Читает Михаил Яснов. В десятку! «Зимородок Кукабара» и еще 9 поэтических книг для детей

Рубрика Михаила Яснова о современной поэзии для детей

Михаил Яснов, поэт и переводчик, читает и обозревает новые издания поэтических книг для детей. Сегодня в обзоре: Сергей Махотин, Елена Харламова, Галина Дядина, Елена Ярышевская, Татьяна Стамова, Нина Воронель, Рената Муха, Вадим Левин, Юля Аронова, Григорий Кружков, Хилэр Беллок и Николай Голь.

После вышедшей несколько лет назад замечательной книги стихов «За мелом!», книга «Новенький» — еще одна ретроспектива избранных стихотворений Сергея Махотина. Мне уже приходилось писать об уникальной интонации Махотина, равно присущей и его детской прозе, и поэзии. Сюжеты его стихов, высмотренные и услышанные в реальной детской (в основном, младшешкольной) жизни, становятся маленькими поэтическими шедеврами, когда добираются до книжных страниц. Дар превращать рядовое событие в явление поэзии — дар исключительный. К тому же мягкая ирония автора, подтрунивание над своими героями, снимают любой намек на пафос. Уверен, что юный читатель узнает в этой книге не только себя, своих друзей и родных, но и соприкоснется с миром высоких чувств и важных раздумий.

Как-то раз на одном из его выступлений ребята спросили: «А какими мы будем в тридцатом веке?». И Сергей Махотин удивился этой замечательной детской вере в то, что и в тридцатом веке мы будем живы и здоровы, а тогда, само собой разумеется, страшно интересно узнать про нас будущих. Подобные вопросы — радость для поэта, находчиво и весело ищущего свои «поэтические» ответы:

Когда-нибудь в тридцатом веке
Мы будем древними, как греки.
Нас в обязательном порядке
Всю четверть будут проходить,
И наши школьные тетрадки
Всех будут в трепет приводить.
И кто-то, взяв тетрадь Петрова
И разобрав с трудом слова,
Воскликнет: «В древности корова
Писалась через букву «А»!

Елена Харламова — из тех молодых поэтов, что появились на горизонте фестиваля «Молодые писатели вокруг Детгиза». Вышедшая как отзвук фестиваля «Ярмарка» — с волшебными рисунками Ольги Гордеевой — книга зрелая, неожиданная, книга, в которой мечта и фантазия диктуют свои поэтические законы и сказочные сюжеты. Чем пахнет утро? Как подружиться с осликом? О чем мечтают папы и о чем мечтают мамы? А о чем разговаривают крот и тыква? Автор умеет задавать вопросы, но, самое главное, — умеет на них отвечать.

Мы знаем, что в стихах для детей необыкновенно важна органичность, культура слова, умение слышать, как звучит родная речь. Традиционные — с оглядкой на фольклор — стихи Елены Харламовой вписываются в историю современной детской поэзии, благодаря следованию именно этим высоким установкам русской культуры:

Если ветер запереть
В комнате под лесенкой,
Он едва и станет петь
Озорные песенки.
Он зачахнет без дворов
С золотыми листьями,
Одичает без голов
С ветреными мыслями.
Днем и ночью будет спать,
Словно кот, у тумбочки
И разучится играть
На волшебной дудочке.

Эту книгу мы давно ждали. В ней, на мой взгляд, собраны лучшие стихи автора, с которых Галина начинала, и те, которыми упрочивала свое положение в литературе. Сегодня Дядина при всей молодости уже маститый автор, стихи ее необыкновенно разнообразны, с большим профессиональным умением и тактом она исследует миры ребенка и подростка, и эта поэтическая работа заслуживает восхищения и признательности.

Галине Дядиной не занимать фантазии, она очень многое умеет — умеет поэтически думать, умеет обращать внимание на незаметные, но важные детали, умеет изобретать маленькие лирические сюжеты (а это ох как трудно!), но в ее стихах ярко проявилось еще одно необходимое качество детского поэта: она переполнена детским, удивительным, всеобъемлющим счастьем, и оно так здорово транслируется, так мощно передается читателям, что, мне кажется, мы все оказываемся буквально в плену у этой радости и трогательности, у этого удивления и восторга:

Я любуюсь человеком.
Все гляжу, гляжу, гляжу.
Человек ушел куда-то.
Ну, а я не ухожу.
Я сижу на прежнем месте
И любуюсь все равно
Симпатичным человеком,
Что ушел давным-давно.
Пролетает год за годом
И еще за годом год.
Только я на том же месте
Все сижу, разинув рот.
Человек уже, быть может,
Отрастил себе усы,
Растолстел сперва от плюшек,
А потом от колбасы.
Не узнать его, наверно,
Через много лет и зим,
Но на том же самом месте
Я сижу, любуясь им.

Серия «Пестрый квадрат» издательства «Эгмонт» раз от разу пополняется замечательными новинками. Составитель серии Артур Гиваргизов находит и авторов, и художников, которые наиболее ярко и объективно показывают заинтересованным читателям, что сегодняшняя детская литература отнюдь не миф, а все более набирающее силы течение отечественной словесности.

Особенно радостно видеть выходящие в этой серии книги молодых авторов. Свежий пример — книга стихов Елены Ярышевской. Надо отдать должное автору — Елена умеет рассказывать маленькие истории в стихах: на фоне детской лирики, процветающей ныне в поэзии, дар редкий и ценимый.

Нередко сюжетные стихи, увы, пишутся небрежно, и то, за что мы все так ратуем, — чистота звука, например, или точная рифма — остаются далеко не в центре внимании автора. Ярышевская почти всегда добивается необходимой языковой чистоты, и это создает особое поэтическое настроение. А настроение — вещь ценная. Например, такое настроение, как в стихотворении «Средство от бессонницы»:

Солнце усталое прячется в речке,
Ночь наступает, сгущается мрак…
Что-то не спится сегодня овечке,
Сон не приходит к бедняге никак!
Но средство надежное есть у овечек.
Снова овечка глаза закрывает:
«Раз — человечек, два — человечек, три — человечек…»
И засыпает…

Откликаясь на книжку стихов Татьяны Стамовой «Расклейщик афиш», вышедшую несколько лет назад в «Самокате», я, помнится, сетовал на то, что в нее не вошло полюбившееся мне стихотворение «Хлебобулочные». С удовольствием обнаружил его в этой новой книге Стамовой «Зимородок Кукабара»:

— А какие ты знаешь изделия хлебобулочные?
— Круглобулочная булка!
Длиннобулочный батон!
Тонкобулочные хлебцы!
Толстобулочный кулич!
А еще кривобулочный крендель,
Черствобулочный очень сухарь,
И еще хлебодырочный бублик,
И баранка, и пончик! Еще?

У автора особый поэтический слух — только с тонким музыкальным слухом можно писать «детские верлибры», без рифмы и почти без размера, зато неожиданные и занятные.

В новой книге Стамовой много неожиданного и занятного. Большую ее часть занимает особый бестиарий, стихи про животных. А помимо них — примечательные миниатюры, особая философская лирика для маленьких, заставляющая думать, видеть, мечтать:

Свеча молчит,
Но что-то пишет дымом.
О чем-то о своем,
Неговоримом…

Эта тоненькая книжка возвращает нас в ту эпоху, когда уважаемые авторы «Переполоха» только примеривались к детской поэзии. Книжка эта первым изданием вышла в 1968 году, впору отмечать ее полувековой юбилей. Несколько стихотворений, в нее вошедших написаны явно «с подачи» Ренаты Мухи и дописаны ее соавторами — Ниной Воронель и Вадимом Левиным. Мы невольно попадаем в домашнюю мастерскую, в которой оттачиваются строчки и рождаются будущие сборники.

В частности, и из этой книжки выросли строчки Ренаты Мухи, полюбившиеся читателям и впоследствии опубликованные во многих изданиях ее стихов.

Бывают в жизни чудеса —
Ужа ужалила Оса.
Ужалила его в живот.
Ужу ужасно больно.
Вот!

А доктор Еж сказал Ужу:
«Я ничего не нахожу,
Но все же, думается мне,
Вам лучше ползать на спине,
Пока живот не заживет.
Вот!».

Для маленьких читателей и слушателей стихи Ренаты Мухи хороши вот еще чем: почти каждое из них можно использовать для развития навыков чистой речи и правильных произносительных норм языка. А в стихах всегда дорого, когда сочетается приятное с полезным.

Это очень симпатичная книжка молодого автора — короткий, непритязательный, но обаятельный рассказ в стихах с не менее занятными картинками дает пишу и уму, и сердцу. Кажется, про маму-самолет еще никто не писал (а в конце мы узнаем, что еще есть и папа-пароход!), и это детское допущение позволяет рассказать о мире вокруг нас, который можно разглядеть — а главное полюбить — с высоты птичьего полета.

Книжка маленькая — ее прочитаешь куда быстрее, чем про нее напишешь. Поэтому отмечу еще только теплоту и свежесть этого нового голоса в детской поэзии.

Переводы Григория Кружкова из англоязычной поэзии уже давно стали достоянием нашей отечественной переводческой школы. Кружков открыл нам многих английских поэтов, со стихами которых мы теперь живем и осваиваем мир. Эмиль Виктор Рью — один из них. Новая его книга с превосходными рисунками В. Дмитрюка — настоящий подарочный альбом для любителей поэзии автора и его переводчика.

Ценность работы Кружкова в том, что его стихи и переводы дополняют друг друга. Вот поэт Э. В. Рью:

РАЗМЫШЛЕНИЯ ЧЕРЕПАХИ, ДРЕМЛЮЩЕЙ ПОД КУСТОМ РОЗ НЕПОДАЛЕКУ ОТ ПЧЕЛИНОГО УЛЬЯ В ПОЛУДЕННЫЙ ЧАС, КОГДА СОБАКА РЫЩЕТ ВОКРУГ, А КУКУШКА КУКУЕТ В ДАЛЬНЕМ ЛЕСУ

С какого ни посмотришь бока —
Я в мире очень одинока!

А вот сам Г. Кружков:

РАЗМЫШЛЕНИЯ ВОЛКА, КОТОРЫЙ ВЫШЕЛ ПОГУЛЯТЬ В ХОРОШУЮ ПОГОДУ ДА ЗАОДНО И ОВЕЧЕК ПРОВЕДАТЬ, НО ВСТРЕТИЛ ПО ДОРОГЕ СОБАКУ-ОВЧАРКУ И ПЕРЕДУМАЛ

Ну ее совсем, овчарку, —
Все гуляние насмарку!

Если стихи перекликаются таким образом, тут-то и начинаются самые настоящие чудеса. Чудеса в книжке.

Еще один подарочный альбом любителям английской поэзии. Но это еще и книга-вспоминание о выдающемся переводчике Марке Фрейдкине, переводившем и для детей, и для взрослых. Вот и стихи Беллока обращены и к тем, и к другим. Собранные вместе, они производят сильное поэтическое впечатление — это традиционная поэзия, сдобренная крепкой порцией английского юмора, а ироническая назидательность не припрятана, как это водится в морализаторских стихах, а наоборот, распахнута всем и каждому.

Так некий Билл сначала закармливал своего пони Тома, а потом принялся лечить его с таким усердием, что бедняга Том откинул копыта. Мораль:

Ты добр к животным? — Молодчина!
Но знай: скотина есть скотина.

Эта «скотина» непонятно к кому относится — то ли к Тому, то ли к его хозяину.

Почти каждое стихотворение Беллока — это история с новым персонажем, поэтому количество чудиков в книжке стремительно накапливается. Можно пересказать содержание этих поэтических историй, но не перескажешь, как это написано и блистательно переведено. Так что — читайте!

Эта примечательная книжка рассчитана на тех, кто изучает английский язык и при этом понимает, что значительным подспорьем в таком серьезном деле может стать поэзия. Особенно на фоне нашего семейного воспитания, нередко обращающегося к стихам. Словарик Голя именно словарик, а не учебник, научить языку он сам по себе не сможет, но подсказать словечко и при этом повеселить — всегда пожалуйста!

Конечно, рифмовать слова разных языков, по звучанию похожие друг на друга, дело непростое: произносительные нормы чужого языка могут обрастать такими обертонами, которые передать на бумаге просто невозможно. Но на первом подходе к языку звонкая поэтическая строчка может навсегда запечатлеть в твоей памяти простое, но очень нужное слово:

До чего ж уютен дом,
Если дома мама — МОМ.

Или так:

Чищу свеклу, режу лук…
Я сегодня повар — СООК.

Или так:

В порт приплыл кораблик — SHIP,
О причал плечо ушиб,
В том была его ошибка,
Что он плавал слишком шибко.

Словесная игра, игра слов помогает полюбить не только свой язык, но и чужой. И книга Николая Голя — прекрасное тому свидетельство.

Все книги подборки

13.12.2018 16:51, @Labirint.ru



⇧ Наверх