Молодая гвардия. Документальная литература нового поколения

В семье молодогвардейских серий прибавление — направление «МГ-NEXT». В этом направлении выпускаются как книги, прежде выходившие в серии «ЖЗЛ», так и совершенно новые, написанные специально для нее. Среди авторов «МГ-NEXT» — Захар Прилепин, Валерий Попов, Геннадий Прашкевич, а также молодые таланты, которым предстоит найти общий язык с их ровесниками. О четырех новинках рассказали авторы и редакторы книг.

Любовь Калюжная, редактор:

Анатолий Мариенгоф, раннесоветский эпатажный поэт, я бы даже сказала — красный ницшеанец, судя по молодым стихам (что нам теперь «Давида псалмы, / Когда от Бога / Отрезаны мы, / Как купоны от серии»! 1917), известен мало. Чаще он упоминается как друг/злой демон Сергея Есенина и автор автобиографического «Романа без вранья» (иными критиками переименованного во «Вранье без романа» и пр.)

Захар Прилепин знакомит читателей с разносторонним творчеством Мариенгофа — не только поэта, но также весьма занимательного прозаика, драматурга, чью пьесу «Шут Балакирев» встречаешь и на сегодняшних афишах. Не обходит умолчаниями и его богемную, а также семейную жизнь, со многими драматическими и, увы, трагическими оборотами. А главное, книга Прилепина дает представление о причинах послереволюционного воодушевления представителей самых разных сословий.

Вадим Эрлихман, редактор:

— Недаром оформление обложки напоминает нам барельеф на горе Рашмор, только вместо скульптур американских президентов мы видим изображения четырех героев книги, писателей нового тысячелетия, основателей современной литературы.

Да, все они хорошо знают друг друга и являются почти ровесниками. Очень разные люди и в то же время объединенные единой целью — вернуть литературу «от пустой игры слов и самокопания к изображению реальных людей и событий». Именно так пишется современная проза — на «живом» материале, предельно реалистично, помогая читателю осознать сегодняшний день.

Михаил Крупин, автор:

— Диапазон его восприятия разными людьми поражает. Такое встречается в истории искусства нечасто. Наши соотечественники при его упоминании видят совершенно разных Никит Михалковых. Кто-то вмиг окутывается мерцанием его «атмосферного кино» семидесятых, как бы касается краешком сердца мелодий Артемьева, Рахманинова, Доницетти... А кому-то въелся в глаз и рдеет там неистребимо пиджак Михалыча из «Жмурок», полосит тельняшка наглого проводника Андрюши из «Вокзала для двоих» да по краю гримпенской трясины галопирует сэр Генри, микс ковбойской удали и аристократической спеси.

В этом жизнеописании я не ставил себе целью пропеть торжественную оду герою или представить полный реестр его достижений. Было важнее — проследить путь художника и человека. Увидеть, как влияет время на художника, а художник — на время.

Александр Куланов, автор:

— Почему снова Зорге? Почему он — Неудобный? Почему автор вообще взялся за рассказ о разведчике, о котором, кажется, не написал уже только ленивый? Взялся потому, что Зорге изначально был ему интересен как человек, который сумел в значительной мере изменить мир. Речь идет не только о вкладе разведчика в победу Советского Союза во Второй мировой войне, хотя и здесь читатель, даже абсолютно убежденный, что знает о Зорге все, найдет чему удивиться. При этом «Зорге. Неудобный» — это non-fiction, это не роман о разведчике, не вымысел, а биография, восстановленная строго и исключительно на документальной основе.

Зорге был рафинированным индивидуалистом, преданным коммунальной теории, а такой парадокс возможен, если внутренне человек абсолютно свободен и талантлив. Жить и работать с такой личностью чудовищно неудобно, она вызывает зависть, дискомфорт и непонимание у окружающих, меряющих по себе. Зорге — неудобный герой, как неудобна настоящая, невыдуманная история. Этим и интересен.

Все книги подборки

24.09.2018 17:51, @Labirint.ru



⇧ Наверх