Людмила Петрушевская. И нет преткновения чуду…

Людмила Стефановна Петрушевская — настоящий человек эпохи Возрождения. Ее талант проявляется во множестве сфер: она писатель и драматург, создатель несуществующих языков и актриса в собственном театре, художница и переводчик, мультипликатор и певица. Сорок шестой год ее богатой творческой деятельности отметит выход новой книги под названием «Странствия по поводу смерти».

Первые ориентиры Петрушевской заложила семья: портрет предка-декабриста кисти Бестужева до сих пор можно увидеть в Историческом музее. Прадед, по словам самой Людмилы Стефановны, был персонажем Серебряного века — врачом и тайным большевиком. За бабушкой ухаживал молодой Маяковский. Начиная с двадцатых в семье было принято устраивать представления домашнего театра. Позже первая же постановка ее пьесы «Уроки музыки» в 1979 году вызовет скандал: пьесу запретят (напечатана лишь десятью годами позже), а театр во главе с режиссером Романом Виктюком разгонят.


Людмила Петрушевская

Людмила Петрушевская


Дед Петрушевской — востоковед и лингвист Николай Яковлев, создатель письменностей для нескольких народов СССР. В 1984 году она повторит его опыт: начатый тогда цикл лингвистических сказок «Пуськи бятые» полностью написан на несуществующем языке. Сказки составлены так причудливо и филигранно, что сюжет становится интуитивно понятен, несмотря на то, что ни одно слово само по себе не несет смысла. То есть не несло — но теперь многие слова, что называется, «ушли в народ», и встретить человека, не знающего слова «некузявый» (нехороший, неудобный и т. д.), довольно трудно.

Уехал в народ на своем тракторе и поросенок Петр — герой нескольких небольших книг, вышедших в 2002 году, а затем и мультфильма стал настоящим мемом. Позже Людмила Стефановна создала «Студию ручного труда», где сама рисует мультфильмы с помощью компьютерной мыши. Сама она говорит о них так: «Мои фильмы плохо нарисованы, коряво написаны, однако существуют. И не забудьте, что можно смеяться!». Вообще, Петрушевская пришла в мультипликацию сразу в нескольких амплуа — по ее сценариям снято более 10 анимационных фильмов, а кроме того, существуют упорные слухи, что Юрий Норштейн рисовал с нее Ежика в тумане и Цаплю, а Леонид Шварцман — Старуху Шапокляк.

До 1988 года Людмила Петрушевская была запрещенным для печати автором, но с приходом 90-х годов начала активно публиковаться: сборники рассказов, собрания сочинений и книги сказок выходили в разных издательствах, в том числе и за рубежом — произведения Петрушевской переведены на 20 языков мира. Пьесы с успехом шли в Ленкоме, МХАТе, «Современнике», театре Маяковского, театре на Таганке и других. В это же время Людмила Стефановна начала активно выставляться как художник. Также выступает в «Кабаре одного автора» — поет с оркестром лучшие песни ХХ века в собственном переводе на русский. Трудно себе представить масштаб личности, которая может быть одинаково успешной в стольких областях, но Людмила Петрушевская лишь подтверждает расхожую поговорку о талантливом человеке, который талантлив во всем.

Книги Людмилы Петрушевской

О списке ее наград и премий можно даже не начинать — не хватит места. Но о чем нельзя промолчать — это о прозе Петрушевской.

Все мы знаем авторов, даже больших писателей, все творчество которых можно определить одной фразой. Это не хорошо и не плохо — человек находит свое русло и следует ему. Но Петрушевская не была бы Петрушевской, если бы не пробовала все и сразу, пока не надоест: мистика и любовь, мемуарные эссе и фэнтези, «женские» истории и суровые детективные интриги. Не найти разве что поверхностности: за каждым коротким эпизодом будет стоять большая история, семейная сага или трагедия страны — чаще всего, все вместе. Как в жизни.

Новый сборник повестей «Странствия по поводу смерти» хочется представить словами «такого еще не было, и вот опять»: снова неожиданный жанр, на этот раз триллер. Все истории в сборнике связаны с преступлением, смертью, страхом. Настоящий нуар, с интригами и преследованиями, но это, как обычно, лишь первый слой. Сними его — а там драма. А под ней…

Язык Петрушевской — легкий, напевный. Словно с тобой говорит кто-то, кто тебя очень любит. Рассказывает истории, пока не уснешь. Иногда это страшные сказки — как в этот раз. Но и тут не без перевертыша: страшным оказывается не то, чего ожидаешь от триллера… Это великолепно написанная, тонкая и увлекательная проза о жизни, как и всегда. А что есть жизнь, как не вечное странствие по поводу смерти.

08.08.2017 12:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх