«Классиком нельзя назначить». Итоги конкурса вопросов Игорю Сухих

Завершился конкурс вопросов «Беседа с литературоведом». Критик и профессор СПбГУ Игорь Сухих ответил на вопросы читателей и выбрал трех победителей, которые получат в подарок трехтомник «Русская литература для всех».

delivery.png
ЭКСПЕРТЫ РЕКОМЕНДУЮТ — 3 КНИГИ Три книги серии «Русская литература для всех» Это книги для тех, кто хочет ближе познакомиться с феноменом русской литературы, понять, что она значит в нашей жизни, почувствовать, какое влияние она оказывает на каждого из нас, и убедиться в том, что без нее мы были бы совершенно другие.
1938 р. 1455 р.

Игорь Николаевич Сухих:
— Дорогие читатели! Всем спасибо за интересные и неравнодушные вопросы. Ответил, простите, не на все. Что-то повторяется, что-то сформулировано не очень понятно, что-то просто не по адресу. Но прочел и подумал я над всеми. Победителей поздравляю. Менее удачливые могут подождать других моих книг (они на подходе) или решить проблему другим — очевидным — образом.

Ответы победителям

Владимир Сахненко Игорь Николаевич, вопросы:
1. Какие фразы из классической литературы вам особенно нравятся?
2. «Пушкин — дневное, Лермонтов — ночное светило русской поэзии», — утверждал Мережковский, подчеркивая разное отношение к этим двум великим поэтам.
Творчество кого из них нам ближе и дороже сегодня?
3. Если представить, что книги — это люди, то среди каких вы бы оказались в дурном обществе?
4. 19 октября — День Лицея! А кого из пушкинского выпуска лично Вы бы отметили?
5. Какие стихи о Великой Отечественной войне 1941-45 годов особенно трогают Вас?

Игорь Сухих 1. Таких много. Те, которые нужны в данный момент, когда читаю лекцию или что-то пишу. От «Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда» — до «Рано или поздно, под старость или в рассвете лет Несбывшееся зовет нас…» (припомнилось прямо сейчас).
2. Это как сравнивать кита и слона. Они совершенно разные, но равно необходимые.
3. Среди тех, которые не уважают меня как читателя — бездарностью, презрением, агрессией…
4. Наверное, Кюхлю, о судьбе которого написан тыняновский роман. Тут действует общий принцип: хорошая литература заменяет и даже отменяет историю. О Пущине или, скажем, Горчакове нет сопоставимых по значимости произведений.
5. Спасибо за этот вопрос. Таких (стихов и авторов) тоже много. Семен Гудзенко, Самойлов, Слуцкий (особенно), Левитанский. Вообще, военная поэзия (как и песня) — одно из значительных явлений нашей культуры. Когда-то для сборника «Поэты, погибшие на Великой Отечественной войне» вышедшего в «Библиотеке поэта» (1995) я написал большую статью «От стиха до пули». Взгляните, если Вам интересно.

Кузнецова Марина 1. Игорь Николаевич, представьте на минуту, что нет никакой школьной программы по литературе, нет списка обязательных произведений. Каких авторов в таком случае вы бы порекомендовали изучать в средних и старших классах? Может быть, из тех, кого сегодня забывают. Или из тех, кого изучают, но очень однобоко. Может быть, о ком-то нужно рассказывать совсем по-другому, не так, как сейчас?

2. Экранизации произведений бывают очень спорными. При этом они, как правило, привлекают большое внимание к первоисточникам, даже если очень далеко отходят от книжной основы. Как вы оцениваете подобные фильмы? Как обычный зритель — «понравилось/не понравилось» — или как литературовед и филолог, который хорошо знает произведения? Получается ли во время просмотра отключиться от нестыковок между фильмом и книгой? Можете ли посоветовать несколько современных экранизаций, которые по-настоящему передают не только букву, но и дух произведений? Таких, которые легко могут влюбить в автора и подтолкнуть к чтению его книг.

ИС 1. Проблема школьной программы в том, что она не резиновая. Учителя жалуются: классических произведений слишком много, ученики не успевают их прочесть. Если бы в старших классах добавили хотя бы один час в неделю, можно было бы подумать о многом.
— Игровая литература (обэриуты, В. Голявкин и пр.).
— Фантастика (Стругацкие).
Набоков (Сейчас в 11 классе его практически не читают. Как и Замятина, Бабеля, Зощенко).
Булгаков (не один роман по выбору, а оба великих).
Но это мечты.

2. Литературовед/филолог тоже не может отрешиться от понравилось/не понравилось, хотя «лишнее» знание ему часто мешает. Нестыковки неизбежны (перед нами разные виды искусства), но важно видеть, понимать, чем они обусловлены. Важнее всего сохранить то, что Бахтин называл архитектонической формой, основную эмоцию, определяющую изображение героев и, вообще, картину мира. Как ни странно, мне нравятся свободные экранизации Чехова (давняя «Неоконченная пьеса для механического пианино» Н. Михалкова по мотивам его первой пьесы) и Толстого (недавняя «Анна Каренина» Д. Райта по сценарию Т. Стоппарда). Последняя явно удачнее, чем буквальные — «без фокусов» — российские телефильмы.

Краснова Татьяна Здравствуйте, Игорь Николаевич! Сергей Довлатов в своих произведениях дает критическую оценку писателям разных эпох. Как, по вашему мнению, он охарактеризовал бы современные процессы в литературе? Кого из современных авторов он мог бы выделить?

ИС Об оценке современных процессов можно судить более определенно. Я когда-то писал, что процессы в русскоязычной эмиграции 1970-х – 1980-х гг. напоминают сегодняшнее наше состояние: сужение круга читателей, уменьшение тиражей, необходимость второй профессии/поденщины, без которой писатель не может существовать, дружеская/рекламная критика. Драма (цена свободы), но не катастрофа. Довлатов любил цитировать Зощенко: «Все спокойно, дорогой товарищ! Никто никого не оскорбил. Литература продолжается». А его персональные вкусы были прихотливы. Ценил Вен. Ерофеева, но критически отзывался о Ю. Трифонове. Высоко ставил и считал своим открытием поэта Наума Сагаловского. Называл скучным Тургенева, но восхищался Чеховым. Кого бы выделил из современников, трудно сказать. Скорее всего, не своих последователей/подражателей.

Ответы на некоторые вопросы

Соня-А Здравствуйте! Согласны ли Вы с Михаилом Веллером в том, что классические произведения литературы в XIX веке для современных и будущих читателей определил узкий круг «своих» литераторов? Кто, по вашему мнению, сейчас формирует «самых-самых» в литературе? Реклама (в том числе ютуб и инстаграм), издательства, филологи?

ИС Нет, не согласен. Классиком нельзя назначить. Национальный канон возникает как равнодействующая деятельности многих культурных институтов, которую обобщенно обозначают как время или история. «Узкий круг "своих"» — только одна инстанция — и не самая главная. Моя точка зрения изложена в предисловии к книге «Русский канон. Книги ХХ века» 2013 г., которая, надеюсь, скоро будет переиздана.

Шибаева Вера Уважаемый Игорь Николаевич, какие произведения русской литературы вы могли бы назвать самыми недооцененными, незаслуженно остающимися в тени для широкого читателя?

ИС Это понятие, как и понятие классики, подвижно, исторично. Мне кажется, что сегодня мало издают и читают писателей второго советского века (послевоенного времени) — Юрия Казакова, Юрия Трифонова, Федора Абрамова (в следующем году — его столетие). Из авторов первого советского века совсем недавно открыт Сигизмунд Кржижановский (при жизни он почти не печатался). В ХIХ веке — Н.С. Лесков, который так и не стал «большим классиком», соизмеримым с Тургеневым или Гончаровым, или драматург А.В. Сухово-Кобылин, по сатирической беспощадности, пожалуй, превосходящий Салтыкова-Щедрина. Специалистам или проницательным читателям эти имена, конечно, известны, они назовут и других «незаслуженно остающихся в тени», скажем, Л. Добычина или Виктора Соснору.

Елена Ефремова Здравствуйте. Сейчас произведения получают много самых разных литературных премий. Можно ли считать премирование книги критерием того, что она достойна стать классикой? Стоит ли обычному читателю ориентироваться в литературных премиях, чтобы выбирать стоящие произведения для чтения?

