По стопам «Тысячи и одной ночи». Новые горизонты фэнтези

Авторы фэнтези редко создают свои миры с чистого листа. Большинство писателей, работающих в этом жанре, используют земную историю и мифологию, которые могут служить почти неисчерпаемыми источниками идей. Используя элементы мифа в качестве основы для сюжета или декораций, в которых происходят события романов, писатели создали множество великолепных книг и циклов. О новых тенденциях в фэнтези рассказывает редактор fanzon Григорий Батанов.

Григорий Батанов:
— Начиная с Толкиена, фэнтези традиционно было связано со скандинавской и кельтской мифологией. С опорой на них написаны классические романы «Три сердца и три льва» Пола Андерсона и «Лес Мифаго» Роберта Холдстока, которые не просто стали знаковыми для жанра фэнтези, но и определили его развитие на много лет вперед.

И львиная доля современных фэнтезийных романов и циклов тоже основана на западноевропейских мифах и истории.

Впрочем, еще 60-е годы прошлого века, во время расцвета так называемой «новой волны», Роджер Желязны играл с древнеегипетскими и индуистскими мифами — достаточно вспомнить книги «Создания Света, Создания Тьмы» или «Князь Света». И в последние годы все больше авторов фэнтези идут по его стопам, обращаясь к достаточно экзотическим для читателя восточным и африканским мотивам. Например, один из самых ожидаемых фэнтезийных романов следующего года, «Черная пантера, рыжий волк» букеровского лауреата Марлона Джеймса, критики уже успели окрестить «африканской „Игрой престолов“». А в 2018 году «Всемирную премию фэнтези» завоевал «Нефритовый город» Фонды Ли — роман, явно написанный под влиянием гонконгских криминальных боевиков, вот только в мире книги в войнах преступных кланов в дело идут магические боевые приемы.

Еще одним ярким примером этой тенденции может служить роман Шеннон А. Чакраборти «Латунный город», который тоже претендовал в 2018 году на «Всемирную премию фэнтези». Подростком Шеннон была увлечена «Сказками тысячи и одной ночи», но если Говард Лавкрафт после прочтения этого памятника персидской литературы придумал своего «безумного араба Абдула Альхазреда», то Чакраборти даже приняла Ислам.

Из ее любви к истории средневекового Востока и личных переживаний (писательница выросла в Нью-Джерси в окружении прототипов героев сериала «Клан Сопрано») и родился мир Дэвабада. Мир, в котором соседствует циничный взгляд авантюристки, выросшей на улицах Каира XVIII века, и тысячелетняя магия Востока. Девушка оказывается в самом эпицентре конфликта между джиннами и ифритами, вражда которых длится со времен пророка Сулеймана ибн Дауда (или в западной традиции — царя Соломона).

В своем дебютном романе Чакраборти мастерски сочетает приключение героев с хитроумными интригами и приправляет сюжет небольшой долей романтики. А мир, созданный писательницей, оригинален, чарующ и полон загадок. Читатели увидят всю красоту и мощь Латунного Города, последнего магического мегаполиса Шести Племен Джиннов, изящные минареты, золотые купола мечетей, дворцы и сады. Погрузятся в хитросплетения придворной политики, в интриги шейхов, почувствуют ярость восстаний полукровок и постоянную угрозу со стороны гулей, ифритов и шайтанов.

07.02.2019 10:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх