Мейерхольд, Станиславский, Комиссаржевская. Гении русского театра

История русского театра богата яркими находками, новыми открытиями и реформами, повлиявшими на всю мировую сценическую культуру. Можно не разбираться в тонкостях театральных постановок, но ряд блестящих имён отечественных режиссеров и актеров знакомы многим, а их жизнь, нередко изобилующая крутыми повторами, стала предметом исследования авторов издательства «Молодая гвардия».

Одним из знаменитых постановщиков, сценические поиски и эксперименты которого во многом опередили своё время, стал Всеволод Эмильевич Мейерхольд, человек с яркой индивидуальностью и тяжелой судьбой. Талантливый и бескомпромиссный режиссёр, обвиненный в контрреволюционной деятельности и расстрелянный зимой 1940 года, он внёс грандиозную лепту в развитие отечественного театра. Революционный метод, известный как «биомеханика Мейерхольда» основан на эмоциональном взаимодействии между актером и зрителем, в то время, как работа драматурга и постановщика являются лишь подготовкой к основному действию.

Подробная биография Всеволода Эмильевича появилась в рамках нового направления издательства «МГ — NEXT». Автор этой книги, культуролог Марк Кушниров, пытается ответить на вопрос — «была ли в самом деле фатально неизбежна та страшная, кровавая развязка, что выпала Мейерхольду, его любимой женщине, его театру в роковом 1939 году». «…Последняя попытка спасти театр сильным, впечатляющим спектаклем, окончилась катастрофой. Это был спектакль «Одна жизнь» по книге Николая Островского «Как закалялась сталь. … Судя по всему, получилась довольно сильная, трагедийная вещь. Но комитет по делам искусств дружно высказался против, усмотрев в спектакле надрыв, истерику, пессимизм, фатальную обреченность героя… Это был страшный удар».

Рассказывая о жизни и творчестве Всеволода Мейерхольда, его воззрениях на искусство и о том, как сначала исподволь, а потом всё громче и громче происходила травля великого режиссера, автор биографии рисует читателю яркий портрет «вечного и честного смутьяна», «комиссара армии искусств», высокомерного и властного, искрометного выдумщика и виртуозного режиссера-изобретателя.

Не случайно книга называется «Мейерхольд. Драма красного Карабаса». Со своими актерами он был деспотичен, говорили, что именно с него Алексей Толстой списал своего «доктора кукольных наук» Карабаса-Барабаса — классического сказочного злодея. Действительно, требования к актерам предъявлялись самые жесткие — они должны были объединить на сцене драматическую игру и китайскую оперу, хореографию и эквилибристику, гимнастику и клоунаду. Биомеханика кратко и в сжатые сроки позволяла добиваться необходимого эффекта.

Рассказывает историк, переводчик, редактор книги «Мейерхольд. Драма красного Карабаса».

Вадим Эрлихман: «Всеволод Эмильевич Мейерхольд прошел в своем творчестве путь от реализма Московского художественного театра к символизму, а потом — к идее «театрального Октября», воплощению на сцене большевистских лозунгов. Изобретенный им метод «биомеханики» требовал от актеров полного подчинения воле режиссера, из-за чего биография Мейерхольда — первая в серии «ЖЗЛ» — имеет подзаголовок «Драма красного Карабаса». Марк Кушниров освещает жизенный путь своего героя от рождения в семье пензенского купца до гибели в подвалах Лубянки, рассматривая его отношения со знаменитыми современниками, его личную жизнь, значение его наследия для русской культуры».

Многим актером удалось в полной мере раскрыть свой талант именно под покровительством Всеволода Мейерхольда. Так произошло, например, с тремя великими комиками, которые познакомились на сцене, работая вместе в самом революционном театре 1920-х — Государственном театре имени Вс. Мейерхольда. Это Эраст Гарин, Игорь Ильинский и Сергей Мартинсон. Позже они блистали в кино, на эстраде. Например, Игорь Ильинский хорошо знаком нам по фильмам «Карнавальная ночь», «Волга, Волга», «Гусарская баллада» и другим работам. А Сергей Мартинсон снимался в таких знаковых картинах, как «Любовь к трем апельсинам», «Вооружен и очень опасен», озвучивал советские мультфильмы.

Своей игрой эти актёры поднимали настроение бесчисленного количества зрителей. Однако в повседневной жизни судьба далеко не всегда улыбалась им. Биографии трёх заслуженных актеров, учеников знаменитого режиссера, прослеживает в своей книге под названием «Смехачи Мейерхольда» автор, писатель Александр Хорт. Это сборник, который, безусловно, станет хорошим подарком для всех любителей отечественного театра и кино.

Не последнее место в судьбе Всеволода Мейерхольда занимает личность другого великого режиссера, педагога и реформатора театра — Константина Станиславского (1863—1938). Можно сказать, что на протяжении всей жизни он спорил с ним, отвергал его сценическую школу психологического реализма и в то же время ощущал на своем творчестве косвенное воздействие мэтра, благоговейно чтил его, несмотря на разногласия. Так постепенно в театральном мире сложились две основные системы — мхатовская и мейерхольдовская. Но именно К. Станиславский в тяжелые для Мейерхольда времена, когда тот остался без работы, предложил ему должность режиссёра в руководимом им самим оперном театре.

О жизни и творчестве Сергея Константиновича Станиславского, его отношениях с современниками, истории созданного им МХАТа и знаменитой актерской системе рассказывает известный театровед Римма Кречетова.

А совсем скоро в издательстве выходит новая книга Анны Сергеевой-Клятис, посвященная Вере Комиссаржевской.

Анна Сергеева-Клятис «Вера Федоровна Комиссаржевская (1864−1910) — великая русская актриса, жившая в ту эпоху, когда в театре происходили тектонические сдвиги, он менялся буквально на глазах: из классического театра XIX века рождался новый условный театр. Собственно Комиссаржевская и была одной их тех, кто стоял у истоков экспериментального театра — модерна, а, может быть, и футуризма. Мучительно переживая неудачи и провалы, без которых никогда не рождается новое явление в культуре, она отважно шла вперед, сотрудничала с выдающимися представителями своей эпохи, музыкантами, поэтами, прозаиками, художниками, режиссерами.

Чехов, Блок, Брюсов, Вяч. Иванов, Зилоти, Рахманинов, Бакст, Судейкин, Мейерхольд — люди из ближайшего окружения Комиссаржевской. С 1904 года до самой своей смерти она была фактически центром притяжения самых разных сил, вокруг нее закручивались вихри времени. Кроме того, она постоянно играла на сцене, сначала в провинции, потом в главном театре страны — Александрийском, потом в собственном театре, который организовала, покинув Александринку и отважно пустившись в самостоятельное плавание. И бесконечно, год от года — во время долгих и тяжелых гастролей на всех сценах страны, в самых отдаленных ее уголках.

Современники награждали Комиссаржевскую громкими эпитетами, один из которых почти пушкинского масштаба — «Солнце России». Комиссаржевская была символом своего времени, ярким, осознанно воспринятым, объединяющим. Несколько поколений людей, видевших ее в театре, были заражены общим вирусом любви и преклонения. Особое место в книге занимает рассказ о личной жизни Комиссаржевской, которая вызывала толки и пересуды, когда она была жива, и обросла бесчисленными легендами после ее гибели.

Безвременная смерть Комиссаржевской во время очередных гастролей, в Средней Азии, от черной оспы, в момент ее наивысшей известности, на взлете, — одна из самых потрясающих страниц ее короткой, но значимой биографии. В целом же книга о великой актрисе представляет собой ее развернутый психологический портрет, написанный на фоне эпохи. Книга будет интересна самому широкому читателю, но прежде всего тем, кто увлечен театром или связал с ним свою собственную жизнь».

В оформлении темы использован фрмагмент картины Бориса Григорьева «Портрет Всеволода Мейерхольда».

Все книги подборки

22.07.2018 12:51, @Labirint.ru



⇧ Наверх