«Разноцветный снег»: школьная повесть — образцовая и современная

В издательстве «КомпасГид» вышла школьная повесть «Разноцветный снег» Наталии Волковой, которая вошла в финальный список премии им. В. Крапивина — 2017 и удостоена специального приза от екатеринбургских библиотек. О том, как меняется со временем этот жанр и почему он не утрачивает актуальность, рассказывают издательство и сама книга.

Сюжет движется благодаря интриге

Фрагмент книги:

1-19236-1518601895-4572.jpg— Надо как-то пробраться к директору в кабинет и… Сколько времени тебе там понадобится, Гриш?
— Ну-у, если б знать точно, что мы ищем, а так час, не меньше.
— А я знаю, что делать, — вдруг сказал Рома, и все посмотрели на него. — Я завтра должен зайти к директору, бумаги для мамы подписать, ну, и попытаюсь окно для вас заклинить, чтобы фрамуга не закрывалась, а вы потом через окно залезете, когда он домой уйдет.

13-летняя Стася сталкивается с Яковом Семеновичем, новым библиотекарем, а тот приглашает ее в литературный кружок. Конечно, Стася зовет с собой и Ромку — хорошего друга, у которого в семье случилась беда, — чтобы как-то отвлечь. Одно из первых заданий в кружке — покопаться в истории Антона Петровича Старцева. Это тот самый предатель, которого в О-жске помнят с войны. Казалось бы, про Старцева все давно было известно, но библиотекарю Якову Семеновичу удалось достучаться до подростков и правильно поставить главный вопрос: «А предатель ли Старцев?» — и жажда справедливости по-настоящему оживила ребят.

Из этой экспозиции вырастает без малого исторический детектив, а равно и трогательная coming-of-age story: ввязавшись в изучении судьбы Старцева, Стася начинает иначе воспринимать и своих родных, и директора школы, и даже сверстников. Подростковый бунт, через который все проходят в определенный момент, находит у Стаси неожиданный выход: она стремится добиться справедливости, хотя бы в отношении одного-единственного эпизода из далекого прошлого.

Читать также

Современность во всем многообразии

Фрагмент книги:

1-19236-1518601895-4572.jpgИ вот я в своем логове, и можно перевести дух, и плюхнуться на диван, уперев ноги в стену, и лежать. На полках — фэнтези, на стенах — плакаты, над столом — фигурки из «Властелина колец» и герои Миядзаки. Ну, привет, Мононоке, давно не виделись. Если меня сейчас увидит прабабушка такой — в школьной одежде, на кровати с задранными ногами, то будет торнадо. Или ураган Тоня.

Нет ничего удивительного в том, что герои современных книг увлекаются современной же культурой. Героиня «Первой работы» Юлии Кузнецовой слушает Макса Барских и с десяток исполнителей-испанцев; персонажи Евгения Рудашевского — например, Дима из «Ворона» — наслаивают на реальность шаблоны компьютерных игр; так и герои Наталии Волковой охотно погружаются в поп-культуру и ищут в ней близкие своему сердцу вещи.

Поп-культура вообще — исключительно важный атрибут любой правдивой подростковой книги. Без осмысления окружающей действительности, в которой «варится» школьник, не может быть хорошей школьной повести. А поэтому, если герои не «залипают» в телефоны, не смотрят сериалы, не читают популярные книги, верить автору такого произведения не стоит. Наталия Волкова с артефактами поп-культуры обращается осторожно, вплетая в текст именно то, что необходимо, но не более — а иногда и вовсе огорошивает своего персонажа приобщением в полузабытой книге «Пятая печать» Ференца Шанта.

Читать также

Философия — обязательна, но строго дозирована

Фрагмент книги:

1-19236-1518601895-4572.jpgВот там, в «Пятой печати» была такая задачка. Скажем, есть остров, с которого некуда деться. Островом правит тиран. Он всех мучает и убивает. А еще есть раб, над которым этот тиран издевается: пытает его, убивает жену и сына… Рабу, конечно, плохо приходится, но он рад, что сам он — не тиран, что никому зла не приносит, и что совесть его чиста. А тиран не знает, что такое совесть, ему и так хорошо. И вот, есть выбор: можно стать либо рабом, либо тираном, третьего — не дано. Что выбрать?

Конечно, Стася не случайно берет в руки философскую притчу венгерского писателя (более-менее известна в России экранизация «Пятой печати» режиссера Золтана Фабри): та история, которая рассказана в этой книге, здорово резонирует с историей, в которой разбирается героиня. А именно — в судьбе известного на весь город предателя времен Великой Отечественной. Как и всякого подростка, Стасю по-настоящему увлекают размышления о высоком, о моральном выборе и долге — и источниками таких размышлений становятся одновременно старая книга, поиски правды о военном антигерое и собственная жизнь.

Однако философский слой в школьной повести традиционно тонок: лучшие книги этого жанра всячески избегают морализаторства, побуждая читателя самостоятельно расставлять оценки людям и событиям. Или, выражаясь языком этой книги, самостоятельно определять, какого цвета бывает снег: только ли белым?

Читать также

Отношения не бывают простыми

Фрагмент книги:

1-19236-1518601895-4572.jpgМы с Ромкой никогда не дружили, просто перекидывались парой фраз на уроке, потому что сидели вместе, и несколько раз созванивались, да и то, только потому что англичанка задавала диалоги на дом. У нее была идея фикс, что класс надо сдружить, что это полезно для языкового общения, вот она и придумывала всякие задания, которые хочешь — не хочешь, а приходилось делать сообща. До сегодняшнего дня я вообще про Гаврилова ничего не знала: где живет, есть ли у него братья-сестры. А сегодня он явился в школу без портфеля — и сразу к учительнице…

Когда тебе 13 лет, мир каждый день демонстрирует все новые и новые стороны и усложняется. Одноклассник, которого ты никогда особо не замечала, оказывается довольно интересным парнем. Грань между дружбой и влюбленностью кажется практически невидимой. Поступки окружающих вдруг перестают быть однозначными, и ты все реже понимаешь, почему человек сделал именно так, а не иначе.

Пожалуй, одна из миссий школьной повести — сказать читателю: сомневаться — нормально. Видеть одно и то же по-разному, в зависимости от контекста, — правильно. Быть неуверенным в собственных чувствах — естественно. Через это проходят все, и не нужно бояться, будто ты безнадежно отличаешься от остальных людей. И да, меняешься не только ты один, но и все люди тоже — а потому и отношения не могут стоять на месте. Как и в сборниках Нины Дашевской «Около музыки» и «Второй», читатель видит в книге Наталии Волковой живых героев, исполненных всевозможных сомнений и подверженных переменам, — и убеждается, что он отнюдь не одинок в этом, как бы ни тянуло вообразить обратное.

Читать также

Все книги подборки

12.04.2018 17:41, @Labirint.ru



⇧ Наверх