Реальный English. Интервью с Юрием Дружбинским

Вы хотите научиться выражать на английском языке любую, даже самую смелую свою мысль? Мгновенно строить фразы любой сложности? Узнать, как на языке Шекспира звучит выражение «все накрылось медным тазом»? И вообще, чувствовать себя в английском как рыба в воде? Редакция издательства «Феникс» побеседовала с Юрием Дружбинским, автором уникальной запатентованной методики преподавания английского языка, и выяснила, как этого достичь.


Феникс Юрий, существует множество методик изучения английского. Ваше мнение: если учил в школе и забыл к 25 годам — шанс есть?

Юрий Дружбинский Да, ситуация знакомая, и описать ее можно знаменитой формулой «не знал, не знал и вдруг забыл». У каждой девушки есть приятная во всех отношениях подруга, все время томно сетующая на то, что классе этак в девятом (варианты — во время отдыха в Турции; в ходе учебы в ПТУ на сварщика, в ее прошлый день рождения) у нее был невероятный уровень английского, ну просто фантастический, такой, что все англичане с американцами в ее присутствии застенчиво сморкались в сторонке и стеснялись раскрыть рот. Однако с тех пор прошли годы, пронеслись века — и безжалостное время сей уровень снизило. И теперь она смутно помнит, что «Лондон из зе кепител», но вот дальше — хоть убей.

Извините, но, как говаривал режиссер Станиславский, «не верю». Давайте рассуждать логически. Человек, вдруг получивший в свое распоряжение такой невероятный чудо-инструмент, как свободный английский, со стопроцентной вероятностью будет это как-то использовать. Запоем слушать лекции на TEDe, смотреть голливудское кино на языке оригинала, поступать в Лондонскую школу бизнеса, вступать в интересную переписку с женихами-миллионерами… Каковыми действиями, разумеется, свой язык и будет поддерживать. Понимаете, язык (в том случае, если он у вас действительно есть) — штука саморазвивающаяся. Стоит ему однажды появиться — дальше он уверенно растет сам, как могучее дерево, плоды приносит обильные и вкусные, и утратить его напрочь уже совсем не так просто. Что говорите? Ах, язык был, но не настолько, чтоб связывать два слова? А что же тогда было? Жалкие и беспорядочные ошметки школьных знаний, ерунда, не заслуживающая упоминания? Ну, тогда и не жалко ничуточки, что забыли.

А единственно верная стратегия, друзья, как всегда, одна и та же: хватит ковыряться в прошлом, жаловаться и выдумывать причины. Двадцать пять вам сегодня стукнуло или пятьдесят — это вообще неважно. Что там у вас было позади — несущественно.

Начинаем с нуля прямо сегодня. Очень много работаем. И неминуемо побеждаем.

Ф Английский язык для детей: с какого возраста надо начинать? Что, если время уже упущено?

ЮД Вы знаете, политкорректные причитания на тему «Ах, какие же все деточки гении, и какие мы, взрослые, дураки» всегда казались мне натяжкой, перебором и перехлестом. Если поверить некоторым утверждениям, будто у человека самый высокий IQ наступает в три года, а дальше ему суждено только снижаться, то возникает резонный вопрос: почему тогда отнюдь не трехлетки пишут «Мастера и Маргариту», придумывают таблицу Менделеева и командуют миллиардными корпорациями? Я обожаю детей и сам гордый папа троих, чудесных и гениальных. И даже на их примере скажу вам следующее: пик интеллекта человека (а стало быть, и его багажа знаний, и его креативности, и его обучаемости) наступает сильно позже ясельной группы детсада. Ну, вот просто значительно позже.

А вывод тут напрашивается все тот же: никому и никогда не бывает поздно. Даже если ваши вожделенные три года давно минули и вам сегодня целых восемь, или — о ужас! — даже четырнадцать… Хватит кряхтеть и готовиться к пенсии. Вперед! У вас все получится.

Ф Расскажите, когда Вы сами начали учить английский? Помните свой первый учебник по английскому?

ЮД Сколько себя помню, считал языки самым интересным из всего, что есть в этом мире. Ловил жадно, хватал каждую крупицу, хотя крупиц этих в доинтернетовской советской юности было не так много. Помню, в эру видео, в конце восьмидесятых, народ валом повалил глянуть хоть одним глазком на заграничную житуху, причем самым интересным считались сцены драк или погонь. Меня же — и еще пару-тройку столь же сумасшедших моих друзей — привлекало совсем другое. Володарский — знаете, этот таинственный переводчик с прищепкой на носу, чей гнусавый голос стал символом эпохи? Так вот, Володарский всегда запаздывал. Тормозил секунды по три, с оттяжечкой такой начинал перевод. Отключить его насовсем было технически невозможно. Но он тормозил.

И мы…

Мы, будущие советские учителя английского языка, выросшие на нуднейшем учебнике Бонк, в этих паузах успевали услышать… аж целую половину фразы. Настоящей. Живой. На нормальном современном английском. По тому времени — невероятная, редкая удача!

Ловили звуки, складывали их в слова, приспосабливались к произношению, делали свои выводы. Вы будете смеяться, но объемы аудирования набирали даже таким диким образом весьма большие, и давало это нам очень много. О себе скажу совершенно точно: в следующей жизни, когда судьба забросила в эмиграцию, в страну Кленового листа — подстройка к местному произношению взяла у меня часы, но никак не годы, как у многих наших эмигрантов. Благодаря, наверное, многим факторам. Но не в последнюю очередь благодаря тому великому переводчику с прищепкой на носу. Благодаря его знаменитой оттяжечке в три секунды.

Что же касается нынешних учащихся, у которых сегодня в распоряжении весь Ютуб, весь интернет, любые тексты с озвучками и без, но дело так и стоит на точке замерзания… Всего двух компонентов многим остро не хватает. Горячей и искренней любви к языку. И мотивации. А всего остального — давно с избытком.

Володарский всегда немножко притормаживал. И спасибо ему за это огромное.

Ф Какие еще языки знаете? На каком языке лучше всего признаться в любви?

ЮД Мне довелось несколько лет прожить в Монреале. Это франкоязычная Канада, хотя и чисто англоязычного народу там тоже полно. Там, даже если считаешь язык Шекспира своим основным и говоришь на нем в семье, неминуемо овладеваешь так называемым «кебекуа», а многие старожилы даже в родимом английском с годами начинают демонстрировать приятный французский акцент. Похожи ли эти два великих языка между собой? Не два, а три, и очень похожи. Не зря кто-то из великих называл английский язык «хорошо офранцуженным немецким».

Вообще, внутренняя связь трех великих европейских культур просто невообразимо глубока — этакая многовековая любовь трех родных сестер, трех однояйцевых близняшек. Любовь, густо приперченная жестким соперничеством, кровью, обидами, завистью, ревностью и ненавистью… И все-таки это любовь. Вы ведь помните герб Британии? Гордый британский лев держит в лапах щит. А на щите-то, на щите что там такое написано?

«Дье э мон друà».

«Бог и право мое». Внезапно, а? На гербе Британии — девиз на французском! Но до чего же красиво!

Итак, по мне, «Je t'aime» звучит ничуть не хуже, чем «I love you». Люблю французский.

А еще за долгую жизнь довелось мне в Израиле делать академический курс, для этого специально иврит выучил. Довольно быстро выучил, как всегда — потому что я к нему с душой, и он ко мне с тем же. Тоже красивый, мощный, древний, тоже легко учится, корни прослеживаются где угодно… Интересный такой язык. Да я вообще языки обожаю.

И все-таки…

Все-таки английский — это мое. Как говорится, it's my cup of tea, это моя чашечка чаю.

Ф Вопрос к Вам как к филологу: язык, в т. ч. иностранный, — сколько в нем (в процентах) «знать», а сколько «уметь»?

ЮД Грамматика, тот самый скелет, несущая конструкция языка — это точно «уметь». Зубрить там абсолютно нечего, это скорее одна идея, которую надо вдруг понять и почувствовать — глубоко, до позвоночника, до дрожи. Уметь так, как умеем ходить, плавать или ездить на велосипеде — ведь все это навыки качественные, а не знания количественные, они нам как бы на голову сваливаются, приходят в один день: вот вчера не умел плавать, а сегодня раз — и поплыл-поплыл-поплыл, поймалось из космоса что-то неуловимое, и твое дело сейчас всего лишь зафиксировать это удивительное ощущение, запомнить его навеки…

Словарный же запас, то есть мускулатура, плоть языка — это потом, это уже постепенно набирается годами. Впрочем, и тут (по аналогии с тем же мясом) есть вполне естественные рамки. Конструкция не обязательно должна быть чудовищно огромной, она должна быть оптимальной. Практика показывает, что для очень комфортной жизни, учебы и работы вам придется освоить не так много: иногда три, иногда пять-шесть тысяч слов… Лишь бы они были живые, лишь бы вы ими свободно крутили-вертели, как своими пятью пальцами.

Что в процентном отношении важнее? Все же грамматика. «Уметь» важнее, чем «знать».

Ф Юрий, я знаю, что Вы ведете блог на Фейсбуке. Какие вопросы Вам чаще всего задают читатели?

ЮД Обожаю эту часть своей жизни. Порой это десятки писем в день с вопросами — иногда странноватыми, типа «я в одной передаче слышала, там вроде как „бамбарбия“ произнесли, но не совсем так, а чуть иначе, а потом что-то вроде „кергуду“, но я не расслышала и точно не помню, а ссылки на ту передачу у меня нет, Юрий, ну вы же знаете английский, срочно напишите, что там он сказал, а то мне очень надо». Но иногда вопросы бывают и совершенно шедевральные. Таким был, например, вопрос постоянной моей читательницы, живущей в городе Саванна, штат Джорджия. Привожу без купюр:

«Я тут смотрела вчера кинишку одну. В жанре семейной комедии. Там пацан один, лет десяти, хулиганистый такой… В общем, что-то вроде экранизации наших анекдотов про Вовочку. Останавливается школьный автобус, из него выходит рыжий-конопатый Джонни и тащится в дом. Типичный такой двоечник после уроков… А там как раз гости. И вот родственница какая-то, то ли бабушка, то ли тетя, спрашивает у него противным-препротивным голосом:

— Hi Johnny honey! What’s your learning progress?

Ну, тут понятно все. Learning progress — это «успехи в учебе». Бабулька интересуется.

Но тут выражение одно меня в тупик поставило. Ответ этого серьезного мужчины приставучей бабульке был очень уж странный.

— I take the fifth, Granny.

Юрий, вот что он ей такое сказал? Take the fifth? Take — это брать. А fifth, если я правильно услышала, это порядковое числительное, «пятый». Беру пятый, что ли? И в чем смысл?"

Отвечаю дорогой читательнице. Выражение это известное, и услышали вы его правильно. Вот только не пятый, а пятую. И эту пятая вам хорошо знакома. Эту пятую в любом детективе в обязательном порядке зачитывает полицейский в момент ареста. «Каждый человек имеет право хранить молчание и отвечать на вопросы только в присутствии своего адвоката…».

Да! Именно это и есть пятая! Знаменитая Fifth Amendment, пятая поправка к конституции США. Ее еще правилом Миранды называют.

А юмор тут понятный. Вам задают вопрос, на который вы не желаете отвечать. Скользкий вопрос, неприятный! Дела настолько плохи, что вы хотели бы промолчать, дабы не расстраивать ни собеседника, ни себя…

«Беру пятую». То есть по-русски — «Лучше не спрашивай». Теперь вы поняли, что ответил бабуле тот Вовочка?

А представляете, как органично звучало бы это выражение на родимой отечественной почве? Где-нибудь на Вологодчине, у сельпо:

Как здоровьичко, Никитишна? — Беру пятую, Кузьминишна!

Ф В «Соборе Парижской Богоматери» Клод Фролло, глядя на книгу и на Собор, говорил: «Это убьет то». Книга убьет архитектуру. Говоря об изучении иностранных языков, можно ли так сказать о мобильном приложении (типа Memrise) и классических книгах? Кто-нибудь из них кого-нибудь убьет?

ЮД Я не думаю, что мсье Клод тогда намекал на смертный бой между книгопечатной индустрией и промышленно-гражданским строительством. Дихотомия там, по-моему, была другая: книга как символ точного знания, зарождающейся науки — против собора как символа религии, слепой веры. Так наука убьет веру или вера убьет науку?

Как ни странно, время на подобные вопросы дало нам ответ нелинейный, в совершенно постмодернистском духе. Никто так никого и не убил. Наука и вера — обе нужны, обе важны, обе живут, обе имеют миллионы поклонников… Мало того, мы все время наблюдаем некий синтез науки с верой, в полном соответствии с диалектическим принципом: теза — антитеза — их синтез. Говорят же, что сам Эйнштейн, как и многие другие физики, был горячим креационистом, сторонником идеи Бога… Так Бог ли создал этот мир, или же он функционирует по науке? А почему эти две идеи вообще нужно противопоставлять? Почему бы Богу не создать мир, который функционирует строго по науке?

Точно такое же жесткое (и при этом совершенно ложное) замещение предлагал нам герой замечательного фильма «Москва слезам не верит». Помните? «Театра не будет, кино тоже не будет, будет одно сплошное телевидение». И что же мы видим? Телевидение, конечно, есть. Но при этом есть и театры, и каждый день во многих странах открываются новые. При этом люди по-прежнему обожают читать — как электронные тексты, так и бумажные, неповторимо пахнущие свежей книгой. А еще они любят смотреть кино. А еще любят компьютерные игры, а еще соцсети…

Монсеньор Фролло ошибся. Никто никого не убьет. Все новое находит свою нишу и приносит пользу человечеству, работая параллельно со старым. Все живет и процветает. Мобильное приложение — это, конечно, хорошо. Но и книга — здорово. Искусственный интеллект — сила. Однако и естественный, тот самый, который у нас с вами на плечах — никто не отменял и не отменит.

Ф Спасибо, Юрий, талантливых вам студентов и новых хороших книг!

ЮД You are welcome, дорогой Феникс! Как говорят у нас в народе — it's my pleasure, come every day!

Все книги подборки

28.03.2019 12:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх