Рубрика Афанасия Мамедова. «Не думаю, что „Аркадия“ будет избегать острых тем». Интервью с Антониной Галль

Зеленая лампа / Интервью.
Авторская рубрика Афанасия Мамедова


Иногда так случается, что оказываясь на книжных ярмарках — у нас ли или за рубежом — интереснее наблюдать скорее за подспудной их жизнью, нежели за парадной стороной с ее сезонной выкладкой книг, взбадривающими рекламными постерами и писательскими признаниями в «аквариумах», короче, всем тем, что и делает книжную индустрию — книжной индустрией. В таких случаях задаешься вопросом: «Зачем же я хожу?», и отвечаешь сам себе: «За атмосферой, вероятно». А атмосфера — вещь важная, незапрограммированная устроителями ярмарок, позволяющая понять то, что сегодня происходит в мире книг, порою лучше, чем многие книжные премьеры. К примеру, на последней Международной ярмарке интеллектуальной литературы Non/fiction я заметил одну особенность, которую на прошлых ярмарках не было — сократилась «пограничная полоса» между посетителями ярмарки и издателями. Временами она вообще казалась неуловимой. Как легко перешагивали люди условные границы у стендов небольших издательств, скажем, таких, как «Фантом-Пресс», «Текст», «Аркадия»… Заметив на аркадском прилавке две знакомые книги, пообещавшие мне беспрепятственный выход на директора издательства, я решил не мешкать и по-древнегречески, по-аркадски заглянуть на огонек, чтобы договориться об интервью.



Афанасий Мамедов Когда я собирал информацию об издательстве, обнаружил что знаю о руководителе издательства куда больше, нежели о нем самом, с чем это связано?

Антонина Галль Я давно в книжном деле, а «Аркадия» совсем юна, ей всего полгода. Так что нет ничего удивительного, что о нас пока мало знают. Что же до социальных сетей, то здесь та же ситуация: я на Фейсбуке давно, а издательство — только пару месяцев. Но мы быстро набираем обороты, каждый день приходят новые подписчики.

АМ У вас небольшое издательство? Сколько книг вы уже издали?

АГ В нашем издательстве сейчас работает пять человек. Мы уже выпустили около пятнадцати книг, правда, в продажу поступили пока не все.

АМ А это с чем связано?

АГ С тем, что книги после выхода из типографии какое-то время обрабатываются торговыми сетями.


АМ У вас вся команда петербуржская?

АГ Наша команда целиком петербуржская. Переводчики, правда, разбросаны по всей России, но они работают на договорных условиях и расстояния ни им, ни нам — не помеха.



АМ Почему «Аркадия»? Образ поэтический, несущий в себе нечто пасторальное, идиллическое, никола-пуссеновское… Как вы с таким беззаботным и полным светлой радости названием, намерены обживаться в отнюдь не райских кущах книжного бизнеса?

АГ Как назовешь корабль, так он и поплывет, сами понимаете. Потому называть издательство «Большим креном» или «Девятым валом» не хотелось. «Аркадия» уже много веков означает страну, где жизнь течет радостно и беззаботно — настоящий земной рай. И наша «Аркадия» тоже своего рода рай — для тех, кто любит читать. В райском саду каждый мог найти любимый уголок и выбрать себе фрукт по вкусу. Мы очень надеемся, что и наше издательство «Аркадии» станет для читателей райским садом.


АМ На какую аудиторию рассчитаны ваши книги?

АГ На широкую. Сейчас у нас в работе около десятка серий, готовятся еще пять. Это книги для женщин и мужчин, для подростков и для семейного чтения. И плоды у нас, как в мифической Аркадии — исключительно качественные.

АМ Хотел бы спросить вас вот о чем: сегодня в строительстве современной русскоязычной литературы — переводной и оригинальной, фикшн и нон-фикшн — важную роль играют женщины. Елена Шубина, Варвара Горностаева, Алла Штейнман, Ирина Прохорова, Ольга Аминова и вот я беседую с Антониной Галль за плечами которой работа в таких издательствах, как «Азбука», «Амфора», «АСТ». С чем вы связываете выдвижение женщин в издательской деятельности на первые роли? Какие плюсы и минусы сулит оно составителям домашних библиотек? Насколько ваша издательская политика будет отличаться от издательской политики, скажем, Елены Данииловны Шубиной и Варвары Михайловны Горностаевой?

АГ А чему, собственно, вы удивляетесь? Вам кажется, женщины неспособны адекватно воспринимать прочитанное? Или не умеют руководить? Так вот, позвольте вам напомнить, что женщины-издатели, которых вы перечислили, занимают руководящие должности уже много лет. Варвара Горностаева, например, возглавляет собственное издательство (которое, правда, однажды меняло название) уже почти двадцать лет, Алла Штейнман, директор издательства «Фантом Пресс», в этом году отметила 25-летие издательской деятельности, Ирина Балахонова, издательство «Самокат», тоже более пятнадцати лет «в строю». Они хорошо понимают, что может заинтересовать читателя, кроме того, книги, которые они выпускают, прекрасно оформлены и безупречно подготовлены. По сравнению с ними я в качестве главного редактора — новичок, но, надо признать, мне очень нравится лавировать в потоке книжной информации. Что до издательской политики, то я буду строить ее в соответствии с собственным вкусом, и надеюсь, она будет успешной.

АМ Что ж, лишний раз убедился, что главный редактор — душа издательства, создающая ему импрессу. Вы — редактор, переводчик, специалист по авторскому праву. Окончили английское отделение филологического факультета ЛГУ. Перевели с английского языка более десятка книг. Не могли бы рассказать о себе, о ваших предпочтениях…

АГ В книжный бизнес я попала случайно в начале 90-х. Долгое время работала в Люксембурге, за границей, но затем решила вернуться на родину. Здесь я пошла в рекрутинговое агентство и стала ждать предложений: с двумя языками и большим переводческим опытом за плечами предложений долго ждать не пришлось. Помню, ко мне проявили интерес сразу три работодателя. Один торговал электрообогревательными приборами, другой, кажется, термосами, а вот третий, Максим Крютченко, директор издательства «Азбука» — издавал книги. Он так вдохновенно начал рассказывать мне о книгах, о том, как интересно их издавать, какую пользу приносит миру издательская деятельность, что я моментально сделала свой выбор. Тогда еще подумала: «Ничего себе, я буду читать книги, а мне за это будут платить?!» В «Азбуке» я быстро заняла должность начальника лицензионного отдела, работавшего с иностранными правами. Опять-таки работа с языками была мне по душе. Ну, начала знакомиться с авторами, переводчиками, агентами…

АМ А можете назвать имя автора, которого лично вы открыли для российского читателя?

АГ Понимаете, издательское дело — оно коллективное, такого не бывает, чтобы кто-то лично, в одиночку, открыл того или иного автора: один нашел, другой замечательно перевел, третий пожертвовал деньги, четвертый издал, пятый сделал правильный маркетинговый ход… для иллюстрации расскажу известную историю о том, как мы нашли Харуки Мураками. Это случилось году так в 1998, если не ошибаюсь. Переводчик Дмитрий Коваленин перевел (без гонорара, заметьте) «Охоту на овец» малоизвестного тогда автора Харуки Мураками. Дмитрий жил в Японии, поэтому мог послать рукопись только по почте. Таких рукописей в издательство «Азбука», где я тогда работала, приходило много. На эту я обратила внимание, прежде всего потому, что она была в прекрасном кожаном переплете. Подумала: «Ну надо же, человек прислал такую дорогую вещь…» Когда я начала читать, книга меня зацепила. Я долго всех убеждала, что нам необходимо ее издать, но никто не был готов тратить деньги на неизвестного автора. Дмитрию Коваленину пришлось даже искать спонсора; этот великодушный человек дал денег на первое издание «Охоты на овец». Ну, а буквально через год или два популярность Мураками взлетела до небес, он стал культовым автором, и «Амфора» несколько лет в буквальном смысле жила с издания его книг.

АМ Показательная история. Вот уж, действительно, его величество случай. И все-таки, почему роман вначале не заинтересовал издателей?

АГ Почему? Потому что все боятся нового.

АМ И Вадим Назаров не исключение.

АГ Вадим Назаров — исключительно талантливый человек, настоящий генератор идей, он вывел на отечественный рынок огромное количество теперь уже знаменитых современных писателей, как российских, так и иностранных. В 1998 году он возглавил только что созданное издательство «Амфора» и я оказалась в его команде. «Амфора» в те годы активно раскручивала новых авторов, правда, затем многих перекупали более сильные игроки… Что же, такова жизнь.

АМ В ту пору «Амфора» издала массу замечательных книг. Хорошо, «Азбука», «Амфора», «Пальмира», а как все-таки вы оказались в «Аркадии»?

АГ После того как «Амфора» обанкротилась, Вадим Назаров создал новое издательство — «Пальмира», и пригласил меня ведущим редактором. Но это оказалось не совсем мое: «Пальмира» занимается, в основном, малотиражными изданиями. Короче, мы с Вадимом не сработались. Я бросила клич среди знакомых, что ищу работу, и его услышали.

АМ Значит, вас позвали на новый корабль капитаном?

АГ Можно и так сказать. У меня большой опыт издательской деятельности, все-таки двадцать лет. Я знаю многих игроков на этом рынке, со многими дружу.

АМ А какая-то изначальная линия у вас на тот момент уже была выработана?

АГ Нет, никакой генеральной линии не было. Но я по опыту знала, она непременно появится. Стоит начать работать, довольно быстро становится ясно, какие ниши еще не заняты, где «водятся» интересные книги.

АМ Работы много?

АГ Да, очень. Но поскольку я люблю читать, я в ней просто купаюсь.

АМ Сложно было начинать?

АГ Когда я объявила, что собираюсь создавать новое издательство, все, конечно, были поражены. Агенты и мои коллеги из зарубежных издательств говорили: «А зачем нужно еще одно издательство, хватит уже!» Пришлось начинать с нуля. Поначалу было, конечно, сложно, но к счастью команда подобралась быстро, и просто отличная: настоящий коллектив единомышленников, талантливых людей, которые горят издательским делом, а не просто работают от звонка до звонка. Это, как мне кажется, очень эффективный тип построения небольших компаний — дружеский, почти семейный. Каждый член нашего небольшого коллектива выполняет несколько функций, и, что меня поражает, в людях открываются способности, о которых они подчас и сами не подозревали. В общем, пока у нас царит сплошная «Аркадия».

АМ Вы переводчик с английского, то есть вовлечены в англоязычную культуру. Наверняка вам известно такое понятие, как контркультура, возникшее на сломе эпох в 60-е годы. Буковски с Берроузом и Керуаком помыслить не могли, что им обломится какая-нибудь премия. Готова ли «Аркадия» публиковать авторов, которые никогда не получат ни одной премии и не будут введены в школьные или институтские методички?

АГ Знаете, каждый должен заниматься тем, в чем он хорошо разбирается. Я сама никакого отношения к контркультуре не имею, в молодости была скорее «яппи», чем «хиппи», т. е. «не принимала, не употребляла». Но я с интересом отношусь к тому, что происходит и происходило вне основных течений. Например, мы сейчас переиздаем культовую книгу Тома Вулфа «Электропрохладительный кислотный тест». Не знаю, читали ли вы…

АМ Не читал, но слышал, что она вошла в список 100 лучших работ по журналистике в США в XX веке. Кажется, она выходила в «Амфоре».



АГ А теперь в серии «Аркадия. Избранное». Книга выходила в 60-е годы и была запрещена во многих странах. Сейчас это уже бесспорная классика. Это к вопросу о том, получит какая-нибудь книга премию или нет. Никто не знает наперед. Что касается издания современных «контркультурных» авторов, то, как говорится, «никогда не говори никогда»! Не думаю, что «Аркадия» будет избегать острых тем, просто для этого мне необходима еще одна голова… Через какое-то время мы будем расширять штат, и если я найду человека, который окажется в теме, как, например, ребята из «Ad Marginem», я с огромным удовольствием буду с ним сотрудничать.

АМ Примечательно, что, несмотря на столь младенческий возраст «Аркадии», некоторые из ее серий уже «засветились» — «Военный триллер», «Роза ветров», «Аркадия. Избранное». Как появлялись эти серии в вашем Райском саду? Каким вы отдаете наибольшее предпочтение? Вы намерены издавать книги только привязанные к сериям?

АГ «Роза ветров» — это серия модного сейчас направления, которое на западе называется — «ethnic books». В этой серии мы публикуем этническую прозу авторов обоих полов, которые живут за пределами Европы: из Индии, Китая, Японии, Афганистана, арабских и африканских стран… Большинство авторов, должна признать, эмигранты во втором поколении, пишут на английском языке. Будучи оторванными от своей исторической родины, они рассматривают свою историю и свою культурную принадлежность в некоторой ретроспективе. Они отлично чувствуют европейского читателя, а русский читатель — безусловно, европейский. При этом они привносят в повествование определенный колорит, связанный с культурой и жизнью их стран, а это всегда интересно. Среди книг этой серии хотелось бы отметить такие романы Лизы Си, Чимаманды Нгози Адичи, Нади Хашими, Аниты Амирезвани, и многих других замечательных авторов. Конечно, с некоторыми оговорками эти произведения можно отнести к феминистической литературе: главные героини — сплошь сильные личности, которые находят в себе смелость противостоять общепринятым правилам, часто бесчеловечным по отношению к женщинам. Все эти книги объединяет еще и то, что они получили высокую оценку у западных читателей и критиков, т. е. рейтинг у них очень высокий.

АМ То есть вы все-таки отдаете предпочтение женской прозе?

АГ Отнюдь. У нас есть серия — «Военный триллер», в которой мы публикуем брутальную мужскую прозу. Здесь герои книг, рискуя жизнью, движутся от приключения к приключению, сталкиваясь в финале лицом к лицу со смертельным врагом.

Еще одна серия, «Аркадия. Сага» — настоящая находка для тех, кто предпочитает книги большого объема, широкие, панорамные описания исторических событий и волнующие, порой авантюрные приключения героев.


АМ А детективы вы публикуете?

АГ Для поклонников детективных сюжетов и триллеров мы публикуем романы о драмах и преступлениях, случившихся много лет назад, но отражающихся в современной реальности.

АМ Могли бы поделиться со мной, как с фанатом этого жанра несколькими названиями?

АГ Если вы любите черный юмор в детективах, вас наверняка порадует, что мы купили цикл детективов «Сага о Малоссене» Даниэля Пеннака, гениального французского автора, которого давно пора переиздать. А из неизданного… Ну хотя бы «Мертвый ключ» Дж.М. Пулли, у нас пока неизвестного, но очень многообещающего автора. Эта книга уже в типографии. В триллере «Уроки норвежского» главный герой, 82-летний бывший американский спецназовец, которого все считают старым маразматиком, попадает в ситуацию, когда ему приходится вспомнить уроки выживания, полученные в Корее и Вьетнаме. Так лихо закручен сюжет, что оторваться невозможно.
Одна из моих любимых серий — «Перекрестки», где мы издаем книги о подростках, которым приходится в одиночку решать недетские проблемы, иногда ставящие их на грань жизни и смерти. Читая эти романы, бывает трудно удержаться от слез. Эти книги, кстати, нельзя назвать чисто подростковыми, описываемые в них драмы затронут души и взрослых читателей.
А в исторических романах серии Memory глубокий психологизм уживается с захватывающим детективным сюжетом, леденящие душу исторические подробности — с нежными, трогательными любовными сценами.


Лиза Си
Американская писательница-историк, биограф, публицист
Тургрим Эгген
Норвежский писатель, журналист и музыкант
Брайан Рирдон
Американский писатель, автор книг жанра «янг эдалт»
Том Вулф
Американский писатель, отец «новой журналистики»
Уильям Адамс
Британский писатель, автор сложных эпических романов
Алистер Маклин
Шотландский писатель, известный романами о разведке


АМ Возвращаясь к военному триллеру. Мне кажется, ваш Алистер Маклин «глушит» всех. Не боитесь, что и дальше будет так, не окажутся ли другие авторы в его тени?


АГ Не боимся и я так не думаю, но вы правы: у нас пока что паровозиком служит именно Алистер Маклин. Мне кажется, каждый мужчина должен прочесть хотя бы «Пушки острова Наварон». В этих героических военных триллерах мужчины действуют как мужчины по принципу — «сам погибай, а товарища выручай». Они поставлены в критические ситуации, в которых и проявляются их характеры. Герои Маклина с честью выходят из этих испытаний. Но, правда, не всегда живыми.



АМ Я заметил на последней ярмарке «Нон-фикшн», как ваш Маклин пользовался спросом.

АГ Я читала его книги в подростковом возрасте, они тогда были в числе моих любимых. И я понимаю, какую роль они играют в воспитании юношей. Правда, сегодняшняя молодежь Маклина, конечно, не знает. Откуда? Его не было на рынке лет десять, а то и больше. Вот и на ярмарке в основном его спрашивали люди старшего возраста. Но тема войны сейчас актуальна как никогда, поэтому в серии «Военный триллер» мы себя не ограничиваем Второй мировой войной. Сейчас покупаем роман одного модного автора о событиях в Афганистане и Сирии. Там тоже разворачиваются боевые действия, герои тоже проходят серьезные испытания, но сюжет построен на современном материале…

АМ А «модный автор» — русского происхождения?..

АГ Нет. У нас пока только зарубежные авторы, но в будущем году мы готовим к изданию и русскую серию.

АМ В этой связи у меня вопрос, вы внимательно следите за текущей отечественной литературой? Как находите ее сегодня?

АГ Есть интересные книги, и даже очень, но российский рынок для меня, как ни странно, наименее изучен. Как найти талантливых авторов, которые пока «свободны»? Читать все рукописи, которые присылают в издательство, у меня нет возможности. К сожалению, я ограничена пресловутыми двадцатью четырьмя часами в сутках. На сегодняшний день в пакете издательства около семидесяти переводных книг, поэтому читать рукописи без предварительного отбора, я не имею возможности… Не утонуть в море отечественной литературы — а наши люди любят писать — мне помогают литературные агенты, которые делают отбор на первом этапе. А на втором этапе — собственные редакторы, отбирающие тексты по тематике. И потихоньку набирается очень интересная серия, пока не скажу какая. Конечно, отбор проводится очень жесткий.

АМ Я по вашей интонации понял.

АГ Вы же понимаете, что тексты русских авторов должны быть конкурентноспособны, по сравнению с теми же западными романами. И у зарубежных авторов попадается много мусора, но нас такие книги не интересуют. Только поймите меня правильно, я никого не хочу обидеть: существуют книги для разных аудиторий, для разных целей, в конце концов. Мы хотим издавать те, что останутся в памяти читателей. Нам так уж много книг не надо. «Аркадия» — небольшое издательство и у нас нет наполеоновских планов.

АМ А вы прислушиваетесь к мнению коллег, не считаете, что издавать книги дело авторитарное?

АГ Я очень люблю советоваться с коллегами, ведь наша общая задача — издавать хорошие книги, и все силы мы нацеливаем именно на это. Как я уже говорила, издательская деятельность — занятие коллективное, а мы — команда, где каждый старается выполнять свою часть творческого процесса как можно лучше. Мы все время что-то обсуждаем, размышляем, рассказываем друг другу… Правда, ответственность за издательский процесс я беру на себя, и генеральную стратегию тоже продумываю я. Но когда мои сотрудники приходят с хорошими идеями (а это случается постоянно), я с радостью за них хватаюсь. Мои сотрудники — просто молодцы, такие светлые головы! И они не боятся высказывать свои мысли, так же как и переводчики, и верстальщики, и художники, и корректоры…

АМ Два традиционных вопроса, какие планы у издательства и какие книги вы бы посоветовали прочесть читателям Лабиринта?

АГ В планах издательства расти и набирать сильный пакет авторов, радоваться жизни и радовать читателей новыми книгами.
Читательницам я, в первую очередь, посоветую прочитать романы Лизы Си «Пионовая беседка» и «Снежный цветок и заветный веер», любителям хорошей жесткой прозы — «Декоратора» норвежского писателя Тургрима Эггена, подросткам — увлекательный роман в жанре городского фэнтези «Рожденные летать», мужчинам — триллеры Алистера Маклина.
Следите за нашими новиками и наслаждайтесь чтением!

Все книги подборки

28.12.2017 13:11, @Labirint.ru



⇧ Наверх