Как Тэд Уильямс повлиял на Джорджа Мартина и «Игру престолов»

Фэнтези прошло долгий путь от классической толкиновской традиции до современного положения жанра, в котором правят бал более мрачные и реалистичные сюжеты. Джорджа Мартина и его «Песнь льда и пламени» можно назвать одним из самых ярких образцов современного фэнтези. Но он был не первопроходцем, а шел по пути, который проложил своим циклом «Орден манускрипта» Тэд Уильямс.

Сам Мартин нередко говорит о том, что именно Уильямс вдохновил его на написание собственной фэнтезийной саги. Мы решили написать о том, какие именно детали, использованные Уильямсом, стали источником этого вдохновения и могут оказаться знакомы также фанатам «Песни льда и пламени».

Реальные земные культуры, как прототип фэнтезийных народов

В классическом фэнтези, как это ни удивительно, редко можно было встретить вдумчивое деление людей на различные народы. Вот эльфы, вот орки, вот люди — одна большая масса людей. Уильямс, для которого были важны политические конфликты, подошел к вопросу иначе. В «Ордене манускрипта» воссозданы по реальным прототипам не только несколько народов людей, но и их культура, праздники, верования, временами даже фольклор и поэзия. Параллели проследить довольно легко: риммеры — это норманны, эркиландеры — англосаксы, тритирги — скифы, а эрнистририйцы — кельты. Мир же в целом по уровню развития соответствует приблизительно раннему Средневековью.

В «Песни льда и пламени» нас ждет более «разношерстная» выборка, дополняющая достаточно усредненное население самого Вестероса: воинственные кочевники-дотракийцы с Эссоса, напоминающие монголов, суровые железнорожденные, горячий Дорн… Мартин существенно расширил список «источников», оттолкнувшись от идеи, что «земные» народы могут послужить отличным прообразом для различных культур в фэнтези.

Высокая политика и интриги

В значительной части фэнтезийных циклов прошлого века деление на положительных и отрицательных героев прослеживается очень четко. У Уильямса тоже не сложно понять, кто герой, а кто выступает злодеем. Но автор добавил в картину полутонов, и второстепенные герои у него бывают способны как на неожиданную доблесть, так и на внезапное предательство. И протагонистов нельзя назвать безупречными рыцарями, им приходится принимать сложные решения, их действия способны погубить — пусть и ненамеренно — тех, кто оказался рядом.

В центре сюжета оказывается долгая охота вероломного короля Элиаса за теми, кто может лишить его трона — братом Джошуа и наследницей Мириамель. «Повстанцам» нужны будут союзники, укрытия, ресурсы, чтобы однажды всерьез бросить вызов власти Элиаса. И эта военная подготовка оказывается невероятно сложным и кровавым делом, захватывающим не меньше, чем битвы. Да и неожиданностей по ходу сюжета произойдет немало.

Мартин существенно сгустил краски. У него почти не осталось «положительных» героев, даже симпатичные дети Старков так или иначе запятнают себя, стараясь выжить и добиться своих целей. В остальном есть только те, кому мы сочувствуем больше или меньше в смертельной борьбе за трон.

Кстати, «необычный трон», владелец которого правит всем континентом — еще одна параллель между циклами. У Уильямса — трон из костей дракона, у Мартина — сплавленный драконьим огнем из вражеских мечей.

Долгая зима и северяне

Север играет огромную роль как в мире Остен Арда, так и в «Песни льда и пламени». Схожесть этого мотива похожа на главный реверанс, который Мартин, со всей любовью и уважением, сделал вдохновившему его циклу.

На далеком севере живут существа, которых не видели уже долгое время и считают легендами. Но есть пророчество, согласно которому должна наступить… необычная зима, когда они вернутся и попробуют истребить человечество. В это продолжают верить те, кто живет на севере, тогда как остальные смеются над северянами за эти «суеверия». Но скоро всем предстоит убедиться в правдивости старых сказок. Мы говорим о норнах: темных эльфах мира Уильямса. Но с тем же успехом речь могла идти о Белых Ходоках из книг Мартина.

Работая над продолжением цикла — «Сердце того, что было утеряно» и «Последний король Светлого Арда» — Уильямс решил развить их линию, показав происходящее с другого ракурса. И в новом цикле мы увидим, что и у народа, который раньше казался воплощением зла, есть своя правда.

«Потусторонний» северный народ и у Мартина, и у Уильямса имеет богатую предысторию, уходящую корнями в глубокую древность, о которой читателю будут рассказывать постепенно.

Скромное количество магии и другие детали

Уильямс в одном из интервью говорил о том, что остерегается вводить в свои книги магию, которой герои могут легко воспользоваться. Это дает возможность в любой ситуации, затруднительной для героев, «вынуть туз из рукава» и легко спасти их. А значит, читателю трудно поверить в настоящую опасность. Магия остается чем-то неосязаемым, труднодоступным. Это могут быть вещие сны одного из главных персонажей, которые имеют мало практической пользы, хотя много значат с точки зрения глобального сюжета. Или магия покупается кровью и жертвоприношениями, как способности красных жрецов Владыки Света у Мартина.

Оба цикла пронизаны ощущением, что в мире когда-то было гораздо больше чудес, но сейчас они крайне редки и тем более ценны. В конечном итоге судьбу мира вершат простые люди, взяв в руки мечи. Или просто принимая решение в нужный момент. И часто это — вчерашние дети, брошенные на растерзание в холодном мире и вынужденные взрослеть очень быстро. Отправляться в опасное путешествие на север. Странствовать и учиться владеть мечом, переодевшись в юношу, когда ты девушка. Эти мотивы есть в обоих циклах.

Впрочем, циклы Уильямса и Мартина очень разные, несмотря на все сходства. Просто где-то тропа, проложенная Уильямсом, позволила другим авторам, в том числе Мартину, по-новому взглянуть на возможности и границы жанра фэнтези, что подарило читателям множество отличных книг и приятных часов, проведенных с ними вместе.

Все книги подборки

07.08.2020 16:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх