«Культура — это борьба с энтропией». Виктор Ерофеев ответил на вопросы читателей

Вот и подошел к концу конкурс вопросов Виктору Ерофееву. За время проведения конкурса вы подняли много интересных тем, и выбрать десять победителей было невероятно сложно. Виктор Владимирович постарался развернуто ответить на все вопросы. А еще у нас есть десять победителей: они получат по экземпляру книги «Розовая Мышь» с автографом автора.

Виктор Ерофеев:
Здравствуйте, дорогие читатели! Меня далеко не всегда любила критика, но преданные читатели поддерживали меня и продолжают поддерживать в поисках самого себе как писателя написанных и еще не написанных книг. Поэтому ваши вопросы, наши контакты для меня важны, нужны, обязательны и необходимы. Готов ответить за всё.

А теперь объявим же победителей!

IMASHEV KIRILL

Здравствуйте, меня зовут Кирилл, мне 20 лет. Я готовлюсь к старости и к смерти. Если со смертью еще все более менее ясно, то по поводу старости мне многое и многое не понятно. Мой, собственно говоря, вопрос к вам: каждый день просыпаться без «утреннего чуда» — это вообще надо? Это для чего? Как? Каким образом? Почему? За что? Я не хочу так и не буду!

Виктор Ерофеев Кирилл, раскручивайте «утреннее чудо» на полную катушку в свои 20 лет, прекрасный возраст для секса. Не знаю, что вам понятно насчет смерти, тайна которой никому не ясна, но старость бывает разной, как осень. И с чудом, и без чуда — бабье лето может продолжаться долго, в Париже розы цветут до Рождества.

Tasha

Здравствуйте, Виктор Владимирович!
Разрешите мне тоже задать вам несколько вопросов.
К чьему мнению вы прислушиваетесь, когда пишете произведение? И обращаете ли внимание на критику?

ВЕ Когда пишу, я прислушиваюсь прежде всего к рождающейся интонации, музыке слов. Я сам много занимался критикой, литературоведением — я знаю слабости этого ремесла.

Можете ли вы согласиться с тем, что современная молодежь не интересуется чтением? И что раньше мы были самой читающей страной, а сейчас — нет?

ВЕ Молодежь была и продолжает быть очень разной. Кто читает, кто — нет. В Германии читают больше и глубже, чем сейчас у нас. В России стали читать гораздо меньше, чем раньше, и это плохо, потому что только через чтение человек находит в себе человека.

Считаете ли вы себя писателем жанра «политической» литературы?

ВЕ Нет, не считаю, вообще не люблю политику.

Владимир Сахненко

Здравствуйте, Виктор. Как ни странно школьная программа с советских времен и по наши дни осталась практически неизменной (и в части материалов и в части подходов). Как вы думаете, по какому странному стечению обстоятельств школьную программу не затронули серьезные изменения до сих пор? Почему школьные уроки литературы так и остались в своей массе зубрежкой трудов Великих и Могучих, а не превратились в живое и демократичное обсуждение других современных интересных произведений?

ВЕ Нет идеальных программ по литературе. У каждого мыслящего человека есть свое представление о том, как ее выстроить. Наши классики не нуждаются в какой-нибудь учебной перестройке. Идеологическую шелуху поставляют сменяющие друг друга режимы, но общечеловеческие ценности приоритетны. Обсуждать в старших классах новые, яркие, современные произведения необходимо, это свежий воздух твоего времени.

Каждый писатель через свои книги хочет донести что-то важное до читателей — что было в вашей задумке донести? В процессе создания истории — книги — что для себя открывали новое?

ВЕ Писатель в отличие от журналиста ищет смыслы жизни, природу и назначение человека. Если этого нет в основе его книг — это не писатель. Когда пишешь, поражают неожиданные «закрома» памяти. Пруст прав.

Стало интересно, а какие эмоции у вас вызывают подобные конкурсы и задаваемые вам вопросы (особенно повторяющиеся)?

ВЕ У меня нет негатива по отношению к таким конкурсам. Мы все вышли из этих конкурсов. С тем или иным успехом.

Какое событие (я) произошло в вашей жизни, которое вы могли бы описать как «одно из самых ярких», и повторить, не задумываясь?!

ВЕ Если серьезно, то — книги и дети. Это вехи жизни.

Луша

Виктор, а что для вас любовь? Кто из ваших героинь самая счастливая в любви? Почему на ваш взгляд в главных книгах русской классики любовь столь трагична?

ВЕ Луша, любовь — это выход на волю из своей собственной тюрьмы, свобода для поисков счастья. Часто это не получается. Отсюда и трагедии. Я написал книгу о черных сторонах любви — «Бог Х.» В романе «Русская красавица» соединения любви и счастья не случилось. А вот в книге «Акимуды» есть страницы счастливой любви — не верите? Прочитайте.

Осетров Владимир

Виктор, зачем вам все это?

ВЕ Ну, это же на самом деле — все и ничего. Как недолгая поездка в одном купе с попутчиками: разговор за чаем или легкая выпивка.

Kristi

Стоит ли сейчас и в дальнейшем людям создавать новые художественные произведения? Ведь за все время написаны сотни тысяч романов, повестей и миллионы рассказов, лишь незначительную часть которых сможет перечитать человек за свою жизнь. Всевозможные сюжеты и варианты уже проработаны вдоль и поперек. Что еще можно нового и интересного написать, не пора ли остановиться?

ВЕ Если вернуться к моей идее о том, что культура — это борьба с энтропией, то согласимся: эта борьба в литературе ведется в каждое время по-разному. В результате, кто-то как гений остается навсегда, как Данте или Толстой, а кто-то на время своего поколения. Мы не перестаем дарить цветы из-за того, что они нам известны. То же и с сюжетами.

Ларионова Наталья

Уважаемый Виктор Владимирович! Как-то недавно вы так точно подметили, что культура — это борьба с энтропией. А какая роль в этой парадигме отведена религии? Спасибо.

ВЕ Ну вот, Наталья, теперь уже от вас исходит вопрос о борьбе с энтропией. Религия — безусловно одна из важнейших форм этой борьбы, поиски абсолютных ценностей. Но наше сознание так устроено, что оно даже из самых лучших побуждений может втянуть нас в энтропию. Религия, как и государство, сама способна стать причастной к энтропии, особенно если они сольются.

Herzen

О феноменологии русской литературы. Если Пушкин — «утреннее чудо» ее (а Кант — «извержение»), не есть ли в таком случае Толстой — куст горящий, Достоевский — чудо оное же, только в пасмурный день, и, Тургенев, наконец, — совершенно бесполезный в сем деле чехол?

ВЕ Ну, зачем так грустно о Тургеневе? Он все-таки написал «Отцы и дети» — роман-афоризм. Насчет кустов Толстого и Достоевского вы, конечно, правы. Но все-таки Достоевский — не ежик в тумане.

К Виктор

Раньше ваши книги были огромным событием, их цитировали. Сейчас, как мне кажется, интерес угасает. Из этого вопросы: это действительно так, если да, то почему на ваш взгляд это произошло?

ВЕ Мне грешно жаловаться. Меня читают в России читатели разных возрастов, переводят на разные языки. Ну, например, меня хорошо знают в Иране. Популярность — вещь изменчивая, как и мода, но мой самый взыскательный читатель, читатель-рентген — это мои переводчики. Они не отворачиваются от меня. Наоборот, мы продолжаем.

Кто на ваш взгляд «ВАШ» читатель? Есть какое-то представление?

ВЕ Вот только что ответил — мои переводчики.

Какую книгу вы считаете самой лучшей в своем творчестве?

ВЕ Все мои книги — мои дети. Одни стали знаменитыми, другие живут поскромнее.

Не мешает ли вам популярность и известность «Москва — Петушки»? Не стала ли она для вас успехом и проклятием в одном флаконе?

ВЕ Иметь успешного писателя-однофамильца — это все равно как иметь живой стимул к самопознанию. Если бы не было Венички, его бы мне надо было выдумать.

Какие книги вы читаете? Каких современных авторов из ныне живущих отечественных и иностранных?

ВЕ Я стараюсь читать в основном хорошие книги. Гоголя, Кафку, Добычина, Розанова… Из современников читаю Уэльбека, Сорокина. Плохие книги, как речной песок, хрустят на зубах. При всем том я увлекаюсь низкими жанрами, граффити, словесным «трешем», вплоть до графомании. Я ценю социалистический реализм как важное свидетельство человеческой бездарности.

С какой книги (повести, рассказа), из тех что вы написали, вы бы рекомендовали начать знакомство с вашим творчеством?

ВЕ Мне трудно советовать незнакомому человеку. Ну может быть «Хороший Сталин»? Это книга о моей семье. О моем отце. Там «дышит почва и судьба» — если вспомнить Пастернака.

Существует ли вредная литература и правильно ли когда книги и другие произведения запрещают?

ВЕ У каждого — свое представление о вредной литературе. Самая вредная литература — это плохая литература. Но такой не бывает. Потому что плохая литература — это уже не литература. Я против любых запретов. Запретить книгу — это все равно что запретить видеть сны.

Полин Артем

Виктор Владимирович, здравствуйте. Я начал знакомство с вашим творчеством с книги «Русская красавица» и поразился виртуозным и легким рассказом об интимных отношениях. Поэтому мой первый вопрос вам о том, почему вся русская литература так стыдлива в описаниях секса, чего боялись классики и авторы ХХ века?

ВЕ Русская литература боялась темы тела как конкурента при обсуждении социально значимых тем: освобождение крестьян, мечта о революции, радикальная смена режима. Наша философская антропология по этому поводу сильно затормозилась. Русская литература подыгрывала революции. Был, правда, «Мелкий бес» Сологуба. Розанов тоже умно занимался телесной природой.

Второй вопрос связан с вашим участием в альманахе Метрополь: что вам, кроме исключения из Союза писателей и неприятностей у вашего папы, дало сотрудничество с этим неподцензурным альманахом? Вы ощутили себя более свободным?

ВЕ «Метрополь» был удивительным и уникальным примером плюрализма в нашем российском мышлении. От него пошла волна свободы. Я как его инициатор бесконечно благодарен этой школе жизни. Отец сильно пострадал, это так, но о его реакции — в книге «Хороший Сталин».

Наконец, третий вопрос вытекает из второго: в одном из эфиров на радио Эхо Москвы вы сказали о непреодоленном в современной России наследии Сталина. Какова роль литературы в освобождении сознания граждан от сталинского влияния сейчас, в 2019 году, раз не получилось ни в первую оттепель 1956 года, ни в перестройку?

ВЕ Артем, у нас в стране сталинский вирус, как герпес — почти у всех. Его трудно лечить, он нам достался в наследство от предков. Но все-таки есть какие-то антибиотики. Их мало кто принимает, не всем они помогают.

Я среди победителей, как получить приз?

Поздравляем! Пришлите нам свой почтовый адрес (не забудьте индекс!) ФИО и ник на Лабиринте, под которым был опубликован вопрос, на адрес konkurs@labirintmail.ru в течение 14 дней после подведения итогов конкурса, указав темой письма «Конкурс вопросов Виктору Ерофееву». Подарок отправляется в течение трех месяцев после подведения итогов.

Ответы на вопросы других участников

Дроздова Ирина Здравствуйте, Виктор! Я очень рада появившейся возможности задать вопрос писателю! Однако у меня возник не один, а несколько вопросов к вам, но они будут немногословными. Хоть вопросы очень простые и вовсе незамысловатые, мне все же очень хотелось бы узнать ответы на них!

Вспомните о своих самых первых произведениях. Изменили бы вы сейчас что-то в них? Что послужило для вас вдохновением для самого первого изложения на бумагу ваших мыслей? Что было самым сложным в работе, а что — самым приятным и интересным?

ВЕ Ира, спасибо за творческие вопросы! Теперь по очереди и по существу. Лучше родиться писателем, чем стать им. Второе гораздо труднее. Главное в творчестве — страсть. В писательстве она проливается на бумагу. При этом писатель похож на радиоприемник, он принимает волны и преобразует в слова. Поэтому менять ничего не надо. Надо приспособиться услышать.

Техническим вдохновением для меня послужила печатная машинка «Эрика» — она у меня до сих пор стоит на полке, спасибо ей! Сложно было понять, что ты не такой как все, а особенный, наделенный талантом, а потому с тебя больше спрашивается. Самое приятное — это подсказки с неба.

Каждый читатель по окончании прочтения книги делает для себя определенные выводы. А что бы вы хотели донести до своих читателей своими произведениями?

ВЕ Слушайте, если писатель по-настоящему талантлив, он следует за словом, а не командует им. См. у Цветаевой: «Поэта далеко заводит речь…» «Мастер и Маргарита» — ошибочное название. Писатель — не мастер. Чем лучше писатель, тем меньше он отвечает за свои произведения — они саморазвиваются. Вот почему писатель в конце концов оказывается всего лишь читателем своих текстов и дает свободу другим читателям понимать текст в соответствии с их чувством слова.

Менялись ли со временем ваши литературные интересы? Что вы читаете сейчас?

ВЕ Конечно, менялись! Я где-то в 14 лет увлекался Ремарком. На смену ему пришли Маяковский и Достоевский — такая вот странная парочка. Потом были Хлебников, маркиз да Сад, Набоков, Хармс. О Достоевском написал диссертацию, в конце 1980-х провел «набоковизацию» всей страны, издав 4 тома русской прозы Набокова тиражом в 1 700 000 экз. каждый. Я читаю с удовольствием Гоголя и Платонова — из других стран Флобера и Джойса, «Замок» Кафки.

Во что вы верили в ранние периоды вашего творчества или даже в детстве? Что давало вам силы и вдохновляло? Кто был для вас ориентиром, у кого вы учились? Откуда вы черпали идеи для творчества?

ВЕ Поначалу я сам в себя не верил, было много сомнений. Силу давала страсть к жизни. Это творческое начало. Я, наверное, ни у кого не учился писать, но филфак МГУ мне был очень полезен своей прекрасной научной библиотекой.

На какой вопрос вам хотелось бы самому ответить, но вам его никогда не задают?

ВЕ Знаете, меня никогда не спрашивали, что такое культура, и мне хотелось бы на него ответить: по-моему, культура — это борьба с энтропией (то есть с хаосом, распадом, гниением). А значит проект человека здесь, на Земле — заниматься сотворчеством.

Очень частая проблема начинающих писателей состоит в том, что они не знают, что же делать со своей написанной рукописью? Куда ее нести, чтоб книгу напечатали? Идти во все издательства своего города? Или же искать издательства в Интернете? Что бы вы посоветовали в такой ситуации?

ВЕ Мучительная тема. Если у тебя нет имени, тебя не печатают, а если не печатают, откуда взяться имени? Здесь очень многое зависит от удачи. Талант — это ледокол, но без удачи ему непонятно, как и куда плыть.

Владимир Сахненко Здравствуйте, Виктор. Как жить так, чтобы ни о чем не жалеть впоследствии? Как найти смысл в жизни после потерь? И в чем он вообще, смысл жизни?

ВЕ Ой, Владимир, ну и вопросы! Найдите, скорее, не смысл, а свое назначение. Это доступно в земной жизни. Трудно, но удается. И тогда возникают всякого рода озарения. О потерях — если они чудовищны, то смысл отлетает на долгое время. Сознание не справляется с этим, оно коверкается, иногда навсегда.

Как вы думаете, какое качество взрослые теряют, когда вырастают, хотя оно бы им во взрослой жизни совсем не помешало, а даже наоборот?

ВЕ Взрослые часто теряют радость жизни, присущую детям. У меня дочке Марианне почти полтора года — у нее радость жизни огромна.

Как вы выбираете название для книги?

ВЕ Название — это привет из небесной канцелярии.

Мастера слова прошлых столетий, писали свои произведения, четко следуя популярным направлениям тех времен — классицизм, романтизм и т. д. Какое, по вашему мнению, направление доминирует сейчас в наши дни? Стоит ли следовать его течению?

ВЕ Сейчас такая же эклектика в литературе, как и в одежде. Есть куча разных трусов и носков.

Мы со школы помним про «крепость немецкого, живость итальянского» и так далее. А как вы чувствуете русский язык?

ВЕ Я люблю русский язык. Меня много переводили на многие языки. При переводе с русского языка важные вещи теряются. Наш язык не только информационен, как большинство других. Наш язык реально богат и смыслом, и оттенками. Не боится противоречий. Это шаманский дискурс.

Творчество писателя всегда основано на глубоких личных переживаниях. Что чувствуешь, поставив точку?.. Радость, печаль, опустошение? Что побуждает творить снова и снова?

ВЕ Я не верю самоуверенным писателям, которые ставят жирные точки и радуются своим успехам. Писатель должен быть очень осторожным. Чтобы не спугнуть свой дар.

Какой детский вопрос оказался для вас самым сложным?

ВЕ Откуда берутся дети?

Kont Как Вы считаете, есть ли какой-то антинастрой или сознательная цель у Нобелевского комитета принизить успехи российской/советской литературы и дать как можно меньше премий нашим авторам? Несколько наград за все время и ни одной за последние 30 лет.

ВЕ У нас слишком высоко поднята/задрана Нобелевская премия — так будто боги ее дают. Я был как-то раз в Швеции на праздновании 100-летия этой премии. Видел вблизи ее богов. Ел и пил с ними. Они любят русскую литературу, но у них свои разнарядки, вкусы и представления о мировой справедливости.

Шакуров Тимур Здравствуйте, Виктор Владимирович! Условно предположим, что все, что связанно с творчеством, можно поделить на три группы (в том числе книги): плохие (в данных произведениях авторы привлекают интерес читателя исключительно негативом, пытаясь выдать обычную грязь за нечто, претендующее на интеллект), хорошие (книги которые просто отлично скрашивают досуг. Их масса в любых жанрах), книги-маяки (книги о самом важном для любого человека, они действительно как маяки высвечивают истинное и не приемлют фальши (к таковым я мог бы отнести: Над пропастью во ржи, практически все творчество Ремарка, Мастер и Маргарита, Над кукушкиным гнездом, Маленький принц, 1984 и другие). Отсюда и мой вопрос: можете ли вы назвать произведение (за исключением уже названного Булгакова), которое вы бы назвали Великим Русским романом? И встречали ли вы такие книги среди современной литературы?

ВЕ Литература не очень любит спортивную состязательность. В ней нет исторического прогресса (о чем писал Мандельштам). В гомеровской «Одиссее» уже все есть. Но если действительно, как мне кажется, культура — это борьба с энтропией, то каждый выбирает свою поляну борьбы. Я считаю Платонова прекрасным писателем. Для меня Сорокин, Пелевин, ранний Лимонов — писатели навсегда.

Лещук Юлия Виктор Владимирович, здравствуйте! Считаете ли вы, что писатель — это человек с иными парадигматическими ценностями, чем человек, который совсем не пишет? Какие ценности стоят на первом месте у творческого человека?

ВЕ Юля, писатель — опасное животное, которое хочет докопаться до важных истин и ради этого нарушает порой приличия.

Slam Здравствуйте, как вы начали писать свою самую первую книгу, и откуда возникла идея?

ВЕ Еще до книг, с самого детства у меня крутились в голове самые разные «мыльные оперы», рождавшиеся в детском саду, по дороге в школу, в поездках, везде. Идеи пришли много позже.

Юлия Здравствуйте, Виктор! Так вышло, что с вашими произведениями я не знакома. Хочется наверстать упущенное, а для этого спросить: для какого возраста большего всего подходят ваши произведения? Как вы сами ощущаете, когда пишете — ваш читатель, кто он (мужчина, женщина, подросток)? И для кого больше всего хочется написать, но пока это не реализовалось? Спасибо.

ВЕ Юля, попробуйте начать с книги «Мужчины» — это самое простое начало. Я никогда не писал для определенных читателей, а теперь, когда мои книги перевели на несколько десятков языков, я вообще сомневаюсь в том, что надо писать для читателя. Он слишком разный, чтобы с ним иметь дело.

Григорян Ашот Виктор Владимирович, меняется ли ваше мироощущение с годами?

ВЕ Я стал относиться к людям и лучше и хуже с годами. Лучше, потому что жить трудно. Хуже, потому что сами виноваты.

И, если можно, еще один вопрос: мы с вами родились в один день (правда, вы ровесник моего отца). Верите ли вы в гороскопы?

ВЕ Как писатель я, конечно, верю в мистические силы природы, но гороскоп — это слишком забавная игрушка.

Вершинина Виктория Добрый день Виктор Владимирович! Расскажите ваш секрет творческого вдохновения. Как его поймать/разбудить, удержать, чтобы выполнить творческую работу в срок? Спасибо!

ВЕ Дорогая Виктория — никак! Никак вдохновение не поймаешь и не разбудишь, оно тебя само поймает и разбудит, если захочет.

Сергеев Александр Добрый день! Как Вы относились к тому, что вас путали с Веничкой Ерофеевым или считали его родственником? И случается ли это до сих пор?

ВЕ С Веничкой меня путали и — до сих пор случается. Это помогло мне когда-то разобраться с тщеславием. У меня есть очерк «Ерофеев против Ерофеева» — там много смешных и грустных моментов наших с ним встреч и недоразумений. В интернете можно найти.

Шибаева Вера Виктор Владимирович, здравствуйте. Ваш роман «Розовая Мышь» в аннотации сравнивается с «Алисой в Стране чудес». А какие детские книги вы назвали бы на самом деле взрослыми и рекомендовали бы перечитать, чтобы сравнить юные и зрелые впечатления от них?

ВЕ Вера, мы с моей маленькой дочкой Марианной читаем Чуковского — он для всех. «Маленький принц» — великая книга. «Розовая мышь» — книга о скоропостижной смерти очень счастливой семьи. Книга-предупреждение. Написана от лица 11-летней девочки Маруси Менделеевой. Но на задней обложке 16+. Смешная и страшная история.

Степанова Радмила Добрый день. Виктор, если бы вы могли перенестись на машине времени в любую историческую эпоху и любую страну, где вы бы хотели пожить? С какой исторической личностью прошедших веков мечтали бы познакомиться лично?

ВЕ Я бы хотел побывать в нескольких эпохах и в тех странах, где случились метафизические революции. Было бы здорово побывать в гостях у Будды, в Иерусалиме во времена Христа.

Черкасова Анна Виктор, расскажите, пожалуйста, кто ваша муза? Или что является для вас источником вдохновения?

ВЕ У меня коллективная муза — моя семья и любимые писатели, философы, о которых я написал в недавно вышедшей книге «Щель».

Яландаева Виктория Добрый день! Виктор Владимирович, очень любопытно узнать о вашей любимой книге в детстве и сейчас?

ВЕ Виктория, в детстве меня поразила «Сказка о глупом мышонке» — это, как мне теперь кажется, сказка о русской революции 1917 года. Догадайтесь почему! А теперь у меня прямо несколько любимых книг — о них я как раз и написал целую книгу «Щель».

Lera Виктор Владимирович, здравствуйте. В Год Театра для вас «театральный» вопрос. Какое ваше произведение вы хотели бы видеть на сцене драматического театра? Или, может быть, театра оперы и балета?

ВЕ Есть прекрасная опера Альфреда Шнитке «Жизнь с идиотом». По моему одноименному рассказу и моему же либретто. Есть хороший спектакль Русская красавица" в Гоголь-центре — его можно посмотреть и сейчас, он идет каждый месяц. В Польше поставили яркий спектакль по книге «Акимуды». Я люблю творчество украинского режиссера Андрия Жолдака. Он однажды поставил «Жизнь с идиотом» на сцене румынского театра в городе Сибиу и потом показал спектакль в разных странах. Я бы с удовольствием продолжил с ним работу. Кажется, это взаимно.

Фрол В первую очередь я бы хотела поблагодарить вас, Виктор Владимирович, за телепередачи «Апокриф», благодаря им сформировала личный план чтения, жаль, что передачи больше не транслируются, смотрю старые выпуски.

ВЕ За «Апокриф» спасибо. Постараюсь его возобновить в соцсетях.

А теперь вопрос: Виктор Владимирович, скажите пожалуйста, при чтении какого-либо произведения всегда ли нужно стараться увидеть скрытый смысл, всегда ли автор вкладывает в него что-то тайное, которое нужно разгадать, как, например, у В. Набокова почти во всех его произведениях, особенно в «Приглашении на казнь» или это зависит от читателя, от его умения читать, воображать, думать?

ВЕ Фрол, сама литература — это тайна. Не понятно, откуда она растет. Гоголь писал в письме Жуковскому: «Мои ненаписанные произведения — это мои небесные гости». Лучше не скажешь. Поэтому простор для воображения бесконечен.

Бутнев Кирилл Виктор Владимирович, каким писателем вы вдохновлялись на начале своего пути и кого можете выделить писателей которые вам по душе и чьи книги у вас есть в библиотеке?

ВЕ Там, выше, Кирилл есть уже ответы по поводу любимых вдохновителей. Мне повезло с маркизом де Садом и Львом Шестовым — я написал довольно рано о них большие работы (напечатали в «Вопросах литературы» соответственно в 1973 и 1975 г. г.) — это вроде как мои позывные. Ницше тоже оказался для меня, еще в школе, очень нужным философом.

Леся Здравствуйте, Виктор Владимирович. Я совсем не знакома с вашим творчеством. Вопрос простой: что я должна узнать о вас, как о писателе, чтобы оно меня заинтересовало, и мне захотелось познакомиться с вашими книгами?

ВЕ Леся, если вам интересно знать, зачем вы живете, и в чем может заключаться проект человека, начните с романа «Акимуды» — это про мистику наших дней. А если про любовь, то это роман «Русская красавица». Обо мне можно узнать по книге «Хороший Сталин» — это почти что автобиография.

Хитяева Людмила Кого из писателей вы могли бы назвать своим учителем? Чье творчество оказало на вас сильнейшее влияние и побудило начать писать?

ВЕ Достоевский был моим любимым собеседником всю мою студенческую и аспирантскую жизнь. Но сочинять я стал независимо, не опираясь ни на кого, гораздо раньше. Мне дороги слова Кафки о том, что он не ловит что-то в литературе, а сам является ее частью. Я стал писать лет в 14.

pergaeva-natali Уважаемый Виктор Владимирович! А мне нравятся ваши книги, прилизанные сюжеты быстро надоедают, а вот неординарные, не как у всех, привлекают. Хотелось бы узнать, о чем вы планируете написать в ближайшем будущем, какая тема вас волнует больше всего. С уважением Наталья.

ВЕ Наталья, спасибо за добрые слова. Меня сейчас волнует тема человеческой глупости. Глупость, как чернильное пятно, расплылась по всему свету.

Tanechka Танечка Уважаемый Виктор! Есть ли сейчас классики в русской литературе? Кого бы вы к ним причислили? Среди живых или недавно нас покинувших. Каким вы видите будущее современного русского романа?

ВЕ Танечка, у нас в литературе неслыханная с конца ХVIII века скудность. После золотого и серебряного веков, после крупных, отнюдь не советских писателей советского времени — глушь и почти пустота. Впрочем, не только у нас. Тем не менее, есть Саша Соколов и уже названные выше Сорокин, Пелевин, ранний Лимонов — это большие писатели.

Фетисова Надежда В искусстве создано много обаятельных образов алкашей (мой любимый — дядя Митя из «Любовь и голуби».) Но в реальности — это страшное зло, которое разрушает жизни, здоровье, семьи. Как вы относитесь к подобной пропаганде? Стоит ли романтизировать образы пьяниц в литературе, кино и т. п.

ВЕ Евгений Онегин убил своего друга, Печорин — чудовище, Обломов — лежачая лень, Ставрогин — дьявол, Анна Каренина — неверная жена, Остап Бендер — мошенник… ну или «Москва — Петушки» со своим гениальным алкашом. Литература и морализаторство редко совмещаются. Это не романтизация антигероев, а опасный поиск человеческой природы, с ее кладами и скелетами в шкафах. Не верьте сказкам о доброй литературе!

Все книги подборки

16.05.2019 15:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх