Читает Шафферт. Повесть про Владимира Даля, который собирал слова

«Живет на свете человек, ловит слова, складывает в тетрадки. Но слово — не цветок, не бабочка: его между страницами не засушишь. Ты его в тетрадь, а оно — в тебя. Бьется в памяти или, как росток, притаится до поры, солнышка весеннего дождется и — „Здравствуйте, вот и я!“ — вырвется наружу, зеленое, свежее».

Так поэтично Владимир Порудоминский и Михаил Булатов писали про Владимира Ивановича Даля, автора знаменитого словаря, сборника русских народных пословиц и десятков почти забытых сегодня повестей и очерков. Даль зачастую представляется нам худым седобородым старцем, задумчивым книжником, на самом же деле на век Владимира Ивановича пришлось не так много спокойных архивных штудий, напротив, жизнь его была необычайно насыщенной переменами и событиями.

Мы узнаем, что будущий собиратель слов родился в Николаеве, однако довольно рано покинул его: отец непременно хотел, чтобы сын стал морским офицером. Он и стал, а потом служил на Черноморском флоте. Через несколько лет, уже после восстания декабристов, Даль попросился в отставку и отправился в университет учиться на врача. Затем последовали служба военным врачом в русско-турецкую войну, работа в госпитале, служба чиновником особых поручений в Оренбурге, начальником канцелярии министерства внутренних дел в Петербурге и управляющим удельной конторой в Нижнем Новгороде. Будучи врачом на войне, он изобрел оригинальную конструкцию понтонного моста, в оренбургский период учредил музей и написал учебники по естественным наукам, во время жизни в Петербурге участвовал в создании Российского географического общества, и, конечно, на протяжении всей жизни собирал и систематизировал слова, пословицы и сказки.

Рассказ о личности Даля в книге «Собирал человек слова…» умело вписан в исторический контекст. Авторы не забывают растолковать минувшие события и реалии прошлого, ведь не всякий помнит подробности русско-турецких войн или запросто разбирается, чем крепостные крестьяне отличаются от удельных. Даль жил долго и объехал добрую половину Российской империи, так что перед читателем пройдет обширная панорама жизни и быта общества XIX в. Может быть, слишком часто авторы упоминают тяжкую долю бедного крестьянского и кочевого населения страны, негодуют по поводу злоупотреблений власть имущих, впрочем, это вполне объяснимо, все же книга была написана еще в 60-е гг. прошлого века и уже тогда выдержала несколько изданий.


Ощутимым достоинством текста являются второстепенные персонажи — друзья и добрые знакомые Владимира Ивановича Даля. Нам представлена целая вереница самых примечательных исторических деятелей, ведь Даль учился вместе с адмиралом Нахимовым, а после — со знаменитым хирургом Пироговым. Всю жизнь дружил он с поэтом Жуковским, а еще несколько лет — с самим Пушкиным, и этой истории отводится отдельная глава. Кого-то, как, например, жену и дочерей Даля, авторы лишь упоминают, других описывают подробно. Мы читаем, как относились к Далю Белинский и Чернышевский, Добролюбов и Тургенев, отрадно, что рассказано это не скучно, авторы с удовольствием соглашаются с его сторонниками и весьма занимательно спорят с противниками.

Вообще Порудоминский и Булатов совершенно уверены, что их герой — не просто человек выдающихся способностей, но еще и личность высоких моральных качеств. Раз за разом они подчеркивают добросовестность, честность и работоспособность Даля, оправдывают его конформизм (Даль никогда не выступал открыто против вышестоящих начальников, разве что иногда спокойно и корректно высказывал свое несогласие с общим мнением) и защищают его перед Чернышевский и Добролюбовым, с которыми Даль неожиданно встрял в «спор о грамотности». Кстати, этому сюжету Владимир Пуродоминский впоследствии посвятил отдельную публикацию в журнале «Вопросы литературы», где вновь вставал на сторону автора знаменитого «Словаря» и обращался к истории его научных и художественных произведений.


«Словарю живого великорусского языка», а также знаменитому сборнику пословиц, посвящена последняя, заключительная часть книги. Лишь тогда у занятого Даля дошли руки подготовить все собранные тексты к изданию, а подозрительные цензоры допустили книги к публикации после нескольких лет отказов. Коллекционирование диалектных слов и народных пословиц никогда не было основным занятием Даля, всю жизнь оставаясь на положении любимого хобби, однако именно эти работы остаются в памяти потомков и до сих пор считаются едва ли не обязательным атрибутом любой домашней библиотеки. Заметим, что авторам биографии это обстоятельство вовсе не кажется парадоксальным, совсем наоборот, на протяжении всего текста они настойчиво доказывают, что именно словарная работа Даля была главным делом его жизни.

Хороший нон-фикшн для детей

Все книги подборки

24.03.2018 17:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх