Рубрика Афанасия Мамедова. Миллион книг навстречу другу. О ярмарке Non/fictio№20

Зеленая лампа.
Авторская рубрика Афанасия Мамедова

В конце ноября, в Москве, в Центральном доме художника, состоялась двадцатая по счету Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction. В ней участвовали около 300 издательств из 25 стран, в том числе из Великобритании, Германии, Франции, Японии. Почетными гостями юбилейный ярмарки в этом году стали книгоиздатели из Италии, которые представили посетителям ярмарки пятнадцать итальянских авторов. Лучшие отечественные издательства показали поклонникам интеллектуальной литературы свои самые яркие новинки. На восьми дискуссионных площадках с читателями и почитателями встречались поэты, прозаики, публицисты, иллюстраторы, переводчики, ученые и их издатели. Всего таких мероприятий состоялось около четырехсот. А на третьем этаже ЦДХ расположилась самая шумная «Территория познания» ярмарки — для самых маленьких читателей.

На выставке можно было не только купить новые книги, встретиться со старыми знакомыми, но и пообщаться с издателями. Мы поговорили с руководителями пяти издательств и выяснили, какие из своих книжных новинок они считатают главными.


Антонина Галль, главный редактор издательства «Аркадия»:


К этой ярмарке мы подготовили три новинки из нашей серии «Роза ветров», которую читатели наверняка знают. Первая — «Дорога в тысячу ли», написанная американкой корейского происхождения Ли Мин Чжин. Роман попал в список десяти лучших книг 2017 года по версии журнала «The New York Times». Книга переведена больше чем на двадцать языков и уже продана в количестве более миллиона экземпляров. Но роман и сейчас продолжает свое триумфальное шествие по миру. Вторая новая книга из серии «Роза ветров» — это роман «Маленький журавль в мертвой деревне» писательницы Янь Гэлин. Его события разворачиваются в бурные годы правления Мао Цзэдуна. Это роман о мужестве, любви и о том, что люди могут оставаться людьми даже в тяжелейших условиях. Третья новинка — еще один роман Лизы Си «Фарфоровые куколки». Наверняка читатели помнят этого автора по двум его предыдущим романам — «Снежный цветок и заветный веер» и «Пионовая беседка», а вот роман «Фарфоровые куколки» впервые издается на русском языке.

Хотела бы рассказать и о новинках еще одной нашей серии — «Memory». Начнем с абсолютного хита, мирового бестселлера, книги Лизы Уингейт «Пока мы были не с вами». Книга приписана к жанру криминального детектива: серьезное преступление — кража детей с целью наживы — и серьезное расследование. Сюжет книги основан на реальных событиях из прошлого века. Сразу предупрежу наших читателей, что история эта не из легких, но не сопереживать ее коллизиям читатель просто не сможет.

Отдельных слов заслуживает серия «Black and White». Тексты ее книг хорошо известны всем, но у нас они выполнены в новом оформлении. Концепция «Black and White» — книга как арт-объект. На каждой странице иллюстрация, и какая!.. Мы исходили из посыла, что ведь не только дети любят разглядывать картинки. Держа в руках книги этой серии, и взрослые могут испытать наслаждение, сравнимое с тем, что они испытывали в детстве. В этой серии у нас пока вышли четыре книги: «Суламифь», «Песочный человек», «Демоническая женщина» и «Рассказы Южных морей». Но у нас есть планы издать в этой серии еще, как минимум, десять-пятнадцать книг.

Книги серии Black & White

Несколько слов об одной саге нового автора, не рассказать о которой нельзя. Немного существует писателей в мире, которые умеют создавать многофигурные композиции, ткать «вневременные гобелены» из своих персонажей и запутанных интриг. Причем делать это так, чтобы читатель увлекся книгой с первой страницы. Скажу не без гордости, такого писателя я недавно открыла для себя и с удовольствием делюсь этим открытием с читателями. Его зовут Адам Уильямс. В мире его мало знают, но саги Уильямса не уступают произведениям такого известного писателя, как Джеймс Клавелл, автор популярных саг «Сегун», «Благородный дон». Саги Адама Уильямса настолько интересны, что мы издали его книгу «Дворец райских наслаждений», а ей вослед и «Книгу алхимика».

