Храбрые, рыжие, увлеченные: девочки, не похожие на других

Каждая девочка — уникальна и не похожа на остальных, у каждой есть свои неповторимые особенности, привычки и увлечения. Некоторые стыдятся их, некоторые ими гордятся, некоторые — воспринимают как само собой разумеющиеся вещи. Таковы и героини этих пяти книжек.

Укрыться от агрессии не получается и в родных стенах. Раньше, когда бабушка еще жила с ними, Ева могла спрятаться в ее комнате. Но с тех пор, как отец выжил бабушку из дома, так же, как незадолго до того выжил Евину мать, отдохнуть от окружающей злобы можно только в доме подруги. Но и подругу отец не одобряет. А уж когда он приводит в семью мачеху, для Евы начинаются совсем тяжелые дни. И все-таки она не сдается и находит отчаянный, огненно-рыжий, как ее волосы, выход из ситуации.

Стоит отметить, что «Повесть о рыжей девочке» — автобиографическая книга, в ней почти нет вымысла. А начала писать ее Лидия Будогоская с благословения Самуила Яковлевича Маршака, после того, как услышала от него, что книг для девочек написано слишком мало.


Фрагмент книги «Повесть о рыжей девочке»:

Ну да с именем еще можно примириться. Ведь прелестную девочку из «Хижины дяди Тома» тоже звали Евой. Но вот с тем, что волосы рыжие, примириться никак нельзя.
Когда Еву показывают гостям, дамы ахают:
— Рыженькая! И не в папу и не в маму. Удивительно! Кто-нибудь да был рыженький в роду. Может быть, бабушка? Может быть, дедушка?
— Нет, — говорит папа, — ни одного рыжего, как мне помнится. Так просто, злая шутка природы.
Папа очень хотел мальчика. Ева знает об этом. Каждый раз, когда папа со злостью взглянет на Еву, Ева догадывается, о чем папа думает: «Вот, вместо сына девчонка растет в моем доме. Да еще рыжая девчонка. Совсем нехорошо!»
И никто не любит рыжих.
Когда из гимназии Ева идет домой через Пушкинский сад, мальчишки городского училища кричат ей вслед:
Рыжий, красный!
Чёрт опасный!
И кидают в Еву снежками.

Гжегож Каздепке «А я не хочу быть принцессой»

Маленькая Маруся окружена большой любящей семьей: у нее есть заботливые мама и папа, бабушка и дедушка. Маруся любит поиграть, и однажды сообщает, что будет драконом. Новость эта сильнее всех задевает бабушку: почему не принцессой, как другие девочки? Что с Марусей случилось? Но Маруся сказала свое слово, и взрослые могут только участвовать в ее игре в качестве принцесс, рыцарей и скелетов. Но не перечить ужасному огромному дракону!


Фрагмент книги «А я не хочу быть принцессой»:

На следующий день Маруся снова была ужасным огромным драконом. И на послеследующий тоже. И на следующий после послеследующего. Настолько ужасным и настолько огромным, что ни одному рыцарю не удалось вызволить прекрасную принцессу. Все падали замертво рядом со скелетами, а потом Маруся говорила: «Три-четыре» — и игра начиналась заново.
— Не храпи! — зашипела бабуля в ухо развалившемуся на ковре деду. — Скелеты не храпят!
— И не болтают! — напомнил дед, открывая глаза.
— Надоела мне эта роль! — вздохнула бабуля. — Уж лучше сидеть в замке!

Виктория, которую, с легкой руки бабушки, все зовут Витя, отправляется в археологическую экспедицию вместе с отцом, ученым. Витя – чемпионка, в двенадцать лет у нее настоящий, взрослый разряд по плаванию. Она закаленная, спортивная и не изнеженная. А еще она очень рассудительная, ответственная девочка и типичная папина дочка – в том смысле, что она ни в чем не хочет отставать от своего мудрого, сильного и веселого отца. И в экспедиции ей удается не только увидеть, как из-под воды появляются артефакты античных времен, но и разоблачить опасного человека. Которого, как выясняется позже, более двадцати лет назад и в совсем других обстоятельствах, уже разоблачал ее отец (тогда – мальчишка) вместе со своим другом.


Фрагмент книги «Голова античной богини»:

Она только сейчас заметила, что давно уже не улыбается, а плачет и подушка около ушей мокрая. И Витя подумала, что бабушке это очень не понравилось бы: она всегда учила Витю быть мужественной. Это она и назвала ее мальчишеским именем — Витя, хотя на самом деле Витя была Викторией, а все Виктории, как известно, Вики, а не Вити.
Бабушка и в бассейн ее отвела — крошечным шестилетним лягушонком, и утренней гимнастикой заставляла заниматься неукоснительно, каждый день, вместе с собой. Она открывала при этом дверь в комнату мамы и папы, чтобы быть немым укором их лени. Мама делала вид, что спит, а папа прятался от немого укора под одеяло с головой и там хихикал.
Витя и бабушка неутомимо размахивали крохотными гантельками, а папа следил за ними в щёлку веселым глазом и смешил Витю.
— Посеешь привычку — пожнешь характер, — говорила бабушка, делая вид, будто не замечает этого насмешливого глаза. — Хилость рождает завистников и мелких тиранов.
Наконец папа не выдерживал, вскакивал в одной пижаме, босиком, хватал в охапку Витю и бабушку, кружил по комнате и хохотал.
— Граф Суворов Рымникский и его железная гвардия! — кричал он. — Тяжело в учении — легко в бою!
Суворовым он называл бабушку из-за короткой седой косички.

Владимир Киселев «Девочка и птицелет»

У Оли, как у многих девочек, есть увлечение, которое для нее важнее школьных занятий. Это — химия. Но не та скучная теория, которую преподают на уроках. А настоящая, устремленная вперед практическая химия человеческих открытий. Оля и ее друзья мечтают изобрести искусственную мышцу, которая позволит приводить в движение летательный аппарат, которому они дали название Птицелет. Но жизнь школьников полна неожиданностей, и это, к сожалению, не только неожиданные контрольные. Ребенок — существо подневольное, и Оля свое сравнительно благополучное детство счастливым не считает. Очень много сюрпризов, и не всегда приятных, преподносят взрослые. А однажды взрослая жизнь врывается в мирное существование восьмиклассников, и им приходится взяться за расследование убийства.


Фрагмент книги «Девочка и птицелет»:

Гастроном помещается в нашем доме. Купить сметану — минутное дело, но, когда я вернулась, я увидела, что за это короткое время мама успела перевернуть мой прибор, хотя я поставила его под кухонный столик.

Перед моими глазами, как на экране, вспыхнула иллюстрация № 71 из нашего учебника химии. Там изображен мальчик, который закрыл лицо руками, а перед ним на столе со взрывом вдребезги разлетается колба.
Я тоже невольно потянулась к лицу руками, но сейчас же бросилась к маме, вырвала у нее из рук полотенце, подбежала к бутылке и только успела обмотать ее полотенцем, чтобы осколки стекла не разлетелись в стороны и не ранили нас, как раздался громкий, словно пушечный, выстрел, пробку вышибло из бутылки, она ударилась в потолок, и вслед за пробкой до самого потолка взлетела струя воды, смешанной с карбидом.

Мама даже не догадывалась, от какой опасности я ее спасла, а я не хотела ей этого говорить. И вместо того чтобы радоваться, что все обошлось так благополучно, она накричала на меня, сказала, чтоб я шла гулять, потому что от меня никакой пользы, и что в моем возрасте в подготовке к собственным именинам она принимала значительно большее участие.

Юрий Ермолаев «Дом отважных трусишек»

Девочка Надя и ее подруги по несчастью отличаются от других детей отчаянной смелостью. Ради того, чтобы ходить и бегать, чтобы вернуть себе этот дар, который другие воспринимают как само собой разумеющуюся вещь, они ложатся на сложнейшую операцию. Их называют «отважными трусишками» – за то, что их смелость побеждает их собственный страх. Хотя страх никуда не девается – Надя и другие девочки из ее палаты, боятся боли точно так же, как и все. Но Надя оказывается даже отважнее других отважных трусишек, и соглашается, чтобы ей сделали первую операцию по новому способу. Эта операция должна облегчить страдания таких же больных, как она. Но быть первой – очень ответственно. Ведь что-то может пойти не так и отодвинуть долгожданное выздоровление на годы. Но Надя принимает решение, убеждает родителей – и к концу книги, пройдя тяжелый этап послеоперационного выздоровления, начинает ходить. А еще – плавать, ведь плавать она мечтала всегда.


Фрагмент книги «Дом отважных трусишек»:

Наконец настал час посещения, и пришла мама. Надя тут же увела ее в конец коридора, к окну, и слово в слово передала весь разговор с главным доктором. Даже вынула у мамы из сумочки карандаш и высчитала сроки своего лечения. Но только Надя заикнулась, что ее будут оперировать так впервые, как мама страшно побледнела и сказала:
— Нет, нет, пусть экспериментируют на ком угодно, но не на тебе. Мы не торопимся. Было бы только все хорошо.
И, уже не слушая Надю, мама заторопилась к главному доктору, просить делать операцию дочери старым, проверенным методом.
Надя так и осталась стоять у окна, растерянная и убитая.

Все книги подборки

04.03.2018 13:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх