Путешествие в прошлое. Секреты создания детских энциклопедий

Исторические энциклопедии стали «визитной карточкой» издательства «Пешком в историю». Юные читатели узнают из них много интересного о повседневной жизни древности: о том, что ели и во что одевались люди, где учились и во что играли, как отмечали праздники; а взрослым будет интересно услышать, как возникали и распадались империи, как боролись за власть претенденты на престол и что ждало победителей.

Про то, как создаются энциклопедии и в чем особенность формата такой познавательной книги, а также про новую серию — об истории Древнего Китая — рассказывают те, кто трудился над изданиями.

Александра Литвина, главный редактор: Наше издательство прежде всего известно своими историческими сериями, которые состоят каждая из нескольких книг и даже игр на тему одной эпохи. С 2011 года вышло десять таких серий по мировой и отечественной истории: Первобытный мир, Древний Крит, Древний Египет, Древний Рим, Древний Китай, Средние века, Древний Новгород, Россия в 1812 году, Россия при Петре I, Россия в 1917 году.

Основа каждой серии — историческая энциклопедия, книга, которая называется «Мы живем в …». В ней рассказ об эпохе делится на главы, посвященные самым разным темам: в серии «Первобытный мир» в энциклопедии будут, например, главы об эволюции человека, о наскальной живописи и каменных орудиях, в «Древнем Египте» — о пирамидах и мумиях, в «России в 1812 году» — о Тильзитском мире и Бородинском сражении. Но неизменной и отличительной чертой наших энциклопедий остается интерес не только к событиям «Большой истории» — к войнам, правителям, открытиям науки и шедеврам искусства — но и к повседневной жизни ребенка и его семьи, которой не всегда уделяется внимание в исторических книгах для детей и взрослых, и которая относительно недавно стала восприниматься как достойный предмет исторических исследований.

В любой из наших энциклопедий найдется место главам о еде и одежде, о том, как устроен дом, об играх и игрушках, о медицине и образовании — неважно, осваивает ли в ребенок в школе узелковое письмо, иероглифы или латынь и греческий, живет он в пещере или в избе, носит тонкий лен или звериные шкуры, а может быть и вовсе ходит без одежды. Именно так читатель может сравнить себя со сверстниками из далекого прошлого, почувствовать, каково было быть ребенком в другие времена. Такой акцент позволяет оживить историю для читателя, сделать события прошлого немного ближе и яснее.

Читать книги о жизни в прошлые времена бывает интересно читателям любого возраста, это расширяет наше представление о мире вокруг нас, позволяет нам почувствовать его своим, узнать больше о том, что такое человек, на какие героические свершения и подлейшие поступки он может быть способен, лучше понять великое наследие человечества — произведения литературы и искусства, разглядеть непосредственно вокруг себя следы прошлого с его захватывающими историями, невероятными приключениями и непривычными представлениями обо всем на свете. Иногда кажется, что все великие археологические открытия уже совершены, все надписи расшифрованы, и ученые знают о жизни людей прошлого все, что только возможно узнать. Но это не так — даже в нашу эпоху с ее небывалым техническим прогрессом прошлое таит множество загадок, и новые открытия совершаются постоянно. Возможно, нашим читателям предстоит в будущем самим разгадать тайны истории или сделать какие-нибудь важные научные открытия. Наши энциклопедии могут дать пищу пытливому уму и воображению, которые всегда пригодятся в жизни.

Последняя из вышедших на данный момент исторических серий издательства — «Древний Китай».

Сергей Дмитриев, кандидат исторических наук, преподаватель, автор энциклопедии «Мы живем в Древнем Китае»: Я начал заниматься Китаем чуть больше двадцати лет назад — и, хотя, возможно, это прозвучит немножко «замшело», для изучения Китая это довольно большой срок. И дело, конечно, не в том, что я как-то особенно преуспел за это время в познании Срединного государства — вовсе нет. Просто эти двадцать лет сам Китай менялся с огромной (по-моему — так явно чрезмерной) скоростью, на которую, пожалуй, не казался способным на протяжении всех предыдущих тысячелетий своей истории.

В середине 90-х китайский язык в Москве преподавался, кажется, в двух институтах и одной школе (которая была интернатом, потому что считалось, что иначе в детей этот ужасный язык никак не вобьешь), а практические стороны применения этих знаний если и не равнялись нулю, то явно к этой цифре стремились.

Теперь все не так. Китайский язык преподают буквально все и везде, вот-вот его включат в программу ЕГЭ. Вопрос: «зачем тебе это понадобилось?!», на который постоянно приходилось отвечать еще так недавно, растворился в воздухе эпохи, где практически весь материальный мир (и уж точно его рукотворная часть) «сделан в Китае», а китайские темпы роста настолько вошли в привычку, что уже даже перестали удивлять.

Не все успевают за этими изменениями. В особенности это касается книг. Российские синологи (особенно поколение моих учителей, родившихся в конце 20-х — начале 30-х гг. и начавших заниматься Китаем на волне интереса к этой стране, пришедшейся на предыдущий период кардинальных и быстрых изменений — гражданскую войну и приход к власти коммунистов) создали немало книг по самым разным областям китаеведения — истории, философии, литературе. Но почти все эти книги предназначены для взрослых, причем — ученых. Период «великой дружбы» 50-х сменился замораживанием почти всяких контактов, и зима продлилась вплоть до перестройки. В это время популяризировать враждебный Китай, неблагодарно отвернувшийся от «старшего брата» было, конечно, совершенно никому не нужно. Китаеведение воспринималось как почтенная, но совершенно академическая наука, не интересующаяся вниманием широких масс. Даже учебники по китайской истории писались редко и неохотно. За быстрыми изменениями в отношениях двух стран, за экономическим взлетом Китая книги успеть не могли. Книги вообще не любят торопиться, а если их торопить — обычно получаются плохими.

Так и вышло, что даже сейчас детям (да и обычным, не специальным взрослым) почти нечего прочесть о Китае, кроме сборников сказок — плодов взаимной симпатии более чем полувековой давности — и написанных примерно тогда же замечательных книг Ольги Марковны Гурьян — «Строители Великой стены» и «Обида маленькой Э».

Эту ситуацию не смогли изменить даже последние десятилетия — в разных издательствах выходило довольно много красивой (обычно переводной) продукции, посвященной китайскому искусству или даже главным историческим аттракционам Китая — но отсутствие внятного, системного рассказа обрекало и эти издания на незавидное судьбу книг, которые неспособны ответить на основную массу вопросов, появляющихся при их прочтении.

Почти десять лет я преподаю студентам историю Китая. И, конечно, немалой проблемой для меня (и, увы, гораздо большей — для них) было и остается отсутствие хорошего, не очень устаревшего по фактуре и мировоззрению, учебника по истории Китая. Соответственно, такой учебник приходилось писать самому — и пока не проходит ни одного года, чтобы я не менял довольно-таки много в своих лекциях, стараясь что-то сказать иначе, а что-то — по-новому.

А еще у меня двое детей. Старший из них — Арсений, которому уже целых восемь лет, очень любит слушать «про историю Китая». А это, надо сказать, совсем не то, что рассказывать «подневольным» студентам — критика сюжетной линии или деталей повествования поступает мгновенно. Скоро, думаю, «про Китай» начнет спрашивать и младшая — Мариночка — и мой отточенный репертуар опять придется корректировать, ведь, наверно, ей будет не так уж интересно слушать про юэского царя Гоу Цзяня — придется искать на просторах истории принцесс и красавиц.

В общем, когда Катя Степаненко, с которой мы долгие годы работали над написанием статей для «Большой российской энциклопедии», предложила мне написать детскую книжку про древний Китай, я не очень испугался. Как вскоре оказалось — зря, потому что о многих сторонах древнекитайской жизни, написать о которых требовала Катя, я как-то даже раньше и не задумывался, и пришлось срочно, как теперь любят говорить в университетах, «строить компетенцию». Зато, наверно, я теперь смогу повеселить Марину рассказом о том, что шея древнекитайской красавицы должна была быть похожа на гусеницу тутового шелкопряда.

Конечно, это не вся китайская история, а только ее начало. Но для Китая древность значит даже больше, чем для других — именно тогда были заложены основы китайского цивилизационного тезауруса, мудрецы и герои того времени хорошо знакомы современным китайцам — обычно лучше, чем сравнительно недавние персонажи. Так что без этого было никак не обойтись — вот увидите.

Виктор Сонькин, автор детской энциклопедии «Мы живем в Древнем Риме»: Книга о всей истории Древнего Рима — это в принципе почти невозможное мероприятие, потому что древнеримская история насчитывает больше тысячи лет, и разные эпохи совершенно не похожи друг на друга.
Массовое сознание справляется с этим, выбирая в качестве «древнеримского» только небольшой кусок истории, охватывающий примерно I век до н. э. и I век н. э.; все, что до — это почти первобытная древность, все, что после — поздний Рим, в конечном итоге переходящий к темным векам и Средневековью.

Одновременно с этим, рассказывая историю Древнего Рима для детей, нельзя не упомянуть те почти сказочные легенды, которыми сами римляне описывали начало своей истории и которыми очень гордились; ну и без заката Римской империи тоже не обойтись. Приходилось лавировать: взрослому читателю не стоит забывать, что когда речь идет о чем-то бытовом — об одежде, о еде, о привычках и манерах — внимание сосредоточивается на тех веках, которые по умолчанию кажутся нам самыми древнеримскими из древнеримских.

Трудно было рассказать об очень сложных вещах, которых в римской истории много. Скажем, рассказ о римской пище или о каких-то конкретных императорах, в общем, особых проблем не создает. А вот если нужно рассказать о том, как из латыни произошли романские языки, и какое влияние она оказала на другие языки мира — получается, что речь идет о сложной лингвистической проблеме, которую не только ребенку, но и взрослому без филологической подготовки объяснить непросто. Другой пример — это история последних десятилетий римской республики, примерно до времени Юлия Цезаря; обойтись без нее никак нельзя, это едва ли не самая важная эпоха европейской истории, но там столько событий и действующих лиц, что оставаться внятным неимоверно сложно.

Но вообще писать книгу для детей — это правильное занятие для автора научно-популярной литературы; масштаб важного и менее важного становится понятен, и вопрос о том, что можно объяснить читателю-неспециалисту, а что придется убрать за скобки, встает в своем предельном проявлении.

Все книги подборки

05.02.2019 16:41, @Labirint.ru



⇧ Наверх