Л.Ю.Б. и тихоокеанский роман. Большие книги «Молодой гвардии»

В этом году издательство «Молодая гвардия» выдвинуло на «Большую книгу» «Ее Лиличество Брик» и «Штормовое предупреждение». Это две совершенно разные книги, но объединяет их то, что авторы — конечно, каждый по-своему — изучают феномен любви и страсти. Герои романа Андрея Рубанова и Василия Авченко ищут любовь на Дальнем Востоке. Героиня Алисы Ганиевой, знаменитая муза советского авангарда Лиля Брик — на перепутьях ХХ века. Мы попросили авторов рассказать читателям Лабиринта об этих двух книгах.

Алиса Ганиева, автор книги «Ее Лиличество Брик»: — Удивительное дело: Лиля Брик — женщина, которая не оставила после себя ни стихов, ни картин, ни мелодий, и даже не была красива в общепринятом смысле. Однако о ней спорят и судачат, ее ненавидят и возносят до небес уже второй век подряд. Она сводила с ума гениев — от Маяковского до Кулешова, подмечала и зажигала таланты — от Слуцкого до Вознесенкого, пробивала заграничные туры Плисецкой, вытаскивала из тюрьмы Параджанова, вдохновляла Ива Сен-Лорана, страшно раздражала партийца Суслова.

Соблазнительница, хозяйка салона, царица русского авангарда, знаток искусства, жрица свободной любви, двоемужница и, возможно, сексотка ГПУ.

Признаюсь, выбирая название для книги, трудно было удержаться от шалостей. На латыни слово-омоним Lucifer означает «светоносный». Во-первых, так в древности называли последнюю утреннюю звезду, гаснущую на небе с восходом солнца, — планету Венеру. Если искусница влюблять в себя Лиля Брик и служила какому-то божеству, то только ей. Во-вторых, в христианстве Люцифер — падший ангел, царь ада, покровитель ведьм и чертей. А Лиля отражается в зеркалах современников и потомков именно так — либо ведьмой, либо ангелом. Брик-ведьма — манкая, опасная, загадочная, пугающая — необыкновенная. Другие видят в ней не столько колдовскую сущность, сколько воплощение обыкновенного, бытового зла — пожирательницу мужчин, разбивательницу семей и прислужницу лубянских приспешников дьявола.

Но есть и другая крайность — восхищение Лилей Брик, категоричное, безапелляционное, отвергающее любую грязь, любую тень, любые неприятные факты, создающее ангелический образ музы Маяковского, спасительницы его наследия, мудрой, умной, чуткой, смелой покровительницы талантов и гениев. Какой она была, эта женщина? В этом страшно интересно разобраться.

Василий Авченко, соавтор книги «Штормовое предупреждение»: — В прошлом году писатель Андрей Рубанов впервые побывал во Владивостоке, «загорелся» и решил написать книгу об этом городе. Вскоре он позвал меня в соавторы — может быть, потому, что я как житель Владивостока выступал чем-то вроде гаранта от «ляпов», а может быть и потому, что заманчивой показалась сама идея: книга, написанная двумя авторами, живущими в разных концах страны, за много тысяч километров друг от друга.

Главные герои — парень из Владивостока и девушка из Питера: она приезжает на Дальний Восток, между ними вспыхивает любовь. Действие книги происходит не только во Владивостоке, но и в соседнем Большом Камне, а также на острове Путятина, что лежит у закрытого военно-морского города Фокино. Среди героев книги — сам Владивосток, а еще — море. В России была и есть сильная маринистская литература (по-моему, начал эту линию Бестужев-Марлинский, позже продолжил Станюкович, а уже в советское время — Соболев, Диковский, Конецкий…), но все-таки пока эта океанская тема у нас — речного, сухопутного народа — развита, на мой взгляд, недостаточно.

Когда работа над нашей книгой «Штормовое предупреждение» уже началась, Андрей снова приехал во Владивосток. Мы отправились на Путятин — на машине до поселка Дунай, а оттуда паромом на остров. Я там уже бывал раньше, Андрей — попал впервые. Кстати, первым литератором, который описал остров Путятина с лотосовым озером и могилой знаменитого дальневосточного купца Старцева, был Михаил Пришвин, попавший сюда в 1931 году.

Потом Рубанов уехал в Москву, и работа наша продолжилась, что называется, в режиме онлайн. Раскрывать секреты не буду, надеюсь, читатели узнают все сами, когда откроют нашу книгу. Мы задумывали ее как киноповесть, имея в виду возможную дальнейшую экранизацию. Мне бы очень хотелось, чтобы появилось кино с морем, Владивостоком, сопками, солеными брызгами. Владивосток – город очень киногеничный, но недооцененный, как малоизвестный провинциальный актер, в силу своей отдаленности. Порой, как в сериале «Исаев», Владивосток вообще снимают в Севастополе. Считаю это неправильным подходом и верю в большое тихоокеанское русское кино.

Все книги подборки

29.04.2019 10:02, @Labirint.ru



⇧ Наверх