Если мама не счастлива, никто не счастлив. Интервью с Машей Трауб

Маша Трауб — прозаик, журналист, колумнист легендарного «Огонька». Ее «Дневник мамы первоклассника» — настольная книга всех родителей будущих школьников. Ее романы, повести и сборники рассказов — прекрасный образец современной прозы. Читатели обожают ее великолепный стиль, непринужденную манеру письма и юмор. Совсем недавно Маша, как и все остальные жители планеты, провела несколько месяцев в самоизоляции с семьей и постоянно включенным компьютером, который стал практически единственным окошком во внешний мир. Что из этого вышло, она рассказывает в книге с говорящим названием «Полное oZOOMление», где собраны забавные и очень актуальные истории о жизни на карантине. Эта книга о том, как превратить квартиру в филиал офиса, университета, школы, спортзала и при этом не сойти с ума. А еще, конечно, о счастье — ведь все вопросы этой жизни только о нем.

Мы встретились и поговорили с Машей о счастье во время всеобщей самоизоляции.


Лабиринт Маша, во время самоизоляции вы делали детям «счастливую маму»? Как? Если вдруг снова случится что-то подобное, у вас уже есть проверенные методы?

Маша Трауб Детям я никогда ничего специально не делала. Тем более, не пыталась изобразить вселенское счастье каждую минуту. Детям, особенно маленьким, важно знать, что мама и папа тоже имеют право на эмоции, причем разные. Они могут грустить, плакать, хохотать, обижаться, спорить. Мама имеет право уставать и не хотеть ничего делать. Счастливая мама — когда ей помогают, когда о ней заботятся. Все члены семьи без исключения. Маму можно и нужно обнимать, целовать, говорить, что она красавица. Нет ничего сложного в том, чтобы помыть за собой посуду, убрать в комнате. Тем более, если ребенок никогда этого раньше не делал, потому что за ним всегда убирала мама. И тогда мама будет скакать на одной ноге от счастья.

Л Режим всеобщего озумления закончился, вам так и не удалось поспать «почти до обеда»? Как сильно изменилось расписание семьи?

МТ Расписание у всех скачет. Все постоянно меняется. Так что поспать мне уже не удастся точно. И у меня нет шанса остаться без тренировок у любимого тренера дочки, с которой я занималась по зуму всю самоизоляцию. Дочь следит, чтобы мои тренировки были регулярными и я не растеряла набранную форму. Дочь-спортсменка в семье — залог прекрасной фигуры матери. Она меня еще и на диету посадила. Приходится прятаться в комнате сына, чтобы съесть «запрещенку», то есть что-нибудь вкусное, но очень вредное.

Л Одна из героинь, мамина сиделка Люба, говорит: «Все такие приличные, вежливые, никакого стресса. А с вами — каждый раз как в сумасшедший дом». Ваша семья действительно похожа на ту, что вы описываете в своих книгах?

МТ Мне кажется, каждая семья по-своему сумасшедшая. И моя — не исключение. Моя мама — мой любимый прототип, не скрою. Она нам не дает скучать и всегда даст повод поволноваться, что потом превращается в очень смешную историю.

Л Как вы решили, что «Полному oZOOMлению» быть? Вы с самого начала вели своеобразный дневник самоизоляции?

МТ Да, я записывала смешные эпизоды. Родительские собрания и уроки по зуму, тренировки дочки. Конечно, я понимала, что у меня в руках, буквально под боком, в соседней комнате — идеальный, просто уникальный материал. Ну когда бы я еще побывала на уроках дочери-шестиклассницы? Или на ее тренировке? Или на лекции сына? Я записывала, еще не понимая, как это буду использовать. Идея книжного сериала, а книга выстраивалась именно как сериал, принадлежит моему замечательному редактору — Юлии Моисеевне Раутборт. Когда она предложила мне писать по главке раз в неделю, я согласилась, не раздумывая ни минуты. Спасибо ей за то, что именно меня она выбрала для претворения идеи в жизнь. Книгу я написала буквально за полтора месяца и давно не испытывала такой легкости, драйва и профессиональной радости от работы. Собственно, ради этих ощущений я и пишу.

Л В книгу вошли все заметки, что вы делали во время карантина? Много ли неопубликованного осталось — может, хватит на второй том?

МТ Заметок не осталось — все пошло в дело. Но, боюсь, на второй том тоже наберется. Сына-третьекурсника уже отправили на дистанционное обучение из-за заболевшего одногруппника. Половина тренировок дочки тоже опять идет в зуме. Муж сидит в видеоконференциях. Родительские собрания проходят в онлайн-режиме. Мы опять договариваемся, кто и когда займет папин кабинет для съемки или тренировки. Мы так до конца и не вышли из самоизоляции.

Л Если бы вы писали хроники из самоизоляции, но в другой тональности, не такой мажорной, о чем была бы эта история?

МТ Об одиночестве. О пожилых людях, которые остались одни. О тоске, которая расползается по сердцу.

Л Вы строили планы, «когда все это закончится, я…»? Все ли удалось осуществить? Что вы первым делом сделали, когда всех выпустили?

МТ Я не загадывала. Жила в предлагаемых обстоятельствах, как говорят артисты. Рада, что все же прошла книжная ярмарка и вернулись встречи с читателями, пусть в масках, пусть в перчатках, но они есть. Мне очень важно живое общение — поболтать с мамами-подругами, когда мы ждем девочек после тренировки. Встретиться с редактором и бренд-менеджером. Простые желания.

Л Что изменилось с наступлением осени, удалось ли войти в режим? Как детям далось начало учебного года?

МТ Несмотря на то что у нас у всех было, можно сказать, рабочее лето, начало учебного года дается непросто. Дети отвыкли ходить в школу. Учителя, кажется, пытаются впихнуть в детей все упущенные знания в срочном порядке — все-таки дистанционное обучение подходит не всем школьникам, даже очень сознательным. Тренеры устроили пять тренировок в неделю — и онлайн и офлайн. У сына-студента тоже планы и графики меняются каждый день. Так что невозможно ничего планировать заранее, как мы привыкли делать. У нас у всех график работы был расписан на несколько месяцев вперед. Приходится учиться решать проблемы по мере их поступления.

Л В книге вы пишете: «Счастье, что я свое нервное состояние могу использовать в мирных целях». Дайте совет читателям, где можно использовать нервное состояние — так, чтобы для всех была польза.

МТ Когда в моей доме начинает пахнуть свежеиспеченными булочками или пирогами, а стол ломится от вкусной еды, сын объявляет: «Ура, у мамы депрессия!» Это стало семейной шуткой. Я действительно начинаю что-то делать руками — готовить, красить, перетягивать обивку на стульях, вязать пледы и декоративные подушки, шить. Могу поделиться самым простым рецептом. Нужно срочно купить новую сковородку или кастрюлю. Очень успокаивающе действует на нервную систему.

Л Какой главный урок вы вынесли из всей этой ситуации? Или жизнь продолжается и не было никаких уроков?

МТ Урок самый банальный. Нет в жизни ничего важнее семьи и ничего страшнее одиночества.

Все книги подборки

29.09.2020 10:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх