Читает Шафферт. Как подросток почти что умер, а потом ожил

Евгению Пастернак и Андрея Жвалевского ругают часто, а хвалят еще чаще. Они сочиняют минимум по книге в год (кто-то даже ворчит, мол, слишком быстро, читать не успеваю), активно ездят по странам бывшего СССР, встречаясь с читателями и библиотекарями, занимаются общественной деятельностью и ведут интернет-проект о подростках forteen.info. Если для одних писателей книга — способ поговорить о важном, то для них — еще и повод изменить мир к лучшему. Их персонажи демонстрируют читателям, как сложную, неприятную и непонятную жизнь сделать интересной и многообещающей, а сами авторы охотно делятся своим и чужим опытом в преодолении самых разных проблем, будь то неприязнь к чтению или школьный буллинг.

У Жвалевского и Пастернак оптимистичные сюжеты («Бежим отсюда», «Сиамцы») чередуются с проблемными («Я хочу в школу!», «52-е февраля») и трагичными («Охота на василиска», «Пока я на краю»), юмористическая фантастика идет вслед за серьезным реализмом… Авторов волнует решительно все, от подростковой наркомании до коррупции в маленьких городках, и для каждой темы они ищут свой художественный язык и мир: где-то история происходит на фоне обычного быта современного подростка, а в другой книге вдруг оживают фольклорные персонажи или становятся возможными путешествия во времени. В последней повести, которая называется «Минус один», есть лишь одно существенное фантастическое допущение: ее герои страдают от некоей выдуманной авторами неизлечимой болезни, более того, ни один ребенок с подобным диагнозом не доживает до совершеннолетия.

Впрочем, главный герой, 14-летний Славка, неожиданно оказался здоровым. Сам профессор Зайцер сказал, что диагноз «синдром Зайцера», из-за которого мальчика всю жизнь тщательно берегли от стрессов, был поставлен ошибочно. Теперь Славка, считавший себя смертельно больным, может жить обычной жизнью. Вроде бы все стало хорошо, а чего хорошего, если ты понятия не имеешь, какая она на самом деле, эта обычная жизнь?

Авторы бросают героя в самые разные ситуации. Славка не понимает своих ровесников, ему тяжело со взрослыми; он никогда раньше не ходил в школу — пришлось пойти, он в жизни не занимался спортом — отправили на самбо, с ним вечно все носились, как с писаной торбой, а теперь он обычный, нормальный, никакой он особенный. Неловкая ситуация следует за трудной и предвосхищает дурацкую, как сказал бы психолог, подросток-неофит проходит череду кризисов. Впрочем, авторы верны себе, они подсказывают своему герою хорошие выходы и открывают перед ним десятки дверей. Славке остается только хорошенько подумать и выбрать.

Полноправными героями подростковой книги становятся и взрослые, ведь трудно приходится не только Славке, не меньшие проблемы ожидают его родителей. Его мама, посвятившая себя сохранению и лечению единственного тяжелобольного ребенка, неожиданно стала мамой обычного подростка. Теперь Наде решительно нечем заняться! Свои неприятности есть и у папы, журналиста: кто-то пишет от его имени клеветнические и лживые статьи, а Сергей связан договором о неразглашении. Каждому в этой семье предстоит научиться жить по-новому: прошлый образ жизни сломан и прежние смыслы утрачены. Жвалевский и Пастернак не идеализируют и не демонизируют взрослых персонажей. Как и в других книгах авторов, мамы и папы совершают ошибки, потом мучительно сожалеют и стараются все исправить.

Авторы-оптимисты всегда рады дать героям шанс помочь самим себе и всем окружающим, и эта книга — не исключение. Вообще Жвалевский и Пастернак в своих текстах любят выходить за пределы семейных или личных подростковых забот, говорить о социальных проблемах. В повести «Минус один» затронут добрый десяток подобных тем: персонажей в разные моменты волнуют социальная адаптация аутистов, этическая позиция журналиста, вопросы безработицы и юридической грамотности граждан, взяточничество среди чиновников и волонтерство в самых разных областях.

Как только удается вместить все вышеперечисленное на двести с небольшим страниц? За это, собственно, и критикуют Жвалевского и Пастернак. Очень многое в их книгах происходит как будто за скобками, зачастую перед читателем оказывается не столько повесть, сколько «киноповесть», и любители тягучих классических текстов могут с полным правом сокрушаться по поводу отсутствия описаний или долгих связующих сцен между ключевыми событиями. Это, впрочем, ничуть не мешает подросткам. Пресловутое «клиповое мышление» заточено именно под такие книги: читатели нередко рады опустить долгие рассуждения в пользу лаконичных итогов, а мысленный «монтаж» не требует никаких особенных усилий. Впрочем, не в этом кроется секрет успеха белорусского писательского дуэта! Главное, как мне кажется, вот что: вера в современных подростков и хорошее будущее в произведениях авторов звучит на редкость убедительно.

Все книги подборки

18.07.2018 13:51, @Labirint.ru



⇧ Наверх