Легендарный стимпанк о приключениях ученого-изобретателя

Недавно американский НФ-журнал «Локус» удостоил Джеймса Блэйлока титула «дедушка стимпанка», на что писатель иронично ответил: «Я предпочел бы именоваться крестным отцом или великим властелином, но со мной никто не советовался».

Вряд ли Блэйлок, сочиняя в начале 1980-х «Гомункула» — первую книгу о приключениях ученого-аристократа Лэнгдона Сент-Ива — предполагал, что тридцать лет спустя его харизматичный герой не просто останется на плаву, но и станет культовым персонажем мощнейшего направления в фантастике. Тем не менее, за «Гомункулом» и «Машиной лорда Келвина» последовали спустя двадцать лет «Айлсфордский череп» и «Подземелья Лондона», причем перерыв был заполнен рассказами и повестями, которых набралось на целых две книги.

Стимпанк — это в равной степени герои и антураж. Как писал Тим Пауэрс, это «книги и фильмы о необычайных джентльменах в плащах и цилиндрах, бегущих сквозь ночной туман Лондона по таинственным делам, среди которых — создание адских машин и странных автоматов на рычагах и шестеренках». Блейлок признавался, что его «более всего привлекают декорации: аэропланы, подлодки, шестеренки, пар». Ему нравятся попытки ученых объяснить прогресс, «но гогглы и шестеренки — это тоже очень круто».



Не исключено, что это ахиллесова пята всего жанра: ведь так легко, замкнувшись в гоглах и шестеренках, позабыть о людях! Хотя может быть, здесь скрыт и секрет выживания стимпанка: он легок на подъем, как дирижабль, и способен шагать в ногу со временем. К примеру, если в «Гомункуле» действовали почти одни мужчины, то в «Подземельях Лондона» становятся героинями и женщины — Элис, Матушка Ласвелл, Сара и Клара Райт, не говоря уже о мисс Бракен. Пренебрежение к женщинам — черта не столько викторианской эпохи, сколько нашего представления о ней. В правление королевы Виктории прав у женщин становилось со временем все больше, тем более, что даже добропорядочным домохозяйкам было на кого равняться — от первой программистки Ады Лавлейс (к слову, она вместе с создателем компьютера Чарльзом Бэббиджем тоже стала героиней комикса) до таких колоритных фигур, как Джейн Дигби, которой настолько было наплевать на условности, что в 46 лет она вышла замуж за молодого (на 20 лет моложе!) бедуинского вождя и уехала жить с ним в пустыню. Чем не сюжетная линия в ненаписанном стимпанковском романе?

Стимпанк парадоксален: он одновременно идеализирует прошлое и развенчивает его, выламываясь из условностей и устремляясь в будущее. Как и сама викторианская эпоха, стимпанк — о переменах. Вот почему Лэнгдон Сент-Ив выживет, а противостоящие ему злодеи… тоже — но только ради того, чтобы в следующих книгах Сент-Иву не было скучно.

Все книги подборки

16.11.2019 10:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх