Книги в которых оживает волшебство. Интервью с Элени Ливаниос

В долине Дивных Роз вместе с мамой и бабушкой живет маленькая ведьмочка Флора. Она очень любит летать на метле. Не зря ее прозвали Флорой Молнией — на метлотурнире она заняла первое место, опередив даже прославленного колдуна Турдуса Мерулу. Однажды Флора и ее друзья обнаруживают в волшебном лесу таинственную избушку. Повсюду клубится туман, от которого веет тоской и унынием. Без злых чар тут явно не обошлось! Да и с погодой в долине творится что-то неладное: то и дело налетают ураганы, льют дожди, а однажды нападает такой холод, что на улицу лучше нос не высовывать. Может быть, здесь замешаны погодные ведьмы, которые отчего-то очень злятся на жителей долины? Флора и ее друзья во что бы то ни стало должны это выяснить. Отправившись в путешествие с героями, которых придумала и нарисовала Элени Ливаниос, вы научитесь видеть этот мир с разных сторон, укреплять веру в себя и видеть чудеса, которые все-таки происходят...


Элени Ливаниос
Одна из наиболее успешных и любимых молодых авторов и иллюстраторов Германии. Ее чудесные истории про маленькую ведьмочку Флору очаровывают с первых страниц. Попав в это чарующее пространство, ребенок может путешествовать вместе с героями этих историй, преодолевая различные трудности и препятствия на пути к добру и своему счастью.

Литературный обозреватель Татьяна Князева поговорила с Элени Ливаниос о вдохновении, волшебстве и о работе над сказочными сюжетами.


Татьяна Князева Элени, для начала хотелось бы попросить вас рассказать о том, когда вы заинтересовались искусством и как пришли к детской иллюстрации? Как складывался ваш «детский стиль»?

Элени Ливаниос Пожалуй, искусством я интересовалась всегда. Уже в возрасте двух лет я не выпускала из рук карандаши и могла тихо и подолгу рисовать. Любовь к иллюстрациям зародилась у меня на основе многочисленных прекрасных книжек с картинками, которые были у меня в детстве. Моя мама — большая любительница книг, поэтому в доме было всегда изобилие детских книжек. Желание самой стать иллюстратором детских книг зародилось у меня примерно в шесть или семь лет, когда я разглядывала великолепные иллюстрации Илон Викланд. Она стала для меня основным образцом для подражания. Мой путь к книжной иллюстрации не был прямым. Сначала я изучала в университете историю искусств и языки, поработала в разных местах, пока в 26 лет не осознала, что буду счастлива только в профессии иллюстратора.

ТК Рисуете ли вы в других стилях? Как часто приходится современному художнику менять стили? Насколько вообще стиль связан с «я» художника?

ЭЛ Я стараюсь немного варьировать стиль и технику, чтобы в результате можно было предложить больше вариантов, но и просто для себя — я люблю разнообразие. Но не люблю ломать себя. Когда я что-то рисую, это должно действительно идти от сердца. И несмотря на это, я считаю важным для художника развиваться, а не работать десятилетиями в одном и том же стиле.

ТК Сколько времени прошло, прежде чем вы получили свой первый заказ от издателя? Что должен сделать иллюстратор, чтобы издатели его заметили?

ЭЛ Когда я впервые собрала папку с работами, более или менее пригодными для портфолио, то поначалу получала одни отказы. Со временем я поняла, что мне нужно в них исправить, и тогда вскоре началась работа над первым проектом книжной иллюстрации.
Для меня было очень важно, чтобы меня как можно скорее узнали в книжной среде, потому что это была профессия моей мечты. Когда я впервые полетела на книжную выставку во Франкфурт, моей дочери было два года, а сыну — несколько месяцев. Мне нужно было вернуться в тот же вечер. Установление личного контакта и личное знакомство — по-моему, очень важно. Важно поддерживать уже установленные отношения хотя бы во время встреч на выставках, а не решать вопросы только по телефону или электронной почте.

ТК У каждой вашей иллюстрации есть особая индивидуальная атмосфера. Как вы этого добиваетесь? Какие техники и материалы предпочитаете использовать в работе? Какие техники рисования вам нравятся больше, какие меньше? Чем вы владеете уверенно, а чему бы хотелось поучиться?

ЭЛ Больше всего я люблю рисовать в технике акварели и акрила, и обязательно на специальной бумаге. В этих техниках я чувствую себя абсолютно уверенно. Сфера, где мне еще есть чему поучиться, — это цифровая иллюстрация. На сегодняшний день я, правда, неплохо владею ей, но должна признаться, что больше чувств я вкладываю, когда рисую традиционным способом — с помощью кисти, воды и красок на обычной бумаге. В такой работе я черпаю силы, в то время как цифровая иллюстрация меня утомляет. Атмосфера в картине создается слой за слоем. Мои работы в технике акварели всегда многослойны, в конце работы я работаю со светом и тенью. Я рисую чаще не из головы, а так, как чувствую. Люблю представлять себя посередине сцены, которую пишу.

ТК Что вас вдохновляет? На творчество, на выражение, на радостную жизнь в целом? Есть ли какие-то правила, которых вы придерживаетесь в своем творчестве?

ЭЛ У меня так много источников вдохновения! Зачастую я обнаруживаю что-то в природе или в быту — то, что меня восхищает, что-то, что хочется нарисовать или о чем хочется написать. Я люблю наблюдать за людьми и животными, за их движениями, мимикой. Вообще-то я делаю это неосознанно постоянно, и эти наблюдения находят отражение в моих рисунках. Радость от жизни я испытываю постоянно. Мне только нужно достаточно спать, и тогда я бываю очень жизнерадостным человеком. Думаю, что я очень чувствительна, и меня многое способно по-настоящему радовать, и, к сожалению, очень многое меня трогает до глубины души, но с этим ничего не поделаешь. День для меня полон бесчисленных счастливый моментов: когда слышу стрекотание сверчков, летом — запах свежескошенной травы, когда мои дети рассказывают мне что-то смешное, когда мне говорят что-нибудь приятное, когда моя исландская кобыла, стоит мне ее позвать, отделяется от своего стада и бежит ко мне; или когда я любуюсь красивым фасадом, или когда смотрю на наших двух кошек, уютно спящих вместе. Моменты счастья могут быть самими разными.
Когда я чувствую себя счастливой, я рисую с особенным удовольствием. Но с не меньшим удовольствием я рисую, когда я несчастна, потому что тогда я могу наколдовать себе другой мир, в котором я в такой момент хотела бы оказаться, и забываю все, что происходит вокруг меня.
Да, в моем творчестве есть правила, ведь я получаю заказы от издательств, и у них есть свои предписания. В рамках этих предписаний я стараюсь действовать как можно свободнее, но, разумеется, я хочу, чтобы мой заказчик был доволен.

ТК А как вы выбираете сюжет или идею для книги? Вы сразу запоминаете мысль, чтобы потом зарисовать? Или долго обдумываете ее?

ЭЛ Идея книги приходит постепенно. Иногда это краткие вспышки, часто очень мимолетные, как бабочка, и трудно уловимые. Часто идеи приходят в голову, когда я ложусь спать: приходится снова включать свет и быстро записывать, потому что — и это случалось уже не раз — наутро я помню только то, что у меня промелькнула отличная идея, но какая именно — забываю напрочь. Поэтому на моей прикроватной тумбочке всегда лежит ручка и блокнот. Когда главная идея книги не отпускает меня, я начинаю ее обдумывать, и тогда этот процесс похож на собирание пазла. Отдельные мысли, идеи, фигуры, возникают у меня в голове, я слышу обрывки разговоров моих персонажей. Чем более живо это предстает в моем воображении, тем больше я чувствую убежденность в том, что нужно развивать эту идею дальше.

ТК Расскажите о вашем опыте автора-художника детских книг. Кем вам больше нравится быть — иллюстратором или автором-иллюстратором?

ЭЛ Я люблю и то, и другое. Самое замечательное — иллюстрировать свою собственную рукопись, тогда получается своего рода целостное творение. Но, конечно, я люблю иллюстрировать не только свои тексты, но и рукописи, которые мне предлагают издательства. Здесь я хочу кое-что еще отметить: мне не очень нравится, когда мне пишут люди со стороны, не из издательской среды, с вопросом, не хочу ли я проиллюстрировать их рукопись и не могла бы я при случае найти для них подходящее издательство. Такое случается почти каждую неделю. На сегодняшний день я уже почти 20 лет сотрудничаю в области книжной иллюстрации исключительно с известными издательствами и не выполняю частных заказов. Я очень ценю работу издательств детской литературы. Ведь издательство — это не просто типография, где печатают книги, как думают многие. Издательство, если обратиться за сравнением к индустрии моды, — это бренд, который ассоциируется с качеством и определенным стилем продукции. За каждой книгой стоит целый коллектив специалистов, которые прилагают много усилий для того, чтобы из идеи книги получился прекрасный и качественный продукт — как в отношении его содержания, так и в отношении оформления, который в конце концов понравится целевой аудитории.

ТК В историях про ведьмочку Флору, что было первично: текст или иллюстрации? Как создавался образ главной героини? Не могли бы вы рассказать нашему читателю о том, как строился весь процесс — от выбора сцены до продумывания визуального образа?

ЭЛ Сначала появились изображения различных ведьмочек, летящих на метлах. У меня дома висит картина, которую я много лет назад написала акрилом на холсте. На этой картине ведьмочки упражняются с их метлами. С тех пор мотив ведьм меня не отпускает.
Постепенно возник образ девочки-ведьмы. Я стала записывать, продумывать разные детали и назвала ее Флорой Флорибундой (Flora Flitzebesen). Вместе с записями и зарисовками я представила ее издательству Coppenrath на Франкфуртской книжной ярмарке в 2012 году.
Когда издательство приняло решение, что они хотят издать книгу или даже серию книг с таким персонажем, и был заключен договор, началась работа над содержанием. Весь дальнейший процесс строится таким образом, что сначала нужно подготовить рукопись целиком и лишь потом можно приступать к иллюстрациям. Для этого создаются наброски отдельных сцен, они обсуждаются с редакторами, и после этого я переношу их на акварельную бумагу и рисую красками. Продумывание картинок происходит у меня, скорее, на уровне чувств. Я представляю себе сцену и просто пишу ее. Цвета я либо сразу вижу мысленно, либо выбираю во время процесса создания картины. Иногда художник осознанно расставляет определенный цветовой акцент, желая привлечь взгляд зрителя, но чаще всего все происходит интуитивно. Я пользуюсь иллюстрацией, чтобы рассказать о вещах, которые не упоминаю в тексте. Потому что это можно переложить на иллюстрацию, разгрузив текст. Например, я не описываю подробно, какой хаос царит в комнате Флоры, при этом я вижу это своим внутренним взором уже на этапе рукописи. Но показываю это позже в иллюстрациях. Иллюстрации — это рассказ без слов.

ТК Что было самое сложное в работе над книгой? Что самое интересное?

ЭЛ Самое сложное — это то, что я часто терялась в собственных мыслях или хотела включить в книгу слишком много действия. Самое интересное — это знакомиться все ближе и ближе с персонажами или вводить новых. Кроме того, часто сложно вовремя закончить иллюстрации, потому что они очень детализированы. Когда я рисую иллюстрации, я немного теряю ощущения места и времени.

ТК Есть мнение, что работа со сказочными сюжетами требует от художника особого склада мышления, как правило, на это способны только люди, которые всю жизнь сохраняют в себе внутреннего ребенка. Вы согласны с этим?

ЭЛ О да! Полностью и абсолютно! Для меня рисование или выдумывание историй — это своего рода игра. Кроме того, персонажи в текстах, которые я пишу сама, и в текстах других авторов, которые я иллюстрирую, становятся моими друзьями. Мне кажется, так мы немного проживаем тоску по собственному детству. При этом я должна сказать, что у меня было очень счастливое детство, и я провела его в любви и ощущении защищенности.

ТК Случалось ли волшебство в вашей жизни? Какое-нибудь невероятное совпадение, встреча, везение или может быть что-то иное?

ЭЛ О да, и часто. Совпадения, телепатия в любом случае. Но и такие моменты, в которых, я уверена, рядом был мой ангел-хранитель, и он уберег меня от беды. Или критические секунды, в которых мне срочно требовался совет, и я действительно слышала голос, который говорил мне, что нужно делать — такой внутренний голос, или голос кого-то, кто меня оберегал. Я не занимаюсь эзотерикой, но тем не менее, в определенной степени верю в волшебство.

ТК Есть ли какой-то герой ваших иллюстраций, с которым вы себя ассоциируете? Кто это?

ЭЛ Скорее всего, я ассоциирую себя с Беей Бэкборд, пиратской девчонкой, ну и, конечно, с Флорой Флорибундой.

ТК Как, по вашему мнению, современные технологии, социальные сети, смена формата коммуникаций влияют на детскую книгу и будет ли она со временем меняться так же, как меняется в наше время, или в этом случае мы уже перейдем ту черту, за которой детская книга будет уже не детской книгой, но нечто совсем иным? (Говорим о интерактивных и мультимедийных проектах, о «книге будущего»)

ЭЛ Однажды, и это было уже много лет назад, я присутствовала на дискуссии по этому поводу, которая состоялась в рамках Франкфуртской книжной ярмарки. В то время эта тема была нова, и обсуждалась возможность сосуществования бумажной и электронной книги.
Я по-прежнему убеждена, что бумажная книга никогда не будет полностью вытеснена современными технологиями. В первую очередь, это касается детской книги, ведь здесь очень важны тактильные ощущения, особенно для малышей.

ТК Как вы думаете, кому сложнее добиться признания — автору или художнику? С учетом того, что мы говорим о детской литературе.

ЭЛ Однозначно художнику. Начинается все с того, что — по крайней мере, в немецкоязычных странах — автор называется уже на обложке, а вот иллюстратор — только если число иллюстраций в книге значительно. Автору, возможно, легче прославиться из-за того, что именно его приглашают на авторские встречи и он таким образом становится ближе к читателям. Ведь я сама и автор, и иллюстратор. Так вот, я заметила, что меня приглашают на мастер-классы по рисунку значительно реже, чем на авторские чтения.

ТК Какой главный совет можете дать молодым начинающим иллюстраторам? Тот, который точно пригодился бы вам самой на старте.

ЭЛ Давать советы сложно. Наверное, то, что всегда советуют молодым людям: не сдаваться, даже если в начале будут только отказы. И наверняка будет хорошо развивать свой собственный неповторимый стиль, с помощью которого можно выделиться из массы.
Что мне очень помогло на первых порах — это общение с другими, более опытными иллюстраторами. Кроме того, я вступила в профессиональное объединение — Союз иллюстраторов со штаб-квартирой во Франкфурте, и всегда ездила на книжные выставки, чтобы посмотреть, что сейчас хорошо продается на книжном рынке, чтобы завязать и поддержать контакты. Такие визиты — неотъемлемая часть нашей профессии, и они доставляют мне массу удовольствия.

ТК Что вы можете сказать о российских иллюстраторах детских книг? За чьим-то творчеством следите?

ЭЛ Я слежу в Instagram за творчеством Ирины Августинович. Ее аккаунт называется iravgust. Мне безумно нравится ее стиль! Он полон юмора, современен и необычен. Кроме того, в ее рисунках так уютно, ведь все они излучают жизнерадостность. Я высоко ценю и других русских иллюстраторов. Будет, наверное, немного нечестно кого-то назвать, а кого-то не упомянуть здесь, но мне очень нравится стиль Анастасии Архиповой. Ее иллюстрации к сказкам — это что-то совершенно необыкновенное!

ТК Как вы относитесь к книгам без слов? (речь о виммильбухах). Сегодня на книжном рынке это одна из самых обсуждаемых тем, поскольку в таких изданиях иллюстрации не просто первичны, они единственное, что можно здесь читать.

ЭЛ Я очень люблю виммельбухи, и действительно, эти книги могут — и даже должны, как я полагаю, — обходиться полностью без текста. Это просто другой тип чтения. Ведь если подумать: раньше в церкви библейская история пересказывалась для всего необразованного народа в виде картинок. Получается, что рассказ в картинках без текста — это очень древний метод.
Книги-виммельбухи без текста подходят как раз совсем маленьким детям, ведь они учатся «читать» картинки, внимательно разглядывая их, открывая в них предметы и даже истории. В детстве я любила вместе с мамой разглядывать виммельбухи Али Митгуша. Тогда мы рассказывали друг другу, что происходит в отдельных сценках, почему тот или иной человек действовал так-то, какая была реакция у людей, ведь уже по языку тела и по мимике персонажей можно было многое прочесть. Поэтому я считаю виммельбухи важным средством развития читательской компетенции и эмпатии.

ТК Как изменилась ваша работа из-за карантина? И изменилась ли? Что стало сложнее, а что, наоборот, стало приятным открытием? Что из себя представляет идеальный день Элени Ливаниос?

ЭЛ Пандемия практически никак не повлияла на мои рабочие будни, ведь я так и так всегда работаю дома. Сложнее стало тогда, когда начали сдвигаться сроки выхода книг, а еще когда с некоторыми редакторами стало трудно связаться. Все процессы замедлились. Отменялись чтения и мастер-классы, что вело к финансовым потерям. Но в первую очередь мне не хватало контакта с моими маленькими читателями.
Приятно было ощутить, что я не так сильно нуждаюсь в походах в кафе, рестораны и прочие подобные места. Я провожу много времени на природе, а там не замечаешь, есть ли пандемия или нет. Мой идеальный день выглядит так: в компании моих детей и моих кошек, с утра я работаю, после обеда еду к нашей исландской лошадке, езжу верхом, а вечером спокойно пишу, рисую или читаю.

ТК Вы над чем-то работаете сейчас?

ЭЛ Сейчас я работаю над следующей книгой о Флоре Флорибунде. Одновременно я иллюстрирую одну книжку-картонку, а еще обдумываю идею подросткового детектива.

ТК Есть ли у вас книга мечты, которую вы хотели бы проиллюстрировать?

ЭЛ Я бы очень хотела создать новые иллюстрации к книгам Астрид Линдгрен, хотя и считаю иллюстрации Катрин Энгелькинг непревзойденными, а Илон Викланд в любом случае мой кумир! Еще я хотела бы проиллюстрировать некоторые сказки Г.-Х. Андерсена, а также «Хайди» Йоханны Спири.

25.07.2021 10:31, @Labirint.ru



⇧ Наверх