О романе «Фамильный узел» и его экранизации

22 апреля на экраны вышел фильм «Порочная связь» Даниэле Лукетти, снятый по роману Доменико Старноне «Фамильный узел». Оставив в стороне извечный вопрос «Что лучше — книга или фильм?», давайте разберем, почему история не самого счастливого итальянского брака заслуживает нашего внимания.

Сюжет не нов: герои — Альдо и Ванда — встретились, поженились, у них появились дети. Внешне все благополучно: он работает на радио, она воспитывает детей и занимается домом. Но однажды вечером Альдо сообщает, что переспал с другой женщиной, своей коллегой Лидией. А потом и вовсе уходит из дома. Несколько лет Альдо мечется между семьей и любовницей, в какой-то момент обрывает отношения с Вандой, но четыре года спустя все-таки возвращается — чтобы прожить с женой еще сорок лет. Зачем? Для чего? Проблема в том, что герой, кажется, и сам не знает ответа на этот вопрос.



Трудности перевода

В Италии роман Старноне вышел под названием «Lacci» — «Шнурки». Смысл его раскрывается в эпизоде, когда главный герой встречается с детьми после долгой разлуки. Тогда своеобразная манера отца завязывать шнурки становится ниточкой, которая заново объединяет семью. Но у слова «laccio» много других значений — это и петля, и силок, и западня — и каждому из них найдется место на страницах «Фамильного узла».

Семейные узы, когда-то связавшие главных героев, в какой-то момент становятся удавкой на шее Альдо. Герою кажется, что другой конец удавки держит в руках Ванда: «Но, черт возьми, не мог же я ради этого обречь на страдания себя, задохнуться самому, чтобы не дать задохнуться ей?»

Трагедия Альдо заключается в том, что ему недостает душевных сил разорвать эти путы. Он все ждет, что кто-то — жена или Лидия — скажет ему, что делать. А они ждут, что он определится сам. Но если Лидия предоставляет Альдо свободу выбора, то Ванда четко дает понять, как он должен поступить. Она неустанно напоминает, что на нем лежит ответственность перед детьми:

«— Я буду приходить к ним по выходным.
— А, будешь приходить к ним. То есть ты хочешь сказать, что они останутся со мной?
Я смущенно пробормотал:
— Ну, я могу иногда брать их к себе.
— Иногда? Иногда? — выкрикнула она. — У меня они будут всегда, а у тебя иногда? Хочешь мораль¬но убить их, как убил меня? Детям нужны родители не иногда, а всегда».

Злодей или жертва?

Если сначала читателям и зрителям предельно ясно, кто тут отрицательный герой, а кто несчастная жертва, то со временем сочувствие к Ванде сменяется глухим раздражением, а негодование по отношению к Альдо уступает место жалости. Из всех героев наибольшую симпатию вызывает, как ни странно, Лидия, которая не позволяет Альдо и Ванде втягивать себя в свой конфликт:

«Я видела Лидию. Она очень молодая, красивая, хорошо воспитанная. И она слушала меня гораздо внимательнее, чем ты. И сказала одну очень правильную вещь: «Тебе надо поговорить с ним, я не имею отношения к вашим проблемам».

Именно Лидия в конце концов ставит точку в отношениях с Альдо. Тот покорно возвращается в семью — и Ванда может торжествовать. Но, увы, хоть она и добилась своего, счастья это ей не приносит. Правда, на осознание ошибки у нее уходит почти сорок лет:

«Теперь, когда мне скоро восемьдесят, я могу сказать, что мне в моей жизни не нравится ничего. Не нравишься ты, не нравятся они [дети], не нравлюсь я сама. Возможно, именно поэтому я так сильно рассердилась на себя, когда ты ушел. Я почувствовала себя дурой, потому что не сумела уйти первой».



Четыре сценария

Больше всего в этой ситуации жалко детей, Сандро и Анну. Вот они точно становятся жертвой родителей, неспособных построить здоровые отношения и взять на себя ответственность за свои решения и свою жизнь:

«Наши родители подарили нам четыре поучительных сценария. Первый: мама и папа молоды и счастливы, дети наслаждаются жизнью в райском саду; второй: папа встречает другую женщину и уходит к ней, мама съезжает с катушек, дети лишаются рая; третий: папа передумал и вернулся домой, дети пытаются вернуться в земной рай, но мама и папа каждый день наглядно доказывают им, что это пустые хлопоты; четвертый: дети обнаруживают, что рая никогда не существовало и придется довольствоваться адом».

И все-таки, фильм или книга?

Основное отличие фильма от книги даже не в том, что Старноне в равной степени дает право голоса и Ванде, и Альдо, и Сандро с Анной, а Лукетти выводит на первый Ванду. Сильнее всего различаются финалы. Книжный оставляет у читателя горькое послевкусие, ощущение безысходности: герои понимают, что все было напрасно, но уже ничего не могут изменить.

Экранный — несмотря на то, что он практически в точности повторяет происходящее на страницах романа — дарит надежду. Когда мы наблюдаем, как Анна и Сандро покидают разгромленную родительскую квартиру, в их взгляде, походке чувствуется освобождение. Они смогли разорвать злосчастные путы — lacci, у них есть надежда на счастье. И у остальных героев тоже.

В оформлении темы были использованы кадры из фильма «Порочная связь».

22.04.2021 15:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх