Читает Шафферт. Пять важных смыслов, скрытых в «Следах»

В последнее время читатели современной русской литературы сетуют, мол, что ни роман, то непременно об отечественной травме, с описанием непростых судеб нескольких поколений одной семьи на фоне трагических событий русской истории. Кажется, об этом мы знаем достаточно, и вряд ли очередной текст станет откровением. Тем неожиданней, что каждый новый честный и глубокий разговор о людях прошлого приближает нас к нам самим. Повесть Евгении Басовой «Следы» особенно ценна, поскольку предлагает подобный разговор не только взрослым, но и старшим подросткам. История большой семьи, в которой появится много детей, а потом еще больше внуков, протянется на несколько десятков лет и неожиданно займет меньше двухсот страниц.

Память. Название повести не случайно. Следы — это отголоски событий прошлого, которые влияют на следующие поколения. Казалось бы, дети родились и выросли намного позже трагических или радостных случайностей, выпавших на долю старших, однако их жизнь во многом определяется делами давно минувших дней. Следы оказались такими глубокими, что совершенно перепутали судьбы героев. Вот только стоит ли идти по ним? Героиня повести, «проклятая девочка Танька», скажет: «Нельзя помнить зло через сорок лет. А мы с тобой и не жили тогда, как мы можем судить?» Или взять деда Иринки, который как будто пытается оборвать цепочку следов войны, избегая разговоров с внуками о тех страшных временах. Следы в жизни героев связаны не только с пресловутыми историческими событиями: раскулачиванием, войной, оккупацией; свои отпечатки оставляют и чувства, нелюбовь и несчастье прокладывают привычную колею, где одно поколение живет по принципу «Знай тупай» (то есть работай без перерыва и без радости), а следующее идет за ним с песней «Встану рано поутру, всю квартиру приберу…», с которой у упомянутой выше Ирки «связывались тысячи маминых придирок».

Самопожертвование. Бывает «нормальная жизнь», та самая, которая всем нужна, с пресловутыми уважением к личности и правами человека. Нормальность эта становится очевидной лишь на фоне уродливой ненормальности, когда деревню оккупируют фашисты, бывшие революционеры становятся полицаями, расстреливают евреев, пытают старую повитуху, вешают партизан… Потом мать четверых детей говорит так: «И я тоже, да, я для тебя что хочешь… Ты вот, знаешь, убей меня — вот я, убей, только детей не трогай, заклинаю тебя…», а кто-то платит непомерную цену за жизнь чужого ребенка. Только там, где есть чудовищные несправедливость и жестокость, у жизни есть цена, а самопожертвование становится необходимым ее условием.

Дом. Автор книги, Евгения Басова, рассказывала, что ее собственные воспоминания о детстве, проведенном в селе Понорницкое Черниговской области, немалым образом повлияли на сюжет и весь мир этой книги. В «Следах» не упоминается Понорницкое, герои книги живут в поселке Тыше где-то на западе бывшего СССР и говорят на странном диалекте, смеси русского, украинского, польского и венгерского. История деревни, с революции и до позднесоветских времен, пройдет перед читателем, однако автор вовсе не стремится показывать что-то типичное, Тыша с самого начала задана как совершенно особое, неповторимое место. Ключевые герои так и не покинут поселка, даже Онисья, проклятая односельчанами до седьмого колена; а Ирка, с которой книга начнется и закончится, все время будет стремиться возвращаться в дом, где живут бабушка, дед, двоюродная бабка Мавка, растворившаяся в любви к чужим детям и радости творчества.


Талант. Почти все герои книги обнаруживают одаренность в чем-либо. Творчество становится дорогой, которая помогает то ли выйти из безрадостной и непредсказуемой действительности, то ли уйти поглубже внутрь себя. Правда раствориться в нем не получится: у Мавки, вышивки которой отправляют в ту самую Францию, где она родилась да не помнит, всегда полно работы по дому, Иван лишь к старости начнет играть на мандолине, маленькая Ирка в какой-то момент откроет в себе художника, но станет ли это делом жизни, можно только догадываться. О таланте будет рассуждать Иван, который «невероятно ценил людей, умевших делать то, что другие не могут: петь ли, вышивать или рисовать картины» и называл это общим словом «хист». Этот самый хист — тоже след, он передается от старших младшим, и каждому отмерено его по силам: чем труднее человеку жить в непонятном и жестоком мире, тем сильнее и ярче его «хист».

Мир внутри. Читателям не так уж просто будет понять, кто же главный герой этой книги: то ли Ирка, сначала маленькая, а в конце подросток, то ли странная контуженная Мавка, самая добрая в мире, а может и Наталья, на которой все в этой большой семье держится? Отметим еще одну деталь: автор, рассказывающий о семье, не упоминает в книге их фамилию. Фамилия — для документов и посторонних, а читатель как будто окажется внутри, среди разных имен, и сможет посмотреть, что таится в каждом, сколько там любви, сомнений, обиды, доверия. Кажется, особенно искусно Евгении Басовой удается показать Ирку. Чувства и ощущения девочки описаны так тонко и точно, что становятся понятными самые сложные вещи, среди которых истоки недоверия к взрослым, глубина непонимания их мира, вызванная ею отчужденность и постепенное взросление, с его радостями и трагедиями.

В конце повести вдруг осенит: очень важно видеть, куда ведут «следы», доставшиеся нам самим. Именно с этого прозрения начинается путаное движение к правильным хорошим вещам, таким как прощение, счастье и безусловная любовь.

Все книги подборки

04.07.2018 10:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх