Читает Шафферт. История России в книгах Ольги Гурьян

Недавно в издательстве «Речь» появилась серия «По страницам времен», в которой выходят исторические романы советских авторов для подростков. Это издательское решение кажется своевременным: когда еще выпускать книги по истории, как не в период очередного витка интереса к теме? Ведь именно в последние годы в число признанных бестселлеров вошло множество сочинений исторической тематики, среди них «Лавр» Евгения Водолазкина, «Тобол» Алексея Иванова и добрый десяток биографий, типа «ЖЗЛ», от «Льва Толстого» Басинского до «Ленина» Данилкина. Правда сразу же встает вопрос: будут ли исторические повести советских времен актуальными и интересными для нынешних подростков и их взрослых? Книги «По страницам времен» становятся тем живым материалом, который позволит на него ответить.

Арифметика серии довольно проста: в ней полтора десятка книг. Шесть из них написаны Ольгой Гурьян, еще три — Зинаидой Шишовой, остальные принадлежат перу разных авторов. Три из шести упомянутых выше изданий Ольги Гурьян обращаются к истории России. Главные герои их — всегда дети, а сами тексты кажутся одновременно современными и старомодными, ведь динамичный сюжет сопровождается в них интонациями сказительницы, то ли бабушки, то ли мамы, убаюкивающей ребенка. «Речь» переиздает книги писательницы с оригинальными иллюстрациями и теми же самыми обложками, с которыми книжки выходили в 60−70-е гг., так, повести о событиях на Руси XII века «Ивашка бежит за конем» и «Край половецкого поля» сопровождаются печатной графикой Бориса Диодорова, а биографический текст «Мальчик из Холмогор» публикуется с немногочисленными черно-белыми рисунками Игоря Ильинского.

Книги Ольги Гурьян всегда начинаются интересно. Она не утомляет читателя затянутыми описаниями и долгими экспозициями, а сразу окунает его в какую-то интригующую ситуацию. Вот, например, зачин истории «Ивашка бежит за конем»: «Ивашка бежал за конем, увозившем его сестрицу Аннушку. Злой всадник перекинул ее поперек седла. Аннушкина голова свесилась, длинные косы метут пыль. Ивашка бежал, торопился нагнать, вернуть Аннушку. Да где ж ему догнать?» Так догонит или нет? И что это за всадник такой, похитивший девушку? В поисках ответов читатель последует за Ивашкой, и правильно сделает! Какой еще герой проведет его по пути из варяг в греки, покажет, как строятся и продаются ладьи, и сопроводит в сам Царьград XII века? По пути мальчику-сироте встретятся самые разные люди древней Руси: крестьяне, ремесленники, купцы, комичный жулик из города Бремена господин Гензерих, отставной солдат-грек Прокоп-всех-победишь, пересказывающий византийские хроники так, что у Ивашки «дыхание сперло от восторга». Побывает Ивашка пленником у половцев и слугой в доме знатного грека. Хотя автор и не особенно фокусируется на описаниях социальных или политических реалий, самым важным для Гурьян остаются приключения героев и их взаимоотношения, можно сказать, что в книжке воссоздается слепок исторической эпохи, отчасти декоративный и сглаженный, зато весьма колоритный.


Другая повесть Ольги Гурьян, «Край половецкого поля», представляет оригинальный авторский пересказ «Слова о полку Игореве», только главным героем тут стал вовсе не князь Игорь, а крестьянский сын Вахрушка. Мальчик живет вдвоем с мамой впроголодь: село настиг неурожай. В опустошенный дом забредают скоморохи, которые обманом уводят Вахрушку из дома, обучают его своему ремеслу и странствуют, заглядывая в разные города и княжества. Их маленький коллектив будет распадаться и собираться вновь, герои побывают и в монастыре, и в купеческом доме, и на поле брани, и даже в плену. Вахрушка повзрослеет, сменит скоморошество на более серьезное дело и не раз выручит самого князя Игоря. А «Слово о полку Игореве» будет записывать в летописи другой персонаж, священник Анемподист, помогать которому придется все тому же Вахрушке. Вот только рукопись не уцелеет из-за половецких набегов.


В Россию XVIII века перенесет нас третья книга О. Гурьян, которая называется «Мальчик из Холмогор». Потенциальный читатель сразу предположит, что книга о Михайле Ломоносове — и попадет пальцем в небо! Главным героем книжки стал племянник великого ученого, Миша Головин, которого отправляют в Петербург к дяде обучаться разным наукам. Описание необычной жизни поморских крестьян сменится рассказом об устройстве первой петербургской гимназии. С помощью Миши мы будем наблюдать за тем, как живет и работает Ломоносов, примерно так же, как в предыдущей повести смотрели на князя Игоря глазами крестьянского мальчика Вахрушки. Пожалуй, такое изображение всем известного великого исторического деятеля со стороны, увиденного наблюдательным честным ребенком, можно считать одним из любимых приемов писательницы.

Автор пишет живо и затейливо. Каждый ее герой разговаривает по-своему, так что мы быстро начинаем узнавать их по любимым словечкам и выражениям. Описаний в книге мало, как нет изобилия устаревших слов и старинных реалий (а те, что есть, она тут же разъясняет), будто перед нами современный текст. Зато очень отчетливо звучит в нем авторская интонация: Гурьян не просто описывает события, она приговаривает да бормочет, вещает, плетет словеса и частенько вступает в диалог со своим читателем. Вот как она рассказывает о ночных думах одного из своих героев: «Как все стихли, он стал размышлять и прикидывать, что случится наверное, а что, может быть, будет, а может быть, нет, а чего никак не будет. И что всем хорошо, что одним хорошо, а другим плохо, а что всем совсем ни к чему. Вы небось думаете: чего ж он не спит, раз уж так сильно устал за день?» Нельзя не упомянуть и нередкие скрытые цитаты, которые время от времени звучат от автора или из уст героя, пересказывающего ту или иную историю. Все это вместе делает тексты Гурьян очень узнаваемыми и, пожалуй, отлично подходящими к выбранному ей жанру исторической повести. Боязно, правда, что в этой умной и временами ироничной прозе одним может недоставать псевдо-эпичности, а другим — безукоризненного следования историческим реалиям, сегодня, спустя полвека с момента появления этих книжек, дополненным и уточненным.


Можно долго порассуждать о соотношении исторической достоверности и вымысла в подростковой исторической прозе и книгах Ольги Гурьян. Нередко в исторических сочинениях советских авторов досадным образом игнорируется религиозная жизнь общества, а средневековые люди поразительно похожи на наших светских современников с их рациональной картиной мира. Отчасти эта тенденция проявляется и в текстах Гурьян: из трех упомянутых книжек только одна, «Край половецкого поля», более-менее подробно изображает духовенство и внутреннюю жизнь монастыря. Отец Аменподист, уже упоминавшийся выше, заведует хозяйством и пишет летопись, именно он приютил оборванных скоморохов, дал каждому работу. Интересно, что в той же самой книге читатель познакомится и с другой стороной народной русской культуры: перед тем, как попасть в монастырь, герои проживут какое-то время в лесной избушке знахарки, бабы Яги, которая «про старых богов сказки сказывает» и учит мальчика Вахрушку народным приметам.

Всего Ольга Гурьян сочинила более пятидесяти книг для детей. Начинала она как поэт, сборник ее стихотворений «Насекомые» 1926 г. с изящными иллюстрациями Владимира Конашевича можно рассмотреть в виртуальном Музее детской книги. Затем стала сочинять исторические повести, обращаясь к самым разным временам и эпохам, от Киевской Руси и Японии эпохи Эдо до средневековой Франции и современного автору Китая. Профессионалы высоко оценивали тексты писательницы, в одном из послесловий к ее книге Лев Рубинштейн написал: «О. М. Гурьян принадлежала и принадлежит к тем рассказчикам, которые рассказывают не спеша и не размахивая руками. Она рассказывает с удовольствием, но без ожесточения… О. М. Гурьян ничего не „объясняет“ и не втолковывает. Она показывает».

Все книги подборки

08.11.2018 10:51, @Labirint.ru



⇧ Наверх