ИС Наблюдающие за процессом люди утверждают, что обращать внимание нужно, прежде всего, не на победителей, а на длинные и короткие (главным образом) списки премий. Они точнее определяют сегодняшнее состояние литературы. А вот что станет классикой, решает не премиальное жюри (чуть подробнее я отвечаю на сходный вопрос Сони-А — смотрите выше).

Кристина Игорь Николаевич, уже 25 лет не дает покоя один вопрос. Еще училась в школе, и в сочинении к одному известному произведению, раскрывая образ главной героини, написала, что она не «луч света в темном царстве», а аморальная проститутка, за что получила двойку. Учительница сказала мне тогда: «Подрастешь — поймешь». Я подросла, но все равно не понимаю, почему женщина, гуляющая от мужа — это «луч света». Игорь Николаевич, пожалуйста, внесите ясность.

ИС Кристина, все-таки удивительно, что вы помните эту обиду 25 лет. Учительница поддалась на провокацию, а могла бы объяснить, что мы можем говорить о литературных героях (как и вообще о людях), что угодно, но должны отвечать за свои слова, аргументировать свою точку зрения. Катерину ведь считали не только лучом света, но и напрасной жертвой, и несчастной женщиной, не выдержавшей тяжести греха, своего «преступления». Но назвать ее «аморальной проституткой», значит, не обратить внимания ни на атмосферу пьесы, ни на смысл слов (сколько «клиентов» было у этой «проститутки»? почему аморальная решается на самоубийство, не надеясь даже на загробное воздаяние?). Наемный убийца — киллер? У вас такая же подмена понятий, но с противоположным знаком.

Воронков Дмитрий Здравствуйте, Игорь Николаевич. Можно ли современных русских писателей разделить на западников и славянофилов?

ИС Наверное, возможно, если писатели выступают как публицисты или идеологи. Правда, терминология сегодня иная: либералы и почвенники и т. п. Но в самой литературе действуют иные законы. Важно ли нам, что Достоевский был почвенником/славянофилом, а Тургенев западником, и они враждовали? Все равно «Отцы и дети» и «Преступление и наказание» оказываются в одном ряду.

Юденич Роман Здравствуйте, Игорь Николаевич. Можно ли считать, что русская литература более значима для русскоязычного читателя, чем зарубежная, исходя из той точки зрения, что перевод нельзя полностью идентифицировать с оригиналом?

ИС Наверное, да. Но это противопоставление можно усложнить. Ведь есть «просто перевод» и перевод, ставший фактом нашей культуры, «зарубежная русская литература» (в отличие от эмигрантской). Русский Джек Лондон, если верить специалистам, больше и лучше американского. Русский Хемингуэй точно есть, а в существовании русского Фолкнера можно сомневаться (хотя его переводов тоже много).


Олейникова Елена Помню, как преподаватель древних языков и культур дал нам задание провести параллель между любыми двумя произведениями древнегреческих авторов и одним современным произведением. Принимались любые варианты, если они были объяснены и обоснованы. При взгляде на вашу трилогию так и напрашивается подобный вопрос: какие произведения и более древнего периода вы могли бы сравнить с каким-нибудь современным произведением? Было бы интересно, какие аналогии у вас напрашиваются.

ИС Это особая и, скорее, не школьная, а вузовская или просто научная проблема сравнительного литературоведения. В моих книгах есть раздел «Вечные образы», где рассказано о Гамлете, Дон Кихоте, Дон Жуане и пр. Из античности там только Эдип с эдиповым комплексом. А вообще, поле валентностей, круг сопоставлений может быть безмерным. М. Гершензон когда-то сравнивал Пушкина и Гераклита.

Как получить приз?

Пришлите нам свой почтовый адрес (не забудьте индекс!), ФИО и ник на Лабиринте, под которым был опубликован вопрос, на адрес konkurs@labirint-shop.ru в течение 14 дней после подведения итогов конкурса, указав темой письма «Конкурс "Беседа с литературоведом"». Подарок отправляется партнером конкурса: ООО «Союз-Центр» (ИНН 7718940701), юридический адрес: 107113, г. Москва, Сокольническая площадь, д.4А, пом. IV, комн. 11.

Все книги подборки

02.11.2018 11:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх