Быть детским художником — как это? Часть вторая

Художники серий «Город мастеров» и «Пестрый квадрат» продолжают рассказывать о своей работе. Мы уже рассматривали иллюстрации Татьяны Шахуро, Юлии Соминой, Юрия Скоморохова, Александры Новоселовой и Укатерины Михалиной. Сегодня в выпуске рассказы: Артема Костюкевича, Маши Якушиной, Анны Кольцовой, Марты Журавской и Владислава Суровегина. Заинтригованы?..

Артем Костюкевич, иллюстратор книги Артура Гиваргизова «Где наш дедушка?»: Наполненные веселым абсурдом истории Артура Гиваргизова рассказывают о наших детях, соседях по лестничной площадке, дедушках и бабушках. Абсурд при этом только помогает лучше понять персонажей, увидеть все свежим взглядом. Когда мы читали книгу с дочкой — очень смеялись.

Я рисовал иллюстрации простым карандашом и использовал для подкладки три цвета — оранжевый, зеленый и голубой. Техника эта похожа на цветную литографию, но с помощью компьютера и графических программ все можно сделать быстрее и проще. Хотя иногда хочется поработать в традиционных печатных техниках, испачкать руки в типографской краске.


Картинки получились разного объема — то полстраницы, то целая страница, то виньетка, то просто рисованные шрифты. Старался, чтобы фигурки с картинок весело скакали по страницам.

Маша Якушина о работе над книгой «Изумрудная рыбка»: Книгу Николая Назаркина я читала впервые. И когда в подзаголовке к «Изумрудной рыбке» увидела определение «палатные рассказы», подумала, что нарисовать картинки для книги о больных детях — сложная задача. Однако оказалось, что рассказы одиннадцатилетнего героя полны юмора, детской непосредственности и интересных деталей. Книга эта очень нужная, потому что в легкой, смешной, даже приключенческой форме рассказывает ребятам о важных вещах: мужестве, терпении, дружбе, умении почувствовать чужую боль и невероятном жизнелюбии. Николай хорошо знает, о чем он пишет. Вспомнила и я свою долгую больницу в этом же возрасте. Пока рисовала, будто бы и сама там была, но в другом отделении. Работала, проживала и вспоминала многое заново.

Работу над книгой я всегда начинаю со сбора материала. Как бы ни был лаконичен и условен рисунок в нем должны быть узнаваемые детали, особенно если они упоминаются в тексте. Время действия книги — 70−80-ые годы XX века, и здесь есть трудность для художника, потому что современные дети, возможно, никогда не видели дисковый телефон и не читали Жюля Верна.

Иногда художнику нужно нарисовать то, о чем писатель упоминает вскользь. Когда на одном развороте я собирала предметы, которые, по мнению подростка, пригодились бы на необитаемом острове, то даже устроила небольшой опрос среди друзей в фейсбуке.


Главной моей задачей было найти стиль, чтобы изображение невеселого больничного быта не испугало читателя. Рисунок не должен был быть ни слишком условным, ни излишне реалистичным. Обычно я использую акварель, но для этой книги искала другой, не такой нежный материал. Я сделала довольно много эскизов, чтобы его найти. В итоге все цветные иллюстрации нарисовала акрилом по картону, а монохромные — тушью. Для обложки я сделала коллаж — уж очень хотелось показать настоящую миллиметровку.

Работу над этим иллюстрациями вспоминаю с огромным удовольствием и надеюсь, что дети и взрослые оценят книгу.

Анна Кольцова о работе над книгой «Как будто»: Дина Бурачевская пишет о детстве, мечтах, фантазиях. На первый взгляд ее стихи кажутся простыми, наивными и веселыми, но, вчитавшись, добираешься до иронии, а иногда и до легкой грусти. Мне показалось в них очень близким сочетание реальности и вымысла — это и стало главной темой моих картинок. Хотелось не просто дословно изобразить сюжет, а продолжить игру, стать соавтором, найти глубокие образы и добавить стихам еще одно измерение.


Иллюстрации я рисовала прошлым летом, когда мы с моими детьми, Федей и Ваней, жили в деревне в Тверской области. Там мы много гуляли, плавали на лодке и купались в речке, ходили в лес собирать грибы, ездили на ферму за молоком и смотреть на животных. Я старалась посмотреть на все глазами детей. Видела, как самые обычные для меня прогулки и вещи, у них превращаются в волшебные приключения и удивительные сокровища. Наша заплатанная дедушкой лодка становилась Титаником, а олененок с фермы сказочным лесным зверем. Вечерами, с трудом уложив ребят, я принималась за картинки. Придумывать образы было не просто, но всегда очень увлекательно, тем более что я знала, где их искать. Мои размышления о мире детей, о том, что в нем нет ничего обычного и будничного, очень точно совпали с тем, что я читала у Дины.

Я очень рада, что смогла погрузиться в этот мир и, надеюсь, мои картинки помогут читателям заглянуть в него и подсмотреть, что там происходит.

Марта Журавская о работе над книгой «Как исчез директор школы»: Все художники следят друг за другом. Ну если не следят, то подглядывают. Я очень люблю и уважаю творчество Максима Покалева. Лет пять назад, пересмотрев в интернете все его картинки, я пошла в отдел детской литературы на третьем этаже Дома книги, чтобы посмотреть на книжки с его иллюстрациями. Добыла «Генералов»! Тогда-то впервые и прочитала Артура Гиваргизова. А спустя еще какое-то время и книги, я уже не сомневалась, что обязательно нарисую для Артура. Его абсурдные тексты, юмор, сюжеты и персонажи мне по вкусу. А когда Артур позвонил и предложил нарисовать книжку — я даже не удивилась, потому что давно ждала этого звонка.

«Как исчез директор школы» — сборник остроумных рассказов о современной школе. Честных, забавных, без прикрас. Все, как я люблю.

Я работала над иллюстрациями прошлым летом в Амстердаме. Арт-резиденция находилась в отдаленном районе города, где живут выходцы из Ганы и Суринама. Рядом с ней стояла мечеть. Местный колорит, мягко говоря, сильно отличался от привычного, питерского. Я редко выходила из мастерской, очень много работала. Получалось все на одном дыхании. В тексте так много движения, персонажей, юмора и декораций, что, закончив одну картинку, я нетерпеливо открывала следующий, чтобы придумывать и рисовать новых героев. Книга Артура сама по себе такая изобретательная и пестрая, поэтому я использовала минимум средств — бумагу, карандаш и акварель.


Еще до публикации книги сделала свою небольшую персональную выставку оригинальных иллюстраций к «Директору» в местной амстердамской галерее. Так что местные художники, ценители и простые зеваки увидели картинки к российской книжке раньше наших читателей.

На память я сохранила огромный блокнот, в который вклеила все эскизы и мысли о «Директоре». Эскизов собрала на пару килограммов, поэтому блокнот с подготовительными рисунками получился больше самой книги. Когда вспоминаю прошлое лето, широко улыбаюсь. Было очень необычно.

Владислав Суровегин о работе над книгой «Не поверишь!»: Когда мне предложили иллюстрировать книжку Ирины Зартайской, я с радостью согласился! Здорово, вот и моя первая книжка! Раньше я иллюстрировал лишь деловые журналы, правда, в довольно «детской», ироничной манере. Тексты легли на сердце, а «под рукой» была десятилетняя дочь, чтобы сверить впечатления. Бытовые, чуть анекдотичные истории хороши для семейного чтения и обсуждения, а иллюстратору дают простор для фантазии.


Упрощенные, не персонифицированные образы моей «журнальной» стилистики хорошо легли на текст. После утверждения пробной иллюстрации, сделал карандашные наброски всех разворотов, сел за компьютер, и в моем любимом Adobe Illustrator стал строить. Кроме отрисованных в векторе персонажей и других элементов, использовал «живые» текстуры и фотоизображения, что придает иллюстрациям некую документальность, с одной стороны, а с другой — напоминает заваленный всякими рисунками, бусинками, вырезками из журналов и прочей мелочью стол дочери. Она, кстати, написала по моей просьбе все заголовки — детской руки в книге явно не хватало.

19.08.2018 10:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх