«Мы почти ничего не знаем об искусственном интеллекте». Интервью с Бернаром Миньером

Каждый из его романов задействует сразу несколько временных пластов: прошлое оказывается связанным с настоящим, а будущее помогает приоткрыть тайны, которые кажутся надежно похороненными в памяти героев… Бернар Миньер — мастер новой французской волны остросюжетной литературы, рассказал нам о том, как ему удается создавать захватывающие истории и где черпать идеи для непредсказуемых расследований.


Лабиринт Есть ли у вас особенные писательские ритуалы? Какие-то действия, без которых невозможно погрузиться в нужное состояние?

Бернар Миньер Да, у меня есть кое-какие привычки, но называть их ритуалами я бы не стал. Скажем, я очень дисциплинированный человек: каждый день я просыпаюсь в одно и то же время, а за завтраком перечитываю то, что написал днем раньше. Я делаю это с самой простой целью: мне необходимо «запустить» мозг, вернуть его в активное состояние после сна. Затем я сажусь за работу и пишу преимущественно до полудня или чуть более того. После — небольшой перерыв на обед. И так продолжается почти круглый год — я мало и редко отдыхаю, да-да, вы удивитесь, но я занимаюсь своими книгами даже в Рождество и в собственный день рождения. Исключение составляют только путешествия, ведь для работы мне жизненно необходима домашняя обстановка и мой кабинет (там повсюду лежат книги).

Л Какой из ваших книг вы гордитесь больше всего? И почему?

БМ Я не могу ответить на этот вопрос: я люблю их все с одинаковой силой, но по совершенно разным причинам. Впрочем, если бы меня все-таки заставили выбрать, то я остановился бы на романе «Лед». Потому что эта книга — мое детище, мой первенец. Без нее не было бы и других текстов. Только благодаря этой идее, воплощенной в реальность, мне удалось создать собственную вселенную, придумать персонажей, заложить основу моего будущего литературного пути.

Л Ваша новая книга «На краю бездны» посвящена искусственному интеллекту. Откуда взялась эта идея?

БМ Ничего особенного: так же, как и любой другой человек, я постоянно слышу разговоры об искусственном интеллекте. Недели не проходит, чтобы в какой-нибудь газете не появилась очередная статья, посвященная этой теме. Ежедневно наука шагает вперед семимильными шагами, открывая перед собой все новые, порой совершенно не поддающиеся пониманию, горизонты. И вот я решил разобраться во всем самостоятельно: я много читал на эту тему, консультировался со специалистами, изучал серьезные, а порой абсолютно фантазийные работы. И знаете, я сделал удивительное открытие: мы почти ничего не знаем об искусственном интеллекте. Разработки зашли так далеко, что наша привычная жизнь может вот-вот рухнуть! И мне страшно захотелось поделиться этим открытием со своими читателями. А как я мог еще это сделать, если не написать роман?

Л «На краю бездны» написана в непривычном для вас жанре, можно сказать — это научная фантастика. Вы и дальше планируете работать в этом направлении?

БМ Я всегда настаивал и продолжаю это делать — «Мойра, на краю бездны» — это не научная фантастика. Все, что описано мной в романе существует на самом деле, ну, или находится в стадии разработки, пожалуй, за исключением «Деуса». Даже чат-бот из моей истории уже практически создан. Возьмите хотя бы Neuralink Илона Маска, эта компания создана для того, чтобы иметь возможность подключать мозг человека напрямую к компьютеру, без «посредников». И это существует на самом деле!

Будучи подростком, я читал много научной фантастики: Азимова, К. Дика, Спинрада, Хаксли, Уильяма Гибсона, Аркадия и Бориса Стругацких. Но то, что описываю я — не вымысел, а реальность. Как было сказано в романе Стругацких «Гадкие лебеди»: «Я готов поклоняться Толстому, но только до той поры пока он, уникальный, редкий талант, осмысляет факты, отражает действительность».

Л Современная литература требует сильных женских характеров. А как насчет Мойры? Она сильная женщина или слабая?

БМ О, нет, она отнюдь не нежный цветочек, которого требуется спасать. Видите ли, нынешних сценаристов учат создавать штампованных персонажей (как вы знаете, одним из первых подобный подход решил испробовать Владимир Пропп с его «Морфологией волшебной сказки»), но задача автора художественной литературы, на мой взгляд, наоборот, избавиться, даже уничтожить клише, показать жизнь во всем ее многообразии и сложности. Как сказал Милан Кундера: «Каждый роман призван объяснить читателю — жизнь гораздо сложнее, чем вам кажется». Моя Мойра — амбициозная, привлекательная молодая женщина, каких миллион, попадает в необычные для себя обстоятельства: ей предстоит работать вдали от родного дома, в стрессовой, нестандартной и, наконец, просто опасной обстановке.

Кстати, имя ее было выбрано не случайно: в Античной Греции Мойрами именовались богини судьбы, призванные разделять со всеми живущими людьми горе и радость в равной степени. А нарушить это, отказаться от своего предназначения, считалось смертным грехом, гордыней, за которым обязательно следовала божественная кара. Подумайте, разве современные корпорации-гиганты не являют собой пример высшей степени гордыни?


Л Почему вы выбрали Гонконг в качестве места действия? Гораздо логичнее было бы, если бы все описанные вами события происходили в какой-нибудь очевидной технологической Мекке вроде Кремниевой долины.

БМ Вы сами озвучили ответ на свой вопрос: Кремниевая долина, это слишком очевидно. О ней много раз писали, более того, все знают, как она выглядит. Ну, и потом, нравится нам это или нет, но Китай в вопросах искусственного интеллекта давно обогнал Запад -именно там ведутся самые прогрессивные разработки в этой области. Только посмотрите, что творится в китайских мегаполисах: нигде в мире нет такого контроля за населением, как там. А меж тем именно в этом и заключается самая большая опасность ИИ: горстка людей получит доступ к такой власти над человечеством, которой не было еще в истории.

Кроме того, большая часть китайских крупных предприятий базируется в Гонконге. Ну, и потом Гонконг идеальный город будущего: вспомните научно-фантастические фильмы, там как раз такой антураж — мегаполис, сплошь наполненный электричеством, скоростью, шумом и небоскребами.

Л Вы верите в восстание машин? Или готовы относиться к искусственному интеллекту как к безопасному помощнику?

БМ Я скажу так: роботы обладают массой полезных функций, но ни одна из них не может считаться полностью безвредной. Появление искусственного интеллекта в широком доступе знаменует серьезные проблемы для правительств, демократии, закона. Проблемы, справиться с которыми будет очень и очень непросто, хотя бы потому что наука развивается быстрее, чем появляются новые правила. Например, закон Facebook, закон, который считает обнаженную грудь гораздо более серьезным преступлением, нежели разжигание ненависти и пропаганда терроризма. Он никем не принят, его не утвердил ни один парламент в мире, а меж тем этот закон уже активно применяется на практике и под его действие подпадает даже президент США, и плевать его создатели хотели на нормы международного права. В их руках власть. Я не могу себя назвать поклонником Трампа, но все-таки несколько странно, когда некая корпорация навязывает свои собственные принципы главе государства без согласия народа.

Л В романе Мойре постоянно кажется, что за ней следят. Это обычное явление в современном мире? Как побороть чувство дискомфорта от того, что вы все время на виду?

БМ Я не уверен, что люди осознают, насколько их жизнь на виду. Поймите, когда вы в одиночестве в своем офисе или собственной комнате открываете ноутбук или включаете смартфон — вы больше не один. Постарайтесь осознать этот факт: каждая ваша ссылка, каждый лайк, пост, фотография изучается, сортируется и подвергается анализу искусственного интеллекта. Благодаря новейшим алгоритмам и технике компании-гиганты получают о человечестве всю информацию, вообще всю, понимаете? А тот, кто владеет знанием, обладает и властью. Властью определять наши вкусы и потребности, решать за нас, какой жизнью жить, да, в конце концов, просто сделать нас подопытными кроликами. Так что нет ничего особенного в том, что вы тревожитесь по этому поводу — вы живете в мире, который все больше напоминает вселенную Большого Брата.

Л Есть ли у вас какое-то представление о нашем будущем?

БМ Оно довольно пессимистично. Нам придется все активнее бороться за нашу частную жизнь, нашу независимость, автономность… Я думаю об этом публичном судье — интернете. Посмотрите, только там нас могут осудить, подвергнуть наказанию, казни без следствия, без возможности оправдаться, доказать свою невиновность. Она, всемирная Сеть — источник, создатель новой морали, в которой не предусмотрены нюансы, есть только черное и только белое. Да, я считаю, что-то, чем становится Интернет сегодня, с его социальными сетями, искусственным интеллектом и всем тем, что заставляет людей буквально лишаться рассудка, это настоящий ящик Пандоры. Я очень переживаю за будущие поколения.

Л О чем будет ваша следующая книга?

БМ Это будет мрачное, жестокое произведение. Я хочу рассказать о полицейских и военных, которые взяли на себя право вершить суд самостоятельно. Действие происходит в неназванном городе, где процветает преступность и насилие, а закон больше не имеет никакой силы.

05.11.2020 10:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх