Необходимое зло. Книжный антигерой как двигатель сюжета

Злодей совершенно необходим каждой хорошей истории, он – один из двигателей сюжета. Без антигероя книга будет похожа на пресный бульон, в который забыли добавить соль и специи. Злодей гальванизирует сюжет, противостоит главному герою. Но в то же время в прошлом его скрываются травмы, в настоящем – маленькие слабости и большие привязанности, которые, конечно, помешают его коварным планам. Самые запоминающиеся негодяи – не те, кто противостоят протагонисту, а те, кто являются его тенью, темным отражением подавленных страхов и неосознанных желаний. Итак, представляем самых неординарных и запоминающихся злодеев и злодеек. Мы ценим их за специфическое обаяние, сложную личную историю и готовность (пусть и невольно) выступить на стороне добра.



Профессор Мориарти

Гений преступного мира, хаос, противостоящий логике Шерлока Холмса. Их интеллектуальная дуэль в современном прочтении превратилась в love-hate отношения, и вот уже двух выдающихся джентльменов связывает не борьба, но почти что страсть.


Серсея Ланнистер

Королева Серсея у Джорджа Мартина – одновременно объект и субъект насилия. Она вспыльчива, хитра, мстительна, склонна к садизму. Вместе с тем Серсея умеет любить, хотя кажется, что любит она прежде всего свое отражения, саму себя в близких людях.


Локи

Локи (во всех его культурных интерпретациях) – это сила хаоса, могущественный изворотливый ум, страсть к небезобидным проделкам и затаенная мстительность.


Рин

Возможно, вы удивитесь, увидев здесь персонажа романов Ребекки Куанг. На самом деле все просто – Куанг сама считает Рин монстром и антигероиней, хотя многие читатели с ней поспорят. Рин и жертва, и спасительница, и рабыня своих неуемных желаний и амбиций, которые горят в ней почище всякого волшебного огня.


Демон Кроули

Кроули по природе своей должен творить зло, ведь он же дух, посланный на землю для умножения человеческих скорбей и хаоса. Однако персонаж Пратчетта и Геймана успевает не только обжиться на земле, но и полюбить ее (хотя вряд ли он признается в этом даже себе самому). Вот и приходится отменять Апокалипсис и брать судьбу мира в собственные руки.


Тетка Лидия

В малоприятном мире Галаада тетка Лидия становится олицетворением садизма и изощренной мизогинии. Маргарет Этвуд дает ей голос в «Заветах». Наконец-то у нас появляется возможность узнать, почему эта женщина стала одним из архитектором нового страшного мира и как относится к его обветшанию и неминуемому разрушению.


Доктор Нортон Перина

Дебютный текст Ханьи Янагихары устроен так, что читателю самому придется давать оценку наследию доктора Перины и его поступкам. Продираясь (как в джунглях) сквозь истории ненадежных рассказчиков, мы восстанавливаем портрет этого человека. Ученого, разрушителя цивилизации, спасителя, преступника.

Ханья Янагихара
Американская писательница променяла карьеру в модном глянце на создание сложных и болезненных романов о разрушении человеческой жизни, об одиночестве, дружбе и поисках красоты.

Бабушка

Бабушка в душераздирающем повествовании Павла Санаева является носителем удушающей (даже скорее замуровывающей) любви. Отвратительная, жалкая, трогательная и безумная – бабушка воплощает все худшее, на что способна безраздельно любящая женщина.


Фрэнсис Хардести

Бенджамин Вуд рассказывает историю о том, как человек превращается в преступника на глазах у своего сына. Что-то щелкает, налаженный механизм ломается, и жизнь ребенка бесповоротно принимает другое направление. Ядро романа – это хроника перерождения отца в кого-то очень опасного и незнакомого (никакой фантастики, и это, поверьте, тут самое страшное и есть). И попытки уже повзрослевшего Дэниэла разглядеть этого страшного незнакомца в себе.

Бенджамин Вуд
Молодой английский прозаик, чьи работы отмечены различными литературными премиями. Например, «Станция на пути туда, где лучше» получила «Золотой кинжал», книжную премию за лучшую детективную работу.

Голлум

Голлум Толкина стал самым необычным и сложным героем Средиземья. Странное, мятущееся, морально неоднозначное создание. Толкин создал удивительного героя, который вызывает брезгливость, жалость, отторжение и благодарность. Как будто бы персонаж Достоевского попал в мир легенд о короле Артуре.

Конечно, за скобками нашего списка остались и другие персонажи: весь пантеон злодеев Достоевского, яростные негодяи Шекспира, вкрадчивое зло во множестве обличий у Стивена Кинга, и многие другие.

В оформлении темы использован кадр из сериала «Благие знамения». Источник: bbc.co.uk

Все книги подборки

01.08.2020 00:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх