Ольга Михайлова. О большом подвиге маленького Козлика — в прозе и стихах

В «Лабиринт Пресс» вышла книга «Про Козлика и Ослика» Эммы Мошковской — сказки в стихах и прозе для дошкольников и их родителей. Сказки эти выходили отдельной книжкой с черно-белыми иллюстрациями в 1971 году, а вскоре после этого появилась пластинка «Жил был на свете Серенький Козлик», где стихи стали песенками, а за всех персонажей от Козлика до Медведя пела и говорила прекрасная Клара Румянова.

Именно благодаря пластинке и полюбился Серенький Козлик тысячам детей, а между тем именно книжный вариант — не только длиннее и полнее, но и сам по себе исключительно хорош и необходим каждому маленькому козлику и каждому маленькому ослику.

Эмма Мошковская Родилась в 1926 году в Москве и с самого детства больше всего хотела и любила петь. Окончив Государственное музыкально-педагогическое училище имени Гнесиных, три года работала солисткой Архангельской филармонии, потом вернулась в Москву и поступила в оперно-хоровую студию при Московской консерватории. К собственным стихам Эмма Эфраимовна долго не относилась всерьез, хотя и писала много. Только в 1960 году она отправила несколько детских стихотворений в редакцию «Мурзилки».

Они были напечатаны, а начинающая поэтесса получила благословение самого Маршака, сказавшего о ней так: «У нее есть то главное, что нужно детскому поэту: подлинная, а не наигранная веселость, умение играть с детьми, не подлаживаясь к ним». После этого вышло множество книг стихов Эммы Мошковской с иллюстрациями Льва Токмакова, Давида Хайкина, Эдуарда Гороховского и Ярослава Манухина. Книжки эти до сих пор переиздаются, и тем удивительнее, что так долго не было новых изданий полного текста книги про Козлика и Ослика.

Эта книга состоит из коротеньких сказок — Серенький Козлик прячется от Серого Волка в берлоге у доброго Мишки и рассказывает сказки. Отсюда такая детскость, краткость, простота этих стихов. Читаются они на одном дыхании, но при этом изнутри оказываются сложнее и глубже, чем снаружи.

Дело, наверное, прежде всего, в невероятной чуткости автора, умеющего найти единственно правильное слова для ребенка и о ребенке. Несомненно, Козлик и Ослик — это самые обыкновенные дети, каждая мама узнает в одном из них (или даже в обоих сразу) своего малыша. Каждый ребенок увидит в горестях Козлика свои собственные ужасные «беды». Вот Козлик просыпается утром и очень хочет совершить подвиг — немалый и небывалый. Но мама велит надеть калоши, а какой же подвиг можно совершить в калошах! Приходится отложить подвиг и просто жить. Вот у Козлика режутся рожки. «И так ему было больно, что он захватил все свои горькие слезы, и побежал он куда глаза глядят и кричал «Помогите!». И вдруг… И вдруг оказалось, что у Белок болят зубки, что у Змеек меняется кожа («эта боль ни на что не похожа»), у Утки свело крыло, а у Свиньи болит пятачок. И говорит Козлик: «Подумаешь, рожки!», ведь надо пожалеть Свинку и Змеек, Утку и Белок, посочувствовать и утешить — вот так и рожки почти перестали болеть. Так устроен мир этой книжки — он утешает, не скрывая того, что есть горести и неприятности, ссоры по пустякам, немытые уши, болезни и страшные волки. Ведь кроме этого всего, есть еще любовь, сочувствие, дружба, радость и смех.


Серенький Козлик — маленький романтик, задумчивый, мечтательный и очень ранимый. Он из тех малышей, которых вечно подгоняют мамы: ну же, одевайся, ну же, скорее, опоздаем. А Козлик медленно и задумчиво надевает курточку, на курточку кофточку, на кофточку кацавеечку. А потом и вовсе никуда не идет, потому что «Мне будет тепло, курточке будет тепло, кофточке будет тепло, но кацавеечке? Но кацавеечке будет холодно». А мы, читая это все, смеемся и умиляемся — потому что это книжка не только для детей, но и для мам — своего рода терапевтическая сказка, в которой все как в жизни, но без спешки и раздражения — с нежностью и любовью.

Второй герой этой книжки — Ослик — совсем другой. «До свиданья, — сказал Ослик, потому что я ухожу, если ты не дашь мне этот свисток». И Козлик дает Ослику свисток, а потом еще дает машину и банан, яблоко и конфету. И вовсе из этого всего не следует, что Ослик плохой и жадный, и не следует, что Козлик глупый. А еще Ослик говорит: «Козлик, чудак, я полюбил тебя просто так».


И нет в этой книжке отрицательных героев, нет бесповоротно злых и плохих. Зато есть, например, Одинокая Муха — она не может найти себе друзей, потому что «оса не нравится — она кусается», «жук глух», «комар стар», «стрекоза — у нее выпучены глаза». Вот и одиноко мухе. А еще бродит по страницам книжки застенчивый Слон, плывет на лодочке Цыпленок в Клеточку и, конечно, рыщет страшный Волк. Но и Волк — даже Волк! — оказывается в конце концов совсем не таким страшным.


Иллюстрации для нового издания нарисовала Диана Лапшина. Ее Козлик и Ослик ужасно трогательны и симпатичны, и как у всех маленьких детей, все их эмоции ярко и смешно выражены на лицах. Вот Козлик печалится, а вот радуется, вот он смущен, а вот растерян. А еще по страницам книги рассеяны всевозможные травинки, пушинки, мошки, листочки, ежевички, чашки и чайнички — и от этого книжка становится какой-то особенно уютной и домашней.

Лапшина Диана, художница1-14250-1467967919-7359.jpgТекст книги меня поразил. Нет, не так — потряс. С первых строк стало ясно, что это вещь космического таланта, примерно как „Ежик в тумане“ Франчески Ярбусовой и Норштейна (именно в таком порядке). В моих руках оказалась тонкая невзрачная книжечка, изданная, кажется, еще до моего рождения, но такой необыкновенной силы и точности, что художник во мне затрепетал, забился — берем, берем рисовать! Хватаем, бежим, чтоб не передумали, не отобрали! Потому что ничего и близкого по литературному масштабу я еще не рисовала.

Если может быть написано детство, вот оно — во плоти. От глупых обид и забавного детского соперничества до грандиозного финала, где страшный серый волк благоговейно склоняет голову перед главным героем книги Козликом, этим ребенком лет пяти-шести. Всего дважды в жизни я плакала над детской книгой — и второй раз случился именно здесь, над гениальными строками Мошковской: „Послушай, Козлик, ты — меня — победил“. Как это рисовать? Как есть, так и рисовать — не мудрствуя, не используя новомодных штучек, не зарываясь во второстепенное — рисовать просто и ясно, рисовать детство простыми способами. Я долго думала, почти два года. Я успела выносить и родить ребенка, прежде чем поняла, что теперь готова сесть и перенести этот мир из текста».

Все книги подборки

22.04.2018 12:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх