Бенжамен Шо о медвежонке Помпоне: «Мои герои приглашают взрослого в мир детства»

Книги о медвежонке Помпоне стали настоящим бестселлером по всему миру, они включены в престижный рекомендательный список The New York Times, переведены на множество языков и проданы рекордными для изданий такого формата тиражами. В России они тоже нашли уже немало поклонников, и одна из главных «фишек» этой серии, выходящей в издательстве «КомпасKID», — акцент на фигуре отца и его взаимоотношениях с ребенком, что редко встречается в детской литературе. Мы поговорили с автором серии, французским писателем и художником Бенжаменом Шо об этой особенности «Помпона», о судьбе детской книги и источниках вдохновения.

Лабиринт Ваши книги о медвежонке Помпоне очень хорошо приняты в мире и в России в частности, хотя их нельзя назвать «традиционными» книжками-картинками — кто-то даже назвал их «психоделичными». Что вы думаете по поводу успеха ваших работ? Почему, на ваш взгляд, они стали популярными?

Бенжамен Шо Я не знаю, почему мои «медвежьи» истории стали так популярны во всем мире, да и не хочу этого знать. Полагаю, что не существует рецепта успеха в создании книги, во всяком случае, я стараюсь не думать об этом во время работы.

Я очень рад, что мои книги нравятся людям, что их читают по всему миру. Однако я работаю прежде всего для себя, для того маленького мальчика, которым был когда-то.

Во время создания книги я не думаю о том, чего мои будущие читатели ждут от меня. В своих книгах я говорю о собственных проблемах и переживаниях, интересах, стараясь сделать для других то же, что для меня сделали книги, которые мне когда-то понравились и которые я люблю до сих пор. Если мои книги пользуются успехом, значит, мне удалось быть достаточно честным в том, что я хотел рассказать. Я стремился поделиться своим личным опытом, объяснить, «что значит быть отцом» в моем понимании.

И очень забавно, что кто-то использовал термин «психоделический», потому что это именно то прилагательное, которое я бы использовал для описания своих ощущений во время чтения, когда я был ребенком: гипнотизирующее впечатление от погружения в текст и иллюстрации. Это, пожалуй, то состояние, к которому я стремлюсь во время работы.

Л Очевидно, что источники вдохновения окружают любого творческого человека, но все же: что служит для вас наиболее «персональным», наиболее близким источником вдохновения? Песни или книги, природа или картины, прогулки по городу или прыжки с парашютом?..

БШ Я стараюсь использовать по максимуму все возможные источники вдохновения: детские книги других авторов, кино, живопись, театр и танец очень важны для меня, романы, конечно же, и я не смогу рисовать без музыки в наушниках (или по радио). Я пытаюсь пробудить в своей работе те же чувства, которые испытываю при контакте с источниками вдохновения. И хотя это зачастую невозможно, они дают мне стимул.

Мне нравятся работы Беатриче Алеманья и Китти Кроутер, фильмы Дэвида Линча и Цзя Чжанкэ, картины Дэвида Хокни, Иеронима Босха, творчество Софи Калле, танцевальные постановки Алена Плателя и труппы Peeping Tom, романы Карсон Маккалерс и Кормака Маккарти. Я поклонник музыки Ника Кейва, Тома Уэйтса… Плейлист длинный, меня вдохновляют моя жизнь, мое окружение, мои дети.

И все же, пожалуй, главный источник вдохновения — мои воспоминания из детства, то время, когда эмоции были такими чистыми и яркими, не потускневшими от опыта прожитых лет. Мне понадобилось немного мужества (или наглости), чтобы поделиться воспоминаниями и знаниями, полученными из книг моего детства.

Л Пожалуй, наиболее примечательная деталь в «Приключениях медвежонка Помпона» — это акцент на отцовстве. Что для вас значит быть отцом? Как этот опыт изменил вашу жизнь?

БШ Я создал первую книгу о медведях из этой серии, когда на свет появился мой первый ребенок, и я стал отцом. Первый раз в моей жизни я испытал такое большое счастье вперемешку с еще большим страхом перед лицом ответственности за жизнь такого хрупкого маленького существа. Книга появилась потому, что я хотел поделиться собственным опытом и личными страхами. Именно поэтому папа медведь в этой истории предвосхищает события: я был таким, как он. Я думал тогда, что моя жизнь, такая, какой я ее знал, закончилась, и отчасти это было правдой. Как оказалось, рождение сына стало началом моей новой, наполненной смыслом, жизни.

Мы привыкли, что взрослые помогают маленькому ребенку постигать большой и незнакомый ему мир, между тем в моей книге (я понял это уже после ее создания) главный герой — ребенок. Он приглашает взрослого в свой мир, туда, куда взрослый без него бы не пошел, уводит его от постоянной рутины и суеты (так папу медведя привели в город и оперу).

Это осознание пришло ко мне, я захотел им поделиться. Я боялся, что после рождения первого ребенка у меня больше не будет времени и сил на работу, но именно благодаря этому событию я создал собственные книги. Позже родился мой второй ребенок, и я написал следующую книгу о папе медведе и его малышах, и так далее.

Л Какие книги вы сами любили в возрасте ваших нынешних читателей — дошкольником? А что читали в средней школе, в старших классах?

БШ Мне повезло, в детстве я читал много книг и не смотрел телевизор. Я помню, что атмосфера, цвета, пейзажи, рисунки привлекали меня больше, чем истории. Это были семидесятые годы, в домашней библиотеке были выдающиеся книги эпохи, в большей степени посвященные борьбе за права женщин, читая которые, я проживал истории бок о бок с главными героями книг. Мне кажется, я до сих пор помню вкус супа и пирожных, которые они ели.

Я отчетливо помню книгу «Фредерик» Лео Лиони. Это история о мышонке, который делает запасы различных оттенков, цветов и ощущений на зиму, в то время как другие мыши запасают зерно. Эта книга произвела на меня сильное впечатление. Автор использует простой и одновременно удивительный способ выражения идеи «что значит быть художником», собирать по крупицам краски, цвета и эмоции. Любовь к книгам пришла ко мне довольно рано, я храню ее до сих пор. Сегодня, как и много лет назад, я читаю перед сном, читаю, чтобы отдохнуть от постоянной, каждодневной суеты, с помощью книги открываю окна в другие миры.

Л Каким вы видите будущее детской литературы и детских книг — в свете всеобщей «цифровизации»? Переживет ли электронный век книжка-картинка, как изменится ее облик?

БШ Я плохо разбираюсь в современных технологиях и очень мало о них знаю, отношусь с опаской к электронным книгам, планшетам и смартфонам. Я бы не хотел, чтобы мои дети обзаводились гаджетами в слишком юном возрасте.

Тем не менее, я думаю, они познакомятся с современными технологиями довольно рано, будут читать электронные книги, читать с планшета или телефона. Конечно, я бы хотел привить им любовь к чтению. Начинать читать, по моему мнению, нужно с бумажных книг, затем дети сами выберут, какой формат им нравится больше.

Что касается меня, я чувствую особую привязанность к бумажным книгам, к шелесту страниц, их запаху. Как мне кажется, экраны, мониторы рассеивают внимание читателя, мешают работе воображения. Я очень надеюсь на то, что бумажным книгам уготована долгая жизнь.

Все книги подборки

08.04.2019 16:31, @Labirint.ru



⇧ Наверх