Классика «Самоката». Негромкий голос внутри нас

«История рассудит нас», — сказал как-то герой одного классического романа. И был прав: классика — это то, что выдерживает проверку временем. За почти 20 лет работы в издательстве «Самокат» научились понимать, какие книги отзываются в душе детей, сколько бы лет ни прошло, и что бы ни поменялось в жизни. Тщательно, вдумчиво, после многих споров, собрали серию «Классика Самоката». Книги эти всегда ставят вечные вопросы. Ну, те самые: кто виноват? что делать? как нам… ой, простите. Это, конечно, хорошо бы, но пока разберемся с первыми двумя. Все-таки книги для детей. Хотя вот еще: классика — не только для детей. Она для всех. Это негромкий голос внутри нас, который звучит, когда мы выбираем для себя главное. То, как хотели быть жить.



Даниель Пеннак. Приключения Камо

«Любовь — настоящая любовь — всегда пробуждает волю к выздоровлению». Мировую известность Даниелю Пеннаку принесло его знаменитое чувство юмора. Камо — революционное имя французский парень получил от матери, русской эмигрантки, — словно бы чрезмерен во всем. И правда, темперамент у него революционный. Он, как тайфун, сметает на своем пути сомнения, на ходу решает все, что не может — ну, например, любимый учитель, мсье Маржерель, или взрослая подруга родителей (она, кстати, министр Странных Дел). Неуловимый, как ртуть, с очередной идеей века в зубах, он готов немедленно приступить к решению любых проблем. Но есть тут еще один человек. Он почти незаметен, у него даже имени почти нет. Но именно этот человек окажется рядом, когда Камо сам окажется в трудной ситуации. Кстати: это он — голос нашей истории, такой Ватсон своего Холмса.

Ну, а то, как по-дурацки Камо ссорится с теми, кого любит, раскрывает, как на дне ярости, этого булькающего котла страстей, живет любящая и такая беззащитная (на самом деле да) душа подростка. Обнять и плакать.


Гюс Кейер. Книга всех вещей

«Чтобы стать счастливым, надо просто перестать бояться». Когда творится особенная несправедливость, Бог молчит на всех языках. Но почему? Зачем он допускает такие ужасные вещи? Наверное, его нет. Или ему все равно. Или, может, он что-то хочет сказать своим молчанием? Девятилетний Томас слишком слаб, чтобы всерьез противостоять отцу, который бьет мать. Слишком мал, чтобы уговорить мать сопротивляться. Слишком странен, чтобы повлиять на добрых людей (они же злые языки), которые считают добрую старушку-соседку ведьмой, и оставляют в одиночестве Девушку с кожаной ногой (хотя она очень красивая). Странность Томаса — в способности видеть красоту, доброту, силу, на которые обычно не обращают внимания. В ехидстве Томаса горечь, в дерзости — отчаяние, но он ведет свой диалог с Богом в надежде обрести опору — и обретет ее.


Евгениос Тривизас. Последний черный кот

«Это… это суеверные люди приносят несчастье черным кошкам». Вы, конечно, знаете, кто во всем виноват? Да-да, это они, черные коты. Это же очевидно, недаром народная мудрость придумала столько примет. А как логично! Кто же еще может устраивать нам неприятности? Братство Суеверных объявило черных котов вне закона. За все, так сказать, хорошее, желая только добра: всех уничтожить.

Евгеонис Тривизас, конечно, рассказывает забавную сказку — коты ведь по природе ироничны, даже, когда страдают. Но в этой сказке как-то подозрительно много не смешной правды.


Дино Буцатти. Невероятное нашествие медведей на Сицилию

«Этот замок назывался Замок Духов. От него остались одни развалины, и водились в нем всякие гады ползучие». Однажды, давным-давно, люди прогнали медведей. Ничего не поделаешь, пришлось тем поселиться в горах, в разрушенном замке. Прошло еще довольно времени, и медведи не выдержали. Они помнили, что позорно проиграли людям, но были такие голодные и несчастные, что решили: вдруг получится восстановить справедливость!

И вы не поверите: в кои веки справедливость восторжествовала. И продолжает торжествовать. Все больше и больше, и… кажется, что-то пошло не так. Очень сложная штука — справедливость.


Ульрих Хуб. Ковчег отходит ровно в восемь

«Есть ли у вас минутка, чтобы поговорить о Боге?» Он просил передать про Всемирный Потоп. До отплытия Ноева ковчега осталось… почти ничего не осталось. Ах да: вы пингвины, с вами разговаривает белая голубка, вас три, билетов два, и вы никак не можете перестать ругаться с коллегами на тему совести, справедливости и чего-то еще, о чем даже забыли, но все равно не можете остановиться.

Ульрих Хуб — мастер обыгрывать библейские сюжеты. Пингвины так любят спорить и выделываться, что, кажется, провалят любое дело своими вечными перепалками. Они спорят о Боге, даже, пронося на ковчег коллегу в чемодане. Искрометная пародия на людей оборачивается чем-то таким, что сильно смахивает на правду.


Кармен Мартин Гайте. Красная Шапочка на Манхэттене

«Быть нормальным человеком безумно скучно». Как мы помним, Красная Шапочка сомневалась, выбирая, по какой дороге идти к бабушке. Кармен Мартин Гайте потянула за ниточку поиска верного пути и отправила героиню старой сказки в Нью-Йорк наших дней вовсе не за кровавой драмой. В роли пирожков торт (вернее, рецепт), а Волк (его фамилия Вульф) прячется под сладкой маской владельца кондитерской. И, наконец, бабушка. Это вовсе не больная старушка. Цветущая пожилая леди с юным интересом к жизни и явной склонностью к авантюрам (в отличие от скучных родителей внучки) — бывшая певица мюзик-холла. У Шапочки с родителями нет понимания, а у бабушки общая тайна с Волком! Ради нее и идет по Манхэттену, мимо статуи Свободы, девочка в привычном красном плаще. Красная Шапочка выбрала свою дорогу.

Полистать книгу

Леена Крун. В одежде человека

«Итак, без пятнадцати восемь я был значительно умнее, чем в пятнадцать минут восьмого». Кто-то, изображающий человека — почти беспроигрышный сюжет. Особенно если этот кто-то пеликан. И правда, если кто-то носит хороший костюм и пьет кофе, кому придет в голову присматриваться. Да и невежливо задавать вопросы про клюв и походку: мало ли, какие бывают люди. Ничего странного, Подозрения вежливый господин Хурулайнен вызвал подозрения только у Эмиля. Мальчик, может, и сам бы прошел мимо, но у грусти есть одно полезное качество: она заставляет нас замедляться. Пазл сложился. Эмиль поможет пеликану сойти за человека, чтобы тот как-нибудь нечаянно не выдал себя.

Леена Крун — лауреат многочисленных наград (ее книги переведены на два десятка языков) гениально беседует с нами о нас самих. Повесть, кстати, экранизирована: в 2004 г. по ней был снят фильм «Человек-пеликан».

Полистать книгу

04.06.2021 10:02, @Labirint.ru



⇧ Наверх