Гипатия, Распутин, Pink Floyd и Сергей Прокофьев. Интервью с Бернаром Вербером

В сентябре Бернар Вербер посетил Москву. За короткие пять дней визита он успел дать пресс-конференцию в ТАСС, провести утренние эфиры на «Авторадио», «Серебряный дождь», записать сюжеты с телеканалом «Пятница» и «РБК TV», а также подготовить несколько уникальных интервью для федеральных печатных СМИ. Эксклюзивное интервью удалось подготовить и нам.

Бернар Вербер Бернар Вербер — известный французский писатель, автор многих мировых бестселлеров. В конце августа в издательстве «Эксмо» вышел его новый роман «С того света». Автор лично представил книгу на ММКВЯ-2018. Мы поговорили с Бернаром о новой книге, литературных вкусах писателя, музыке и многом другом.

Интервью с Бернаром Вербером


Прочитайте самые интересные моменты из интервью:

Лабиринт Главный герой романа «С того света» — внук вашего любимого героя, создателя «Энциклопедии относительного и абсолютного знания» Эдмонда Уэллса. Почему вам так важно искать внутренние связи между своими книгами?

Бернар Вербер Вообще, моя мысль — это большое дерево. И мне очень нравится соединять разные ветви моего дерева. С помощью моих 24 романов я пытаюсь придумать новый способ восприятия реальности.

Л Герой вашей новой книги Габриель Уэллс чем-то похож на вас. Можно ли сказать, что он ваш самый автобиографический персонаж?

БВ На самом деле все мои романы автобиографичны, просто в некоторых книгах я это прячу. «С того света» — первый роман, где мой герой — писатель, и это позволило мне подробнее рассказать об этой профессии. На самом деле люди очень мало знают о том, как живут и работают писатели, и я хотел показать в книге, что происходит за кулисами этой профессии, и рассказать о том, насколько одинока эта жизнь. Конечно, Габриель Уэллс — это очень автобиографический персонаж. Единственное наше отличие — мой герой уже умер, а я еще жив.

Л Героиня вашей книги, медиум Люси, поразительно похожа на актрису «золотого века» Голливуда Хеди Ламарр, которую Габриель считает самой красивой женщиной на Земле. Почему вы выбрали для сравнения со своей героиней именно этот образ?

БВ Многие люди считают, что, если вы красивы, значит вы глупы. А эта актриса является доказательством того, что можно быть и красивым, и умным одновременно. Здесь я выступаю с феминистических позиций и говорю своим читателям: смотрите, какие есть невероятные женщины.

Л А для вас Хеди Ламарр — тоже идеальная женщина? Или есть другой образ, еще более привлекательный?

БВ На самом деле в мировой истории есть такое же количество прекрасных, чудесных, великолепных женщин, как и мужчин. Просто женщины обычно менее известны. Во многих своих книгах я рассказываю о Гипатии: она жила в IV веке нашей эры в Александрии. Она была астрономом, биологом, придумывала разные механизмы, также была художницей и певицей. На улице она давала всем желающим уроки геометрии. Ее отец, Теон Александриский, был одним из величайших библиотекарей города — это был такой Леонардо да Винчи, живший спустя 300 лет после Рождества Христова. Гипатию убили христианские фанатики, протестовавшие против науки. Ее история действительно невероятна.

Л Русских авторов нет среди героев вашего романа, зато целая глава книги посвящена такому важному человеку для нашей истории, как Распутин. Чем вас привлекла эта фигура?

БВ Это настоящий герой романа. У него очень впечатляющая внешность, он маг, а еще он занимается политикой. Очень редко встречаются люди, которые сочетают в себе все эти характеристики. Очень сложно сказать в точности, добр он или зол. А еще у него взгляд, который пробуждает страх, а его смерть — это просто что-то невероятное. Когда вы помещаете такого персонажа внутрь своего романа, вы тут же придаете своей книги зрелищность и трагичность.

Л В современной литературе есть несколько писателей, которые признаются, что слушают музыку во время работы над книгами — это как минимум вы и Харуки Мураками. Мураками слушает в основном джаз, и поэтому его книги часто сравнивают с этим направлением. А с каким музыкальным жанром вы бы сравнили свои романы?

БВ Точно не джаз. Я считаю, что джаз недостаточно структурирован. Я бы сравнил свои книги либо с музыкой Прокофьева, либо с прогрессивным роком — Genesis, Yes, Pink Floyd, то есть мое творчество — это такая классика в современной обработке.

Все книги подборки

06.10.2018 11:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх