на лбу, словно так и надо. Может быть, хватит? Может быть, что-то удастся поменять в жизни?



В жизни все сложно, но герой или героиня совершенно не обязаны быть идеальными, как неидеальна Лида из повести «Звезда имени тебя» Лады Кутузовой. Она проверяет свои чувства, как пробуют ногой, холодна ли вода в реке. Ей предстоит пережить многое, но важно то, что ее переживания понятны и близки подростку. Там, где взрослый, возможно, сдался бы, она — выдержит, ей — повезет.

Об этом же и повести Эльвиры Смелик «Осколки» и «Возьми меня за руку». Героине повезло встретить хорошего человека на пути как раз в тот момент, когда ее жизнь, как ей кажется, разбита вдребезги. И все получается так, как надо. Совсем не похоже ни на трагически-романтические сопли из голливудского кино, ни на депрессивный рассказ о разводе родителей. Если судьба не поможет, как в «Осколках», то, может быть, родители возьмутся за ум и поведут себя нормально? Как в рассказе «Безотцовщина» из «Банальных историй». Всего-то надо — сесть и поговорить спокойно, воспитание ребенка ведь нельзя отложить «на будущее»…

А спокойно — не получается. И это тоже одна из причин, почему так важно лет в 14–18 читать книги о реальных, а не идеальных семьях, о том, что на самом деле происходит в жизни. Казалось, еще вчера школьный видеопроект был просто забавой: со съемками, монтажом «на коленке», с валяющими дурака одноклассниками. В повести Марины Тараненко «Любовь по чертежам» это — фон, на котором увлекательно показываются дружба, первая влюбленность, соперничество в классе… Но вот еще один шаг — и перед нами первый в жизни по-настоящему успешный проект, настоящее дело, как у Яна и Геулы в «Сиамцах» Жвалевского и Пастернак. И очень любопытна реакция взрослых: весь спектр эмоций, от поддержки и восхищения — до ревности и зависти. «Брось эту ерунду и займись делом!» — знакомо, не правда ли?



Каждое такое достижение, каждый удачный опыт творческого сотрудничества — на вес золота! А ведь не всегда задача стоит просто показать свои таланты, часто все еще сложнее. Например, в книге Марины Дробковой «На два голоса» героиня должна выстроить отношения в микроколлективе — творческом дуэте. Здесь, как в парном фигурном катании, выступают двое — они должны «жить» в одном ритме, понимать друг друга, как пара ног или рук. С танцами это вообще очень наглядно, как в эпизодах из «Открытого финала» Жвалевского и Пастернак. Там вообще «пара, в которой трое», ведь есть еще тренер — со своими чаяниями, амбициями, мыслями и чувствами.

Наши мечты и фантазии в возрасте от 14 до 16 — гораздо ценнее, чем нам, взрослым, кажется. Пусть это сказка про принцессу в замке, как в повести Анны Северинец «Вспоминая Вегас», но это такая сказка, которая потом бросит отсвет на всю жизнь, на все наши переживания. Это не пустяки!

Вообще говоря, обесценивание чужого дела и чужих достижений — распространенный и мерзкий способ манипулирования. И взрослые к нему постоянно прибегают! «Да у вас одни тик-токи в голове!» Во-первых, не только тик-токи, еще и youtube, а во-вторых, кроме шуток, — вы что, в библиотеку предлагаете пойти, что ли? Да, сперва мы делаем одно из самых важных на свете мест — библиотеку — скучным, сонным и полным казенной мертвечины, а потом хотим, чтобы туда пришел по доброй воле живой и свободно мыслящий подросток? Так не бывает. Вернее, бывает, но в сказке. «Смерть мертвым душам» Жвалевского/Пастернак — как раз такая сказка про эпическую битву добра и зла в отдельно взятой обычной библиотеке. Настоящий фантастический апокалипсис, от которого, пожалуй, и марвеловские герои комиксов сбегут. А вот бабули-библиотекари и их молодые друзья — справятся! Потому что «тишина должна быть в библиотеке». Шутка. Весело и креативно там должно быть, и мы с вами это знаем.



Если уж мы заговорили о веселье и креативности, то один из главных приемов, которые помогают подростковым писателям «достучаться» до своей аудитории — это обращение к массовым жанрам. Ну не проповеди же им читать! А один из самых «лакомых» жанров развлекательной литературы — это страшные истории, которые так сладко рассказывать с фонариком в походе, в летнем лагере или просто поздно вечером. Для писателя же это вызов: как сделать интересно и при этом рассказать о чем-то большем, чем даст стандартный «киноужастик». О смелости, о сложности выбора, о последствиях твоих поступков для близких, о том, что некоторым желаниям лучше бы не сбываться… Прекрасный опыт в этом жанре — сборник мистических рассказов Лады Кутузовой «Волк под кроватью». И страшновато, и интересно — и монстров обязательно покормят, не сомневайтесь.

Книги для юношества могут говорить с подростками абсолютно на все темы, как используя «фантастические» приемы, так и придерживаясь строго реалистического повествования. Жанр тут большой роли не играет — важно, чтобы книга была честная. Вот, например, фэнтезийный материал. Профессиональная ориентация, выбор специальности? «Сказка о городе Горечанске» Ольги Фикс — лучше любого руководства. Разговор о цене благополучия, достигнутого обществом? О профессиональной этике? «Улыбка химеры» того же автора. О политике и законах общества — «Дырка» Артема Ляховича. Если интересен детектив, то есть отличная «Охота на василиска» — повесть о том, какие реальные причины у страшной проблемы «дети и наркотики», не те, что в отчетности и на бумаге, а те, что в жизни и смертельно опасны.



Вообще говоря, существование «запретных» тем в литературе для подростков — это отражение безумного, нерассуждающего страха любого взрослого при малейшей угрозе самому важному, что есть в жизни: нашим детям. А страх прежде всего лишает разума. Нам бы на минутку остановиться, задуматься, спокойно рассудить — и мы перестанем «облаивать» пугающие темы, запрещать все и вся, и начнем разговор о том, как пройти мимо всех опасностей и не погибнуть. Но, как уже говорилось, спокойно — не получается. И тут вновь приходит на помощь книга: это и личный психолог, и товарищ по приключениям, и наставник. Книга может остановить, когда непоправимый шаг уже почти сделан — об этом повесть «Пока я на краю» Жвалевского/Пастернак, а может помочь поговорить на деликатную тему, о которой родители просто стесняются заговаривать, — как их же «52-е февраля».

Литература — как раз то зеркало, в которое можно посмотреться, чтобы «познать самого себя». Третья сигнальная система, если воспользоваться теорией Павлова. А каждый подросток в чем-то похож на героя повести Лады Кутузовой «Человек-невидимка из седьмого „б“». Он сумеет посмотреть на себя со стороны, только если отважится раскрыть свой главный секрет, чтобы, так сказать, увидеть свое отражение. Нам с вами гораздо проще — взяли книгу в руки и стали немного лучше понимать друг друга. Не сразу, конечно. Но глядишь, и уже не все взрослые кажутся идиотами, и не все подростки — истеричками и вандалами. Ведь литература — это лучшая «служба понимания», бюро переводов с человеческого на человеческий.

04.11.2020 10:02, @Labirint.ru



⇧ Наверх