Мария Нефедова. Два миллиона километров до любви. Духовная одиссея рожденного ненавидеть

«Автобиография выводит из себя», — сказал исследователь автобиографического жанра Филипп Лежен. В этом можно убедиться, окунувшись в книгу Клауса Кеннета «2 000 000 километров до любви» издательства «Никея». Причем «2 000 000 километров…» — это не просто автобиография, это особый сегмент жанра, который можно назвать «Как я искал и нашел Бога».

Клаус — немец, живущий в Швейцарии, и он не очень знаком с Россией, хотя и был духовным сыном архимандрита Софрония (Сахарова), русского по происхождению основателя православного монастыря в Англии. В 90-е и 2000-е было несколько популярных книг о приходе нашего постсоветского человека к вере, но «2 000 000 километров» — немного другая история. Это история жизни гамбургского хиппи, рок-музыканта, оккультиста, индуистского гуру, буддийского монаха, а потом православного христианина — и все это в одном лице…

Клаус Кеннет — сын известной оперной певицы, бежавшей из Германии, родился в последний год войны на скотном дворе. Определяющее начало жизни… Тяжелейшая ситуация, в которой оказалась его мать, повлияла на то, что Клаусу в детстве отчаянно не хватало любви. И дальше много лет он ее искал. Прошел, как вы понимаете, эти два миллиона километров (так называется одна из песен Кеннета). И, похоже, нашел. И любовь, и Бога — тоже в одном лице.

Эта книга — опыт скитаний, ненависти, насилия, одиночества. Автор не боится выглядеть временами отвратительным. Вот это, например, о собственной жене: «Выбившись из сил, она чуть не покончила с собой, приняв большую дозу снотворного. Около шести часов я пассивно наблюдал, как она борется со смертью, захлебываясь собственной рвотой».

Автор не боится поднимать тему, о которой в католической церкви начали говорить только недавно. Через некоторое время после выхода книги с ним связался тогдашний папа Римский Бенедикт и лично попросил прощения за то, что случилось с подростком Клаусом.

Первая половина книги — путь «человека ищущего». Это похоже на американские горки. Вторая — путь «человека нашедшего». Это похоже на скольжение по воде. И хотя существует феномен ошибки ретроспекции (когда на описание прошедших событий накладывается последующий опыт), похоже, Клаус Кеннет смог описать свою жизнь именно из «того самого» времени. И он честен не только в описании «горок», но и в описании «скольжения». Потому что ты случайно узнаешь себя. Вот хочешь поиронизировать над автором — а потом вдруг понимаешь, что вообще-то иногда делаешь то же самое, только не признаешься в этом, потому что боишься выглядеть неумным и незначительным. А автор не боится.

Клаус Кеннет:
— В состоянии отделенности и отчуждения от Бога я провел тридцать шесть лет своей жизни. Это был мой личный ад. Книга эта была написана для того, чтобы засвидетельствовать: человек может получить прощение, пройти путь от «разума к сердцу», его сердце способно измениться.

Вот хочешь покрутить пальцем у виска, читая, как автор легко и свободно разговаривает с Иисусом, думаешь: а не бред ли это? А потом задаешься вопросом — а почему мы так боимся доверять чужому опыту?

Как-то Кеннета спросили: «А вы не думаете, что читатели сочтут вас сумасшедшим?» — на что он ответил: «Люди имеют права не верить этому. Но я не могу лгать во имя Христа. Так я приговорил бы себя к мукам ада. А я пожил в аду и не хочу туда возвращаться».

Чужие американские горки и чужое скольжение по воде может, конечно, выводить из себя — но может и приводить к себе. Это с какой стороны посмотреть.

Все книги подборки

24.11.2018 00:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх