Книги как кино. Что читать, когда любимый фильм закончился

У фильмов есть один большой недостаток: они очень короткие. Бывает, смотришь крутое кино — а оно заканчивается, едва ты успел втянуться. Даже сериал. Удовольствие от книги — дольше, и наслаждаться можно медленнее, смакуя каждую страницу, каждый абзац, каждое предложение. Издательство «КомпасГид» советует, что почитать вслед за понравившимися фильмами и сериалами.

Любите «Один дома», «Повелителя времени» и рождественские детские фильмы? Читайте «Приключения семейки из Шербура» Жан-Филиппа Арру-Виньо

Французский писатель Жан-Филипп Арру-Виньо создал несколько десятков книг: на родине его знают в качестве автора детских детективов, сказок, серьезных романов для взрослых. Но международную славу ему принесла серия «Приключения семейки из Шербура» — коллекция автобиографических историй о шести братьях Жанах и их проделках. Проделки шестерых неугомонных Жанов — не хуже приключений Кевина Маккаллистера, защищающего дом от грабителей.

Отрывок из книги:

«По вечерам, когда все уроки сделаны, я тайком достаю тетрадь, перьевую ручку, которую мне подарили на первое причастие, и пишу роман.

Я начал его писать в тот день, когда мне было нечего читать. Как раз закончилась “Великолепная пятерка на острове сокровищ” моей любимой писательницы Энид Блайтон, и нужно было ждать до следующего четверга, чтобы снова пойти в библиотеку. Я прямо места себе не находил, слонялся из угла в угол как неприкаянный. Казалось, лучшие друзья покинули меня и больше никогда не вернутся.

Если я когда-нибудь встречу джинна, и он попросит меня загадать самое заветное желание, как в “Волшебной лампе Аладдина”, ни секунды не буду сомневаться и отвечу ему: хочу стать членом “Великолепной пятерки”!»

Любите «Хатико», «Бетховена» и фильмы про животных? Читайте «Зорро в снегу» Паолы Дзаннонер

Подростковая книга из Италии, которая вдохновит всех любителей собак. И всех любителей романтических историй. И всех любителей (спойлер!) хэппи-эндов. «Зорро в снегу» — повесть, от которой на душе становится светло, житейские проблемы выглядят разрешимыми, а вера в людей (и не только в людей!) укрепляется. Хотя, конечно, в какой-то момент придется растрогаться и, быть сможет, смахнуть слезу-другую: а как иначе, если у книги такая обложка?

Отрывок из книги:

«Восстановить события у Луки не получается. Он с большим трудом включил в голове запись воспоминаний в замедленном режиме. Слалом между деревьями, столкновение с елью, погружение под снег, ощущение, что весь лес рушится на кусочки. Но затем страх сразу же выключил эту запись. Лука не помнил, как оказался под снегом, как провалился вниз. Он не знал, где его искал отец вместе с первыми спасателями и где нашли его сноуборд.

И эта собака. Как она поняла то, чего не понял ни один человек? Ну да, нюх. Лука прочитал в интернете, что некоторых собак используют для поиска пропавших людей, таких, как он. У этих животных очень развито обоняние, они способны найти даже неуловимые следы. Как сказал тогда фельдшер, это всего лишь их работа.

Но Лука хочет снова увидеть Зорро, поблагодарить его за то, что он спас ему жизнь. Разве собака не заслуживает благодарности?»

Любите «Унесенных призраками», «Ведьмин цветок» и японскую анимацию в целом? Читайте «Сквозь зеркала» Кристель Дабо

Кристель Дабо — мастер избегать любых шаблонных поворотов сюжетов, и созданный ею мир едва ли назовешь похожим на какой-либо виденный прежде. Но от одной ассоциации при чтении не избавиться никак: Хаяо Миядзаки. И сама писательница признавала в одном интервью, что была бы на седьмом небе от счастья, если бы именно он когда-нибудь экранизировал ее произведение. Парящие в пространстве ковчеги, ненавязчивое волшебство, атмосфера холодного мира, не принимающего героиню, — кажется, что-то подобное мы видели в «Небесном замке Лапута». Или все-таки нет?

Отрывок из книги:

«О старых домах часто говорят, что у них есть душа. На ковчеге Анима душой были наделены все здания и предметы. Что касается старых домов, они частенько проявляли свой дурной характер.

К примеру, здание Семейных Архивов постоянно пребывало в скверном настроении. День за днем оно недовольно поскрипывало, покряхтывало и пошатывалось. Оно не любило летних сквозняков, из-за которых громко хлопали двери. Не любило сырость, которая пропитывала стены зимой. Не любило сорняки, которые нагло заполоняли двор каждую весну. Но больше всего здание Архивов не любило посетителей, пренебрегавших часами его работы.

Вот почему этим ранним сентябрьским утром Архивы поскрипывали, покряхтывали и пошатывались сильнее обычного. Они возмущались вторжением незваного гостя. Ведь было еще слишком рано, чтобы изучать архивы! Хуже того, гость не удосужился даже взойти на крыльцо и позвонить в дверь, как подобает приличному посетителю. Куда там! Он пытался проникнуть внутрь совсем иначе…»

Любите «Республику ШКИД», «Хористов», «Общество мертвых поэтов» и фильмы про мальчишеские баталии? Читайте «Пуговичную войну» Луи Перго

Сюжет книги довольно прост: мальчишки из деревень Лонжеверн и Вельранс годами ведут войну друг против друга. Встречаются после (а иногда и вместо) школы, устраивают драки и потасовки, задирают и дразнят таких же с виду соседей-мальчишек. Так и тянется это противостояние десятилетиями, меняются только лица воюющих, пока однажды лонжевернцы не придумали новую «фишку»: забирать у побежденных трофеи — пуговицы! Пусть несчастные слабаки возвращаются домой без штанов и в распахнутых рубашках к ужасу родителей, так им и надо! И эта оригинальная идея повернула ход событий в неожиданное русло — в войну оказались втянуты еще и взрослые, а проблемы выросли до пугающих масштабов.

Отрывок из книги:

«Карьеры под открытым небом (их разрабатывали Пепьо? Хромой и Логю? с Мельницы, после выпивки величающие себя «предпринимателями», а иногда еще к ним присосеживался Альбе?р Крыса) тянутся вниз вдоль дороги.

Вот на этом-то роковом пространстве, на равном расстоянии от обеих деревень, из года в год, из поколения в поколение прилежно сражались лонжевернцы и вельранцы, молотили друг друга палками и забрасывали камнями. Каждую осень и каждую зиму все начиналось сначала.

Обычно лонжевернцы доходили до поворота, оставляя под наблюдением изгиб дороги, хотя ее другая сторона еще принадлежала их общине, так же как и Вельранский лес. Но, поскольку этот лес располагался в непосредственной близости от деревни неприятеля, он служил ему укрепленным лагерем, полем для отступления и надежным укрытием в случае преследования, что всегда вызывало негодование Лебрака:

— Черт, это выглядит так, будто мы всегда у них в плену!..»

instagram

Любите «Петрова и Васечкина», «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен!» и другие советские фильмы для детей? Читайте «Всего одиннадцать, или Шуры-муры в пятом “Д”» Виктории Ледерман

Книга Виктории Ледерман написана в форме чередующихся монологов трех главных героев. Повествование переключается то на размышления Ангелины, которая жаждет внимания и ловко манипулирует одноклассниками, влюбляя двоих мальчишек в себя, то на метания добродушного хулигана Егора, то на переживания рефлексивного «ботаника» Никиты. Читатель же получает редкую в детской литературе возможность понять и прочувствовать каждого персонажа «изнутри», не ассоциируя себя лишь с кем-то одним. Следить за эволюцией Егора, Никиты и Ангелины, за их мыслями и чувствами — процесс увлекательный и волнующий!

Отрывок из книги:

«Я наконец-то одеваюсь нормально. И беру любимую сумку. И распускаю волосы. Они у меня пышные и волнистые. Если не утягивать их резинками и заколками, они рассыпаются по плечам светлыми воздушными локонами и выглядят как у моделей в рекламе. Хочу еще накрасить губы (всего лишь блеском, не помадой), но мама мертвой хваткой впивается в мою руку и набирает папин номер. Вырываюсь и бегу из дома так, с ненакрашенными губами.

Но зато это шок! Для всех. И в первую очередь для Мальцевой и ее свиты. Они меня даже не узнают сначала. А когда узнают, то застывают с разинутыми ртами. И прирастают к сиденьям. А я небрежной походкой прохожу мимо них в конец автобуса. Всю дорогу до цирка я вижу, как они шепчутся и стараются не оглядываться. А блондинчик рядом со мной (кажется, Белоусов) вообще не сводит с меня глаз. Когда я поворачиваюсь и в упор смотрю на него, он краснеет и опускает голову. И долго пялится на свои кроссовки.

Ну, кажется, не все так плохо. Жизнь налаживается».

Любите «Индиану Джонса», «Миллионера из трущоб», приключения и фильмы про экзотические местности? Читайте «Город Солнца» Евгения Рудашевского

Все началось с непримечательной картины — и кто бы мог подумать, что она приведет Максима в Индию? Полотно Александра Берга «Особняк на Пречистенке» стало для 19-летнего героя дверью в мир бесконечных загадок и шифров — мир, построенный его исчезнувшим семь лет назад отцом. К отцу у юноши много вопросов, но как их наконец задать, если каждый следующий шаг ничуть не приближает к долгожданной встрече?

Отрывок из книги:

«Максим устал от духоты и постоянной жары, к тому же хотел спать, однако настороженность взяла свое. Он опустился на колени. Поднял с каменного пола прозрачный кусочек пластика. Осмотрел его. Затем, встав, прислонился к двери. Прислушался. Это была дверь в его комнату. Внутри стыла тишина. Кажется, никого. «Паранойя». Никто не знал, где сейчас Максим. О поездке в Ауровиль, расположенный на две с половиной тысячи километров южнее Дели, он не рассказал даже маме, и все же постоянно напоминал себе о необходимой бдительности.

Третий день в Индии. Максиму до сих пор казалось невероятным, что он улетел из Москвы. Впрочем, постоянная слежка, разбитая голова отчима, сломанные пальцы одного из сокурсников, наконец, исчезновение Погосяна, маминого друга из Русского музея, — все это не оставило ему выбора».

Любите «Гарри Поттера», «Хроники Нарнии», «Мост в Терабитию» и другие великие волшебные истории? Читайте «Книгу звезд» Эрика Л’Ома

Как признавался сам автор, журналист и путешественник, он взялся за сочинение этой книги потому, что мечтал жить именно в таком мире, какой описан тут: соединяющем элементы современности и Средневековья. Есть в придуманной Эриком Л’Омом вселенной и что-то восточное — недаром писатель изучал восточные культуры и философии на протяжении долгих лет. Пересказ сюжета не скажет о серии ничего по-настоящему важного: главное в «Книге звезд» — это, с одной стороны, мотив дружбы как высшей ценности, а с другой — линия совершенствования через труд. Каким бы одаренным ни был Гиймо и какими талантливыми ни казались бы его друзья, все свои способности они развивают, проходя тяжелое и упорное обучение.

Отрывок из книги:

«Он знал, что некоторые ребята в возрасте тринадцати лет становятся учениками магов. Но сам-то он стремился в Братство рыцарей! Для этого надо было сначала поступить в оруженосцы. А оруженосцу закрыт путь в колдуны, так же как ученику колдуна — в рыцари.

Кадехар, озадаченный его молчанием, спросил:

— Тебя что-то тревожит? Если ты думаешь о матери или дяде, то я добьюсь их согласия. О школе тоже не беспокойся: мы будем заниматься по вечерам, и то не каждый день, а только в среду, субботу и воскресенье…
— Дело не в этом, — проговорил Гиймо. — Я мечтал стать рыцарем Ветра!

Кадехар посерьезнел.

— Понимаю. Поразмысли хорошенько. Пусть твое решение будет взвешенным. Сам знаешь, закон непреклонен: колдуны и рыцари делают одно дело, но всегда остаются сами по себе».

delivery.png
ВЫБОР РЕДАКЦИИ ЛАБИРИНТА — 2 КНИГИ Книга звезд Читателям от 10 лет, обожающим магию.
1224 р. 942 р.

Любите «1+1», «Достучаться до небес», «Запах женщины» и другие фильмы о необычной дружбе? Читайте «Солнце сквозь пальцы» Габриэле Клима

16-летнего Дарио считают трудным подростком. У него не ладятся отношения с матерью, а в школе учительница открыто называет его «уродом». В наказание за мелкое хулиганство юношу отправляют на социальную работу: теперь он должен помогать Энди, который испытывает трудности с речью и передвижением. Дарио практически с самого начала видит в своем подопечном обычного мальчишку и прекрасно понимает его мысли и чувства, которые не так уж отличаются от его собственных. И чтобы в них разобраться, Дарио увозит Энди к морю.

Отрывок из книги:

«Дарио никогда не любил преодолевать трудности. Он был настоящим мастером по избеганию трудностей. А еще он умел откладывать дела на потом, что было другим способом избежать их, успокоив при этом совесть.

Но по каким-то причинам с Энди все было иначе. Дарио был не против того, чтобы позаботиться о нем. Возможно потому, что с этим парнем было приятно иметь дело, в отличие от остальных – Элизы, Дельфрати, директора, всего мира.

Элиза же стала еще более невыносимой. Теперь она улыбалась даже больше прежнего, но хуже всего было то, как она обращалась с Энди.

“Мой Энди”, “давай наденем ботиночки”, “не ударься ручкой”. Иногда она даже говорила о нем в третьем лице: “Мой Энди не замерз? Он не хочет надеть свитер? Конечно, хочет, я знаю, пусть он и не говорит мне об этом”. Еще чуть-чуть, и Дарио бы стошнило».

Все книги подборки

10.01.2019 11:31, @Labirint.ru



⇧ Наверх