Филип Рот. Последний американский классик XX века

22 мая 2018 года в возрасте 85 лет умер Филип Рот — крупнейший американский прозаик современности, получивший почти все важные награды и премии, писатель с ярко выраженным, узнаваемым стилем, убежденный атеист, мыслитель и интеллектуал. В России он известен незаслуженно мало — по сей день то, что уже было переведено, остается в коллекциях ценителей и бережно перечитывается, а новых переводов и переизданий на горизонте пока не видно; впрочем, теперь это, вероятно, дело времени.

Многих художников, дождавшихся своего поезда в вечность, в некрологах с почтением называют классиками. Иногда это действительно так, чаще — дань уважения. В случае с Ротом подобных вопросов не возникает: он, безусловно, классик. Более пятидесяти лет активной работы, два с половиной десятка романов, успешные экранизации и всеобщее признание — все это само по себе не делает автора великим, каким бы талантливым он не был, самое важное — то, как писатель повлиял на общество, смог ли подняться на пьедестал над поколениями; Филипу Роту наряду с Маккарти и Апдайком удалось стать частью, без которой американская литература XX века, возможно, не стала бы столь значимой для мировой культуры.

Родители Рота были детьми евреев из Украины. Как и многие новые американцы, они сумели хорошо прочувствовать всю тяжесть нового быта, передав свои впечатления внуку. Его первая книга под названием «Прощай, Коламбус» вышла в 1959 году, она включала в себя одноименную повесть и пять рассказов, едко и остроумно рисующих то окружение, в котором двадцатишестилетний писатель рос и взрослел. Критики отметили талант автора, но нашлись и недовольные: правда не всегда выглядит так, как бы нам хотелось ее видеть. Начинались шестидесятые: американских буржуа было довольно легко шокировать чем-то необычно смелым. Этим и занялся Филип Рот — никогда, впрочем, не делая это стержнем своего творчества, как постмодернисты. Вместо этого стержнем творчества он сделал самого себя.

Произведения Рота неуловимо автобиографичны, некоторые его герои (такие, к примеру, как Натан Цукерман) — это и есть Филип Рот. Или нет? Возможно, это просто разочарованный американец еврейского происхождения, осознавший тщетность «американской мечты», болезненно чувствующее лицемерие — в большей степени даже свое, чем других? Герои Рота часто несимпатичны, но вызывают ту темную и вызывающую понимание, настоянную на глупой жалости антипатию, что мы чувствуем, глядя на себя в зеркало сумрачным утром. За неприглядностью — живая надежда и попытка сказать себе, что все, по сути, не так уж и плохо; как и любой великий писатель Филип Рот советует нам не то, что мы хотим услышать, а то, что должны: критически смотреть на себя, окружающих, свою жизнь и принятые догмы — но никогда, никогда не отчаиваться.

Фотографии в оформлении: Getty Images

24.05.2018 18:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх