Добавь в друзья и читай. Интервью с Ольгой Лукас и Еленой Бородой

Современные школьники сталкиваются с теми же вечными проблемами, что и их предшественники: отстаивание справедливости, непонимание сверстников, поиск своего места в жизни и в коллективе ровесников. Они пользуются мобильными телефонами, прекрасно разбираются в интернете, родители развивают их в соответствии с современными требованиями и часто в желании контролировать жизнь ребенка перегибают палку. А иногда напротив — так углубляются в свои взрослые дела, что ребенку приходится повзрослеть раньше времени.

Книги серии «Добавь в друзья» издательства «Речь» адресованы они современным школьникам и родителям, которые хотят лучше понимать своих детей. В серии вышло две книги, готовится к изданию еще несколько. Ведущий редактор Татьяна Леонтьева поговорила с авторами повестей «Метод принцесс» и «Я тебя никогда не прощу».

Десятилетние гимнастки готовятся к решающему соревнованию. Итоги соревнования определят, кому стоит посвятить себя спорту, а для кого он останется просто хобби. В разгар тренировок пропадает конверт с деньгами, который потом таинственным образом возвращается на место. Сам он это сделать не мог, и подруги Аня и Маша начинают расследование. Восемь девочек, восемь историй, восемь обстоятельств и мотивов. Пока Маша использует привычные методы: наблюдения, дедукцию и опрос свидетелей, Аня сочиняет сказки. Вернее, ей кажется, что это просто сказки, а потом оказывается, что она изобрела новый метод расследования — «метод принцесс».


Татьяна Леонтьева «Метод принцесс» — во многом новый для вас жанр. Повесть реалистическая, а не сказочная. Потребовала ли эта работа специальных наблюдений, зарисовок с натуры?

Ольга Лукас Изначально это должна была быть фантастическая повесть, но когда я разминала сюжет, выкристаллизовалась четкая структура: детектив, преступления не было, все под подозрением, и у каждой есть свои тайны, которые раскрываются по ходу расследования. Наблюдений было в избытке. Я полгода, с перерывами, водила дочку на художественную гимнастику. Сидела час в коридоре, ждала ее, злилась, что трачу драгоценное время просто так. Читать было невозможно, вокруг гомонили родители и дети. И я смотрела по сторонам, слушала старших девочек и их мам, тетушек, нянь, бабушек. У тренера младшей группы был пунктик — «двойка за шпагат», со второго занятия. Эта двойка в текст, конечно, вошла. Наблюдения за отношениями в команде я делала в футбольном клубе, куда мы тоже ходили и где я тоже сидела на скамейке для родителей и смотрела по сторонам. Так что оказалось, это не бесполезная трата времени, а ценное погружение в материал. Метод наблюдения — мой самый любимый.

ТЛ Есть ли у героев «Метода принцесс» и их родителей прототипы?

ОЛ За родителями и детьми я наблюдаю постоянно. Да я и сама родитель. Прототипов ни у кого нет, но есть узнаваемые типажи. После того как «Метод принцесс» вошел в шорт-лист «Книгуру» и был опубликован в интернете для всеобщего доступа, одна мама перестала со мной здороваться. Но я заметила, что она изменила свое отношение к дочке. Может, только при мне изменила. А может, мне просто хочется так думать.

ТЛ Сказки из «Метода принцесс» были написаны специально для этой книги?

ОЛ Сказки все писались одновременно с основным текстом. Ведь Аня в свои сказки вплетает события дня, свою интерпретацию этих событий и свои представления о девочках. Иногда ее сказки оканчиваются не так, как она планировала. Думаю, многие пишущие узнают в Ане себя в начале пути.

ТЛ Как рождаются сюжеты ваших сказочных произведений? Складывается ощущение, что из игры.

ОЛ Наверное, как у Ани из «Метода принцесс» и немножко как сны — из событий и встреч, которые произвели впечатление.


ТЛ Помогает ли вам дочка писать книги? Может быть, она — героиня ваших историй? Или первый и самый строгий критик?

ОЛ Моя шестилетняя дочка Катя — человек внимательный, въедливый и строгий. Когда мы с ней читаем книжки на ночь, она любит найти в тексте какой-либо момент и требовать разобраться, почему тут вот так. Если я устала, то говорю ей: «Надо у автора спросить, почему он так написал». С каким нетерпением она ждет приезда авторов книг про Тату и Пату, им предстоит ответить на много вопросов! Из своих книг я пока читала ей только «Новогоднюю тайну игрушек», начиная с рукописи. Очень робела. Катя потребовала объяснить пару моментов, что я и сделала прямо в тексте. Сейчас это одна из любимых ее книг (наравне с Тату и Пату). И если она задает мне вопросы по сюжету или действиям героев: «А гриб Боровик добрый или злой?», «А мечта робота исполнилась?» — я могу подробно ей обо всем рассказать.

ТЛ Какие книги повлияли на вас в детстве? И как вы оцениваете их сейчас?

