Катастрофы не будет! Романы для подростков о человеке и человечестве

Человечество не останется вечно на Земле. Или останется, что бы ни произошло? Мы все чаще думаем о том, какие последствия окажут наши действия: не только войны, но и глобальное потепление, экологические кризисы, загрязнение атмосферы, исчезновение редких видов животных, да даже пандемия коронавируса — результат человеческих поступков. Антиутопии и романы-катастрофы часто показывают, как могли бы разворачиваться события, если бы человечество в череде своих решений окончательно свернуло не туда — и отлаженная система вдруг дала сбой. И поразмышлять над такими — иногда совсем фантастическими, а иногда вполне реалистичными — книгами бывает очень полезно. Вот лишь некоторые из них.

Манон Фаржеттон. Десять дней до конца света

Миллионы людей узнают дату собственной смерти: серия неведомых взрывов сотрясает планету, и можно заранее просчитать, когда исчезнет твой дом, город, страна — все, чем и кем ты мог бы дорожить. Парижа не станет через десять дней. Можно попробовать бежать, лихорадочно искать способы остановить неотвратимое — или притворяться, что ничего не случилось. В любом случае дедлайн обозначен, обратный отсчет пошел. Выстраивая свое невероятно кинематографичное повествование, Манон Фаржеттон выводит на первый план характеры героев — и роман-катастрофа превращается в роман-исследование, в напоминание, что самое ценное, удивительное, важное — это люди.


Тимоте де Фомбель. Девочка из башни 330

Весь город — система сообщающихся башен невероятной высоты. Стекло и металл, ни единого деревца. Башня 330 — особенная для безымянного главного героя. Там живет его первая любовь, девочка по имени Селеста. Селеста ощутила на себе ужас творящихся в мире техногенных катастроф. В самом буквальном смысле: тело девочки чувствует малейший ущерб, нанесенный планете. Эта короткая повесть — одновременно и развернутая романтическая метафора, и экологический манифест, и напоминание, что нет чужой боли: так или иначе, она отзывается в каждом.


Андреас Эшбах. Аквамарин. Субмарин

Как бы ни изменились обстоятельства, проблемы останутся в целом прежними: те, кто чересчур рьяно делит на свое и чужое, чаще всего враждебны по отношению к любой инаковости. Будь то мигранты с другим цветом кожи, говорящие на своем языке — или вдобавок наделенные жабрами, как в антиутопической серии Андреаса Эшбаха. Пятнадцатилетняя Саха — полукровка, ее отец был «человеком воды», и она должна объединить враждующие народы: тех, кто живет на суше, и тех, кто задыхается от мусора на океанском дне.


Давид Муате. Проект «Новая Земля»

Почва отравлена кислотными дождями. Из-за глобального потепления уровень океана изменился настолько, что даже небоскребы частично ушли под воду. Хочешь жить хорошо — карабкайся по социальной лестнице: благополучные граждане получают привилегии жить повыше, неудачливые Серые — остаются в Зоне Затопления, плавучих деревнях, то и дело страдающих от цунами. Сытная пища, чистый воздух и простая уверенность в том, что однажды тебя с твоим домом не унесет в открытый океан — теперь удел богатых Неприкосновенных. Среди руин, оставшихся от Нью-Йорка, пятнадцатилетняя Исис изо всех сил стремится быть лучшей — ведь только так она сможет получить шанс вырваться из нищеты.


Дидье ван Ковеларт. Трилогия «Томас Дримм»

Обычно общество в антиутопиях жестко структурировано — но Дидье ван Ковеларт нарушил эту традицию. В Объединенных Штатах правит Игра, и только она в итоге определит, кем ты станешь: все решает случай, верная ставка, рандомно выпавшие цифры. Нет, конечно же, правила тоже есть. Игрок должен быть порядочным гражданином — не пить алкоголь, не есть сверх меры, носить в мозгу чип с того самого момента, как только исполнится тринадцать. И в абсурдном, с ног на голову перевернутом мире, где растения распространяют опасный вирус, город накрыт защитным куполом, а игра в казино — наиважнейшая работа, все равно остается то, ради чего этот мир стоит спасать. И не раз.

Марлус Морсхейс. Тени Радовара

Копите баллы — получите бонус. Может быть, вам даже позволят выйти на улицу и увидеть настоящие растения, не муляжи, не картинки. А впрочем, зачем выходить, в жилом комплексе есть все для жизни с рождения до самой старости. А когда вам исполнится семьдесят пять, вы отправитесь в прекрасный дом-плюс… только никто в самом деле не знает, так ли там хорошо. Лучше не задаваться этим вопросом, но четырнадцатилетняя Йона обеспокоена судьбой своей бабушки — и впервые идет против закона, традиций, да против всего этого мира.


Светлана Пономарева, Николай Пономарев. Город без войны

Война — это мир пятнадцатилетнего Сашки: вооруженный многолетний конфликт между соседними городами, взаимная неприязнь состоятельных и бедняков в родном городе. Война — то, для чего и нужна учеба в элитном Гвардейском корпусе, война — причина гибели Сашкиного отца. Только ради чего все воюют — никто уже и не вспомнит. История Светланы и Николая Пономаревых, несмотря на всю ее динамичность, жесткость в описании жизни штурмовиков — философская притча о том, что происходит, если множить беспричинное зло. И о тех, кому это всегда выгодно.


12.03.2021 10:02, @Labirint.ru



⇧ Наверх