А вот еще одна книга — фиктивные дневники Розы Богарне, известной так же под именем Жозефины Богарне, любимой женщины и первой жены Наполеона. Что в них интересно? Все! Этот роман-трилогия канадской писательницы Сандры Галланд повествует о стремительных взлетах и головокружительных падениях, запечатленных в как бы отрывочных записях «дневника» Жозефины и фрагментах полученных ею «писем». Из них складывается монументальное полотно, беспрецедентное по охвату ярких человеческих характеров и эпохальных событий наполеоновского времени. Глазами этой женщины показаны, быть может, самые интересные страницы французской истории: революция, реставрация, восхождение на престол Наполеона Бонапарта, франко-русские войны... А вот книгу старшей дочки Жозефины Гортензии, которая стала женой короля Голландии, мы решили издать, так сказать, «хвостиком» к этой саге.

Не могу обойти вниманием и серию «Перекрестки». Книги этой серии — о детях, но аудитория у них широкая, а темы поднимаются страшные — семейное насилие, перестрелки в школе... Вот одна из последних книг, которая вышла в этой серии, — «Звездная жизнь Вэйви Куинн», автор ее Брин Гринвуд. Это необыкновенная история любви, которая началась, когда девочке было всего лишь одиннадцать лет, а ее другу — двадцать четыре, и которая продолжалась потом всю жизнь. Вообще истории из этой серии всегда очень пронзительны. И, должна заметить одну немаловажную деталь, герои этих историй практически всегда отказываются быть пассивными жертвами и находят в себе силы преодолеть те, казалось бы, совершенно невозможные для существования условия и обстоятельства, в которые они попадают. «Меня зовут Сол» Мика Китсона и «Похороненный дневник» Пулли Д. М. — две последние книги в этой серии.

Начинаем мы и совсем новую серию — «Поднебесный детектив», причем начинаем ее с книги Роберта ван Гулика «Лаковая ширма». Роберт ван Гулик уже издавался в России несколько раз, но последние пятнадцать лет на нашем книжном рынке не присутствовал. Я убеждена, что его книги не должны исчезать из поля зрения читателей, это было бы крайне не справедливо. Вот мы и начинаем заново издавать Роберта ван Гулика.

Какие книги «Аркадии» «выстрелят» на этой ярмарке? Не надо быть большой предсказательницей, чтобы, в первую очередь, назвать книги серии «Роза ветров», которые так полюбились отечественному читателю. Я бы еще добавила к ним книгу «Пока мы были не с вами» Лизы Уингейт из серии «Memory», потому что читатели очень хорошо приняли другие книги этой серии: «Что осталось после нее» Мари Элен Вайсман и ее же «Сливовое дерево». Основной посыл «Memory» — рассказать о событиях ХХ века, которые мы не должны забывать. К сожалению, память человеческая коротка, а люди почему-то предпочитают учиться на своих собственных ошибках. Они очень быстро забывают о войнах, которые были в ХХ веке, о геноциде, неравенстве — социальном и гендерном.

Несомненно, что интересен для читателей окажется и Даниэль Пеннак. Его книги, как и книги Роберта ван Гулика, всегда должны присутствовать на рынке.

Какие книги назвать еще? Быть может, «По эту сторону света» Колума Маккэнна, а может, какой-нибудь скандинавский триллер. Ярмарки — они тем и интересны, что «выстрелить» тут может какая угодно книга.


Борис Пастернак, генеральный директор издательства «Время»:


Начать представление наших новых изданий хотел бы с необычной во всех отношениях книги — «Казенный дом и другие детские впечатления». Редактор-составитель Ирина Головинская. Двадцать пять авторов, среди которых такие, как Мария Степанова, Людмила Улицкая, Григорий Брускин, Алена Солнцева, Никита Алексеев, Татьяна Малкина, Алексей Моторов, Мария Галина, Алексей Цветков, Андрей Бильжо, Наталья Ким, Борис Минаев, Лев Рубинштейн, Линор Горалик и другие делятся с нами своими воспоминаниями о «казенных домах». Казенный дом в книге — это не только детский сад, ясли, школа, больница, одним словом, места, в которые, будучи ребенком, каждый из нас оказывался неожиданно или ожидаемо, но это еще и такая метафора. Опыт отлучения от дома часто оказывался опытом травмы, причем часто травмы невыносимой — в книге есть пронзительные признания. Эти травмы изживались людьми всю жизнь. И, что любопытно, травмы эти способствовали их творческому раскрытию. Книга интересна еще и тем, что это наш общий опыт, ведь в жизни каждого из нас был свой «казенный дом». Из разных текстов получилась единая история о насилии и разных способах преодоления его последствий, об осмыслении прожитого, о становлении личности, об обретении свободы. Книга приехала из типографии прямо к открытию ярмарки.

Еще одно новое издание — книга Наталии Ким. Ее первая книга «Родина моя автозавод» была прекрасно принята читателями с восторгом. Наталия Ким — известный блогер, ее многие знают, и у нее прекрасная компания сетевых «читателей-испытателей». Вторая книга Наталии Ким «По фактической погоде» сложнее первой, но это не помешало ей завоевать своего читателя. Обе книги премьерные, раньше имени Наталии Ким в современной русской литературе не было.

Разумеется, нельзя обойти вниманием книги Олега Ермакова. У нас на выставочном прилавке лежат «Песнь тунгуса», «Радуга и вереск» и новая его книга — «Голубиная книга анархиста». Она еще не успела попасть ни в какие премиальные списки, но, думаю, что, как и «Радуга и Вереск», без внимания не останется. Мы только что узнали, что «Голубиная книга анархиста» получила приз читательских симпатий премии «Большая книга».

«Хороша была Танюша» Яны Жемойтелите вышла у нас в новой серии «Интересное время». Это ее первая книга, до появления «Танюши» Яна Жемойтелите работала в других жанрах. И мы рады, что мнение экспертов совпало с читательским: первый тираж мы продали за полтора месяца, даже не успели заказать в типографии второй. Яна Жемойтелите живет в Петрозаводске, мы любим так называемых провинциальных писателей, потому что их литература магистральная, а не провинциальная. Яна Жемойтелите будет на ярмарке, мы подпишем с ней договор на ее вторую книгу, которую уже прочли, и которая оказалась столь же хороша, сколь и первая.

Действие романа Ольги Фикс «Улыбка химеры» разворачивается в стране победившего коммунизма. Повсеместно искоренены голод, холод и нищета. Забыты войны, теракты и революции. Все люди получили равные права и мирно трудятся на благо общества. Дети воспитываются в интернатах. Роман написан как бы для подростков, но это, конечно, сложная антиутопия, которая развивает тему, начатую когда-то братьями Стругацкими в журнале «Полдень. ХХI век», только Ольга Фикс заглянула чуть дальше. Очень сильная книга, о ней прекрасно написала Галина Юзефович, возможно, это поможет ее продвижению, мы уверены, что так оно и будет. Ольга Фикс живет в Тель-Авиве, для нас это новое имя, и это первая ее книга. Но у нас уже лежат три ее следующих романа, и мы все их издадим, потому что они один лучше другого.

Обязательно хотел бы, чтобы вы отметили книгу Власа Дорошевича «Дар слова: индийские сказки и легенды» из серии «Сказочное время». Мало кто знает, что Влас Михайлович, кроме знаменитых фельетонов, писал еще и сказки, которые собирал по всему свету. Он был большим любителем путешествий, объездил весь Восток от Индии и Китая до Персии и Арабских стран. Путешествуя, он записывал фольклор разных стран, а потом делал из легенд и баек сказки. Ненастоящие индийские сказки Власа Дорошевича читаешь, как интересные современные сказки с массой аллюзий. Кстати сказать, из-за этих аллюзий цензура постоянно улавливала в его сказках «нежелательные» намеки.

Вот еще две совершенно новенькие книжки: «Первое слово съела корова» Лады Кутузовой — это такой юмористический триллер — и «Грабли сансары» Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак. В отличие от предыдущих книг, написанных Жвалевским и Пастернак, в основном, для подростков, новая книга нашего успешного дуэта, скорее всего, укладывается в рамки 16+. Почему? Потому что речь в ней идет о подростковой беременности. Не дойдя у нас до прилавка, эта книга сразу попала в топ-лист ярмарки, видимо, еще и в силу того, что устроители non/fiction прекрасно знакомы с творчеством этих авторов. И «Грабли сансары» тоже уже прочло много народу, так называемых «читателей-испытателей», оставивших серьезные и интересные отзывы о книге.

А вот перед нами «„Франкенштейн“ и другие страшные истории» знаменитой сказочницы Софьи Прокофьевой. Мимо этой книги точно нельзя пройти и сказать о ней надо обязательно. Софья Леонидовна свободно пересказывает в своей книге такие шедевры мировой литературы, как «Франкенштейн» Мэри Шэлли, «Шагреневая кожа» Оноре де Бальзака, «Портрет Дориана Грэя» Оскара Уальда, «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» Роберта Стивенсона, «Ундина» Фридриха де ла Мотт Фуке. Вряд ли дети тут же схватятся за первоисточники, а вот эту книгу будут читать с захватывающим интересом.


Игорь Алюков, главный редактор издательства «Фантом Пресс»:


К этой юбилейной ярмарке non/fiction мы выпустили четыре новые книги. Из этих четырех две — считаем главными книгами года. Это большой роман Ричарда Руссо — возможно, последний американский большой роман — «Эмпайр Фоллз» в переводе Елены Полецкой, который получил в 2002 году Пулитцеровскую премию. У Ричарда Руссо очень странная судьба в России, его не переводили и не издавали. В свое время в журнале «Иностранная литература» был издан всего лишь один(!) его рассказ. При всем том, Руссо значительный и важный для наших читателей американский автор. «Эмпайр Фоллз» — сага о маленьком депрессивном умирающем городке, но социальная составляющая в этом романе отступает перед человеческой, психологической и в какой-то степени философской. В книге очень много тончайшего юмора. У некоторых американских писателей есть такое свойство — в их произведениях нет плохих людей, есть сложные и неоднозначные, и мир не поделен на черное и белое. Для меня было большим удовольствием просто читать «Эмпайр Фоллз». А как редактор переводов я должен сказать, что перевод книги, сделанный Еленой Полецкой иначе, чем блестящим, не назовешь.

Второй роман, который мы издали к выставке, принадлежит перу автора, совсем уже неведомого не только русскому читателю, но и, наверное, до самого недавнего времени читателям всего мира. Я имею в виду первого серьезного и крупного индонезийского писателя Эку Курниавана. Его роман называется «Красота — это горе». Перевела его Марина Извекова. Это история, в которую мозаикой вошло много разных историй, связанных между собой и складывающихся в магистральный сюжет, густо замешанный на истории Индонезии, на индийском эпосе и индийской мифологии. В какой-то степени эту книгу можно отнести к магическому реализму, только если латино-американский магический реализм, скорее, мрачный и глубоко философский, то у Курниавана — жизнерадостный, местами пугающий, но при всем этом насыщенный юмором. «Красота — это горе» — очень современный роман. Мне кажется, в скором будущем Курниаван станет одним из самых выдающихся писателей в мире.

К ярмарке мы наконец-таки выпустили третий переведенный на русский язык роман наиболее авторитетного сегодня ирландского писателя Колма Тойбина «Дом имен» в переводе Шаши Мартыновой. До этого у Тойбина выходили буквально выписанные на полутонах романы «Бруклин» и «Нора Вебстер», а этот роман совершенно иной — никакой камерности, никаких полутонов. Новая книга Тойбина — это точный парафраз классического античного сюжета, входившего в основу пьес Эсхила, Софокла, Еврипида о Клитемнестре и ее домочадцах. Это такая очень жесткая, кровавая античная история, хотя она очень точно сделана — нет никакой адаптации к современности, но в отличие от античных пьес, здесь совершенно смещены психологические, эстетические и этические акценты. Они сделаны с точки зрения современного человека, поэтому сюжет читается совсем не так, как в античности.

И, наконец, мы выпустили два детектива, очень разных, я бы даже сказал, противоположных друг другу. Один французский — он называется «И все-таки она красавица», что уже само говорит об авторской позиции. Это третий роман Мишеля Бюсси, переведенный на русский язык в нашем издательстве. Должен сказать, что Бюсси на сегодняшний день является главным французским детективщиком, по популярности он вытеснил таких достаточно серьезных авторов, как Гранже и Варгас, но при этом его книги сильно отличаются от того, что мы в последнее время привыкли видеть во французских детективах. Там все очень динамично, очень кроваво и местами жестоко, а вот Бюсси — он другой. Он мягкий, он очень психологичный. Его детективы — это не чистые детективы, это большие, как правило, семейные истории, в которые вшит детективный сюжет. Интересно, что по своему образованию, по первой своей профессии Бюсси преподаватель географии, и в свои детективы он «зашивает» очень важную географическую составляющую. Место действия романа для него очень важно. Каждый детектив Бюсси происходит в определенном знаковом месте — это Марсель, Гавр, Корсика...

Второй выпущенный нашим издательством детектив — «Тайное место» — принадлежит перу «ирландской Донны Тартт», королевы ирландского детектива Таны Френч. Отечественными издательствами в свое время были изданы три или четыре ее романа, но они как-то не прозвучали на русском языке, и мы решили все-таки реанимировать их на российском книжном рынке с помощью романа «Тайное место». Так же, как и Бюсси, Тана Френч пишет детективы не в чистом виде, детективная линия в ее романах играет роль костяка. Скорее это большая, сложная, психологическая, я бы даже сказал, этическая история сродни романам американки Донны Тарт, привязанность к которой Тана Френч и не скрывает.

Считаю еще, что нельзя обойти вниманием роман «Сирена» Кристофера Оно-ди-Био. Между прочим, представлять этот роман в Москве приедет сам автор, расскажет о себе и о своей книге. «Сирена» — это, наверное, такой французский парафраз знаменитого «Волхва» Фаулза. Это история потерянного человека, который в результате трагедии, произошедшей до событий, происходящих в романе, пытается найти себя и погружается в древнегреческую историю и в древнегреческую мифологию. Это помогает ему выплыть из пучин своего депрессивного состояния. Перевела эту замечательную книгу Кристофера Оно-ди-Био Нина Хотинская.


Ольгерт Либкин, генеральный директор издательства «Текст»:


Одна из главных составляющих нашего издательства — двуязычные книги. Их изданием мы занимаемся давно, и, я надеюсь, более или менее успешно. Наш разговор хотел бы начать с великого, не побоюсь этого слова, французского писателя и поэта Макса Жакоба, которого в России либо знают плохо, либо вообще не знают. Во Франции Макс Жакоб — одна из главных фигур в поэзии ХХ века, ее безусловный лидер. В 1932 году он был награжден Орденом Почетного легиона. Происходил Жакоб из семьи немецких евреев, в годы оккупации носил желтую звезду, и жизнь его трагически оборвалась во время Второй мировой войны. Несмотря на то, что друзьям удалось вытащить Макса Жакоба из лап нацистов, он был истощен настолько, что вскоре после своего освобождения умер от бронхопневмонии. А друзьями Жакоба были многие из тех, кто оставил след не только во французской, но и вообще в мировой культуре. Имя Жакоба ассоциируется с такими именами, как Сартр, Пикассо, Модильяни, Аполлинер, Кокто, Бретон... Мы издали двуязычный сборник его стихотворений в блестящем, с моей точки зрения, переводе Аллы Смирновой — до этой книги стихов Жакоба она перевела нам стихи Жана Жене. Книга Жакоба одновременно и сложная, и простая. В отличие от многих французских поэтов, он, как правило, рифмовал свои стихи. Но, при всем том, они у него невероятно сложные, со множественными ассоциативными рядами, их и воспринимать-то не просто, а передать на другом языке еще труднее. Мастерство переводчика заключается в том, чтобы вся эта тончайшая словесная вязь оказалась созвучной русскому языку, но при этом сохранялся бы смысл написанного. И тут переводчику это удалось. Я очень надеюсь на то, что книга стихотворений Жакоба окажется востребованной нашими любителями поэзии.

Следующая книга, о которой хотелось бы сказать несколько слов, — роман известного австрийского писателя Йозефа Рота «Тарабас. Гость на этой земле». Рот скончался в 1939 году, сведя счеты с жизнью. После того, как стало ясно, что нацисты захватят его любимую Австрию, он бежал из нее и осел в Париже. Кстати, Рот довольно часто бывал в России. Многие его романы у нас очень хорошо знают, в особенности, наверное, «Марш Радецкого». Тарабас — это фамилия русского офицера. Непонятно, какого он происхождения, но, вероятно, все-таки литовского. Время действия — Первая мировая война (Йозеф Рот сам принимал в ней участие) и события, случившиеся вскоре после нее. Тарабас — можно сказать, зловещая фигура, человек из дворянской семьи со всеми предубеждениями того времени, человек беспощадный, ненавидящий своих врагов и убивающий их, как только выпадает такая возможность. И вот Тарабас возвращается на родину в условную Литву и там продолжает убивать врагов. А дальше... Дальше в его жизни происходит перелом. И связан он с еврейскими погромами. Тарабас всегда был уверен, что именно рыжеволосые евреи приносят несчастье и повинны во всех бедах. Он глумится над одним сумасшедшим евреем, вырывает клок волос из его бороды, но в какой-то момент в нем происходит внезапное осознание того, что в этой жизни он делает что-то не так. Он понимает, что его единственное спасение — уйти из жизни. Но он не может умереть, пока не получит прощение у всех, кому причинил зло, включая этого больного еврея. Прощения он не получает, но глубоко раскаивается в содеянном. Он оставляет ратное дело и уходит странствовать. И мы понимаем, что после этого ничто больше не держит этого странника на земле. Ключевая мысль книги — все мы гости на этой земле, и свое пребывание на ней необходимо сделать таким, чтобы из этого дома было не стыдно уйти. Книга прекрасно написана и хорошо читается. А перевела ее Нина Федорова, блестящий переводчик.

Еще одна книга — из числа моих любимых. Это «Париж. Франция. Личные воспоминания» Гертруды Стайн. Взгляд на жизнь за мгновенье перед началом великой катастрофы, своеобразный бессюжетный пробег по Парижу (правда, в виду известных событий, не сказать, чтоб его в книге было много) и французской провинции. Родоначальница модернизма, Гертруда Стайн была мамой-воспитательницей многих модернистов. Именно ей принадлежит знаменитое определение «потерянное поколение». Американка, жившая в Париже, хозяйка литературного салона, который знали все и который посещала вся литературная поросль 20-30-х годов от Хемингуэя и Фицджеральда до Пола Боулза. Стайн описывает жизнь на юге Франции в начале Второй мировой войны — еще в ту пору, когда оставалась надежда, что до общеевропейской войны дело не дойдет. Никто, включая Стайн, не знает, чем обернется новая война: скорой победой или таким же скорым поражением, но, несмотря ни на что, Стайн продолжает жить и возделывать свой литературный сад. Книга полна тонких замечаний и наблюдений: «Все говорят, что Франция переживает ужасные времена. Когда я гуляла по Парижу, я видела очень много женщин в красивых шляпках. Пока продаются красивые шляпки, жизнь продолжается». Жизнь продолжается, и жизнь самой Гертруды Стайн надо принимать во всех ее подробностях. Ее книга, к тому же, еще и яркий образчик ее крылатых выражений: «Я свои книги не пишу, я их думаю, а когда я думаю, я не расставляю знаков препинания». Поэтому и эта книга — без знаков препинания. Это может вызвать смущение и даже негодование многих людей, но ведь это своеобразный стилистический прием — писать не так, как ты пишешь, а как ты думаешь. Таким образом, она предоставляет нам право самим искать интонацию чтения. Уже одно это чрезвычайно интересно.

Другая книга — «Чтобы ты не потерялся на улице» Патрика Модиано. Думаю, его точно особо представлять не надо, все-таки нобелевский лауреат, а у нас здравствующих нобилиантов не так много. Модиано мне особенно дорог тем, что мы начали его печатать до того, как он стал нобелевским лауреатом. Премию он получил, как было сказано в решении Нобелевского комитета — «за искусство памяти». (Формулировка была длинной, но суть заключалась в этом). Все книги Модиано — истории из прошлого, которые автор как бы заново переживает. Вот и в книге «Чтобы ты не потерялся на улице» воспоминания и коротенькие, казалось бы, ничего не значащие эпизоды сливаются воедино и образуют общее повествование. В этом его очередном шедевре Модиано верен себе: тени прошлого, выверенный стиль, возвышенность и благородство... Немного о сюжете. Случайная встреча в сегодняшнем Париже всколыхнула в памяти писателя Жана Дарагана давно забытое прошлое. Удастся ли ему отыскать того мальчика, которым он был полвека назад, и загадочную женщину, на попечении которой его почему-то оставили родители? Это история детства одного ребенка, о котором мы мало что знаем, не понимаем, что это за ребенок, почему он переходит из рук в руки каких-то не очень понятных людей, переезжает из одного не очень понятного дома в другой. Герой пытается разобраться, что же все-таки происходило тогда. Иногда это у него получается, иногда он умышленно говорит — ну, не знаю я, что там было. И мы понимаем, что этот драгоценный кусок истории, не высвеченный до конца, он должен где-то остаться. Это прием очень характерен для Модиано, и он прекрасно его отработал в своей великой книге «Дора Брюдер». Помните ее концовку, от которой все стынет внутри? Пусть об этом никто не узнает, должно же быть у этой несчастной девочки две недели, которые принадлежат не человечеству, а ей лично. Вот тоже самое, примерно, и в этой книге. Мы ничего до конца про этого мальчика не знаем. Но должно же быть что-то у этого мальчика, о чем нам не положено знать. Его водят по улицам, потому что он должен как-то ходить по этому сумасшедшему Парижу.

Следующая книга и, наверное, уже последняя из тех, о которых я хочу сказать особо — детская. Автор ее тоже особо не нуждается в представлении — это Меир Шалев. Мы издавали много его взрослых книг, прошлым летом он приезжал к нам в Москву представлять свою книгу «Мой дикий сад». Но мало кто знает, что Шалев — еще и автор детских книг. Мы тоже об этом узнали не сразу. А как узнали, начали издавать. Правда, мы выпускали книги для детей восьми-десяти лет, а вот эти книги для совсем маленьких. Серия называется «Про кота Крамера», состоит она из трех книг — «Кот Крамер идет в лес», «Кот Крамер учится плавать», «Кот Крамер все время спит». Проиллюстрировал их один из лучших иллюстраторов, проживающих сейчас в Америке, Йоси Абулафья. Это сказки в стихах о котенке Крамере, который живет в большом доме с прекрасным садом.

delivery.png
ЭКСПЕРТЫ РЕКОМЕНДУЮТ — 3 КНИГИ Книги про кота Крамера Сказки в стихах о котенке Крамере, который живет в большом доме с прекрасным садом.
1125 р. 675 р.

Кот Крамер идет в лес, потому что ему надоедает думать, что в лесу ребята получше, чем в саду, но в лесу ребята оказываются похуже и пытаются Крамера сильно обидеть, если не вовсе сожрать, тут друзья Крамера со двора приходят и, разумеется, его спасают. «Кот Крамер учится плавать» — это сказка про то, как котенок попадает в тяжелое положение, он заплывает далеко и попадает в рыбацкие сети, но собака, его тренер по плаванию, спасает кота. И, наконец, в сказке «Кот Крамер все время спит», он действительно спит и ничего с этим не поделать, но иногда, правда, он просыпается и тогда... Я сожалею, что Меир Шалев не продолжил дальше эту серию... Я бы еще издал. И что еще очень важно, это одна из последних работ Рафаэля Нудельмана и Аллы Фурман. Они прекрасно перевели первого кота Крамера, а вот две другие книги нам перевела уже моя любимая израильская поэтесса, а также замечательный писатель Юлия Винер, книги которой мы тоже издавали.


Михаил Гринберг, генеральный директор издательства «Мосты культуры»:

html>
11.12.2018 18:51, @Labirint.ru



⇧ Наверх