ОЛ Да никакие книги на меня не повлияли так, чтобы я изменилась, задумалась, стала делать что-то, чего не делала до того. Они просто все в массе на меня повлияли — появились в моей жизни, и жить стало хорошо. Мне нравилось их читать, нравилось ими обладать, и я помню, что уже в детстве читала с ученической точки зрения: как это сделано? Смогу ли я это повторить? И повторяла, конечно, на свой лад. Сказки я начала записывать, как только научилась писать.

ТЛ Как вы представляете себе своего читателя? Ставите ли мысленно «себя-в-детстве» на место читателя вашей книги?

ОЛ Всегда пишу для той девочки, которой я была. Помню ее и мысленно проверяю: стала бы она (я) это читать? Я была всеядным, любопытным, но не усидчивым читателем. Малейший намек на скуку — и книжка отправляется на полку или обратно в библиотеку. Всегда спокойно откладывала и откладываю недочитанную книгу, ведь меня ждет столько интересного.

Кто они, прогульщики и тихони, подростки, на которых мало обращают внимания в классе? Пятнадцатилетние Тим и Леся — лучшие друзья. Вместе прогуливают, вместе оказываются втянуты в опасную историю, где они — лишь пешки в руках циничных взрослых. Мы знакомимся с мыслями и чувствами двух этих аутсайдеров: мальчика, который в семье никому не нужен, и девочки, которая пишет стихи и уничтожает их, ведь если ты весишь девяносто килограммов, то кто поверит, что душа твоя умеет летать?

Взрослым в этой повести нет дела до подростков, и есть только один человек, который относится к Тиму и Лесе как друг: учительница Полина. От имени этих троих и ведется повествование в книге.


Татьяна Леонтьева Елена, раскройте секрет: как вам удалось так близко подобраться к подросткам и так убедительно их описать?

Елена Борода Я рада, что получилось убедительно! Наверное, особого секрета здесь нет. Я преподаю в старших классах, работаю с подростками, каждый день с ними общаюсь. Мои герои живут рядом со мной.

ТЛ Большая часть глав «Я тебя никогда не прощу» написана от лица юных героев. Что помогает вашему перевоплощению? Вспоминаете ли вы саму себя в этом возрасте?

ЕБ Я, конечно, вспоминаю себя в подростковом возрасте. Но мне кажется, это не очень влияет на моих героев. Я была совершенно другим подростком, не таким, как Леся и Тимофей. Но перевоплощение — да, присутствует. Более того: истории не получилось бы, если бы я смотрела на героев со стороны. Если честно, я до конца не понимаю, как так получилось. Наверное, через себя пропустила многое, что услышала от своих учеников.

ТЛ Ваши герои рисуют, читают книги, пишут стихи и слушают классическую музыку. Не самые типичные ребята. Есть ли у вас истории о других персонажах, например, о «трудных подростках»?

ЕБ На самом деле нетипичного тут только, пожалуй, классическая музыка. Да и то — путь, который привел Тима к Моцарту, для подростка очень даже характерный: он начинает слушать Моцарта, чтоб выделиться. Ну, и увлекается поневоле. Конечно, у меня есть и другие истории, и все они о «трудных» подростках. А вообще мне кажется, как раз о трудных и нетипичных писать легче: перед тобой живой образ, вот просто бери и пиши! А попробуй докопаться до какой-нибудь благополучной девочки, понять, чем она живет, кроме учебы! Это работать с такими легко, потому что они не создают проблем. И это совсем не значит, что нет проблем у них самих.


ТЛ Знаком ли вам круг интересов современных подростков? Как вы выбирали музыку для Леси? Любите ли комиксы, как любит Тимофей?

ЕБ Лесю я, честно, наградила своим музыкальным вкусом. Тимофея, впрочем, тоже, потому что Моцарт для меня фигура судьбоносная и жизненно необходимая. Что касается круга интересов современных подростков, то я как-то не выделяю его особо как предмет изучения или как что-то отличное от интересов, скажем, моего поколения. Что-то новое я узнаю от них, и мне либо нравится, либо нет. Аниме, допустим. Или фанфики. Или те же комиксы. Этого же всего очень много! Есть просто шедевры, а есть ерунда какая-то.

ТЛ У героев повести есть определенные прототипы? Или их образы собирательные?

ЕБ У Тимофея совершенно реальный прототип. Леся — собирательный образ, хотя черты конкретных людей в ней воплощаются, в том числе мои. Про Полину не скажу.

ТЛ Как вы представляете себе своего читателя? Сейчас распространено мнение, что подростки не читают реалистическую прозу, а полностью погружены в фэнтези. Так ли это?

ЕБ Не могу сказать за всех, но, судя по моим ученикам, они читают совершенно разную литературу. Фэнтези, конечно, многие увлекаются, но и реалистические вещи не остаются без внимания. Я бы даже сказала, что такие книги большим успехом пользуются, если ребята в них находят что-то свое, соответствующее их потребностям. Вот если подросток пробует себя в творчестве — тут да, обычно начинают либо с фанфиков, либо с фэнтези. Это объяснимо: у них еще мало жизненного опыта, чтобы качественно работать в реализме. Легче создать свою Нарнию, чем убедительно, да еще и интересно написать о реальной жизни.

Все книги подборки

08.05.2019 10:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх