Андрей Мирошкин. В ледяном просторе. Книги о покорителях Севера

Зима — самое время перелистать новые книги об Арктике и исследователях Севера. Эта тема традиционно вызывает большой интерес читателей. Записки отважных путешественников, исследования о полярных экспедициях, романы и повести с северным сюжетом составляют значительный пласт мировой литературы. К тому же в 2019 году отмечаются две важных «арктических» даты — 85-летие эпопеи челюскинцев и 140-летие экспедиции Норденшельда — первого в истории сквозного плавания по Северному морскому пути.

Книга, написанная знаменитым шведом, называется «Плавание на „Веге“». Нильс Адольф Эрик Норденшельд родился в Финляндии, входившей в состав Российской империи, окончил университет в Гельсингфорсе и некоторое время в нем преподавал математику. Но потом сменил подданство и полярные путешествия совершал уже под шведским флагом. Впрочем, экспедицию эту вполне можно назвать международной: в составе экипажа были моряки из Дании, Италии и России, судно бросало якорь в территориальных водах многих стран, а одним из главных спонсоров предприятия стал русский золотопромышленник Сибиряков.

Норденшельд к 1878 году был уже опытным путешественником: он участвовал в экспедициях на Шпицбергене и в Гренландии, бывал в Баренцевом и Карском морях. Для плавания вдоль северного побережья Евразии была приобретена китобойная шхуна немецкой постройки, ее борта дополнительно укрепили на военной верфи. В поход отправились опытные мореплаватели, знавшие нравы севера, а также нескольких ученых. Это была одна из первых сугубо научных экспедиций в арктические моря. Интеллектуал и энциклопедист, Норденшельд изучал в университете геологию, минералогию и физику, разбирался в зоологии и ботанике, был отменным картографом. И, вдобавок к этому, хорошо владел пером. Его книга о путешествии на «Веге» вышла в Швеции уже в 1880 году, а вскоре ее издали на многих языках мира. На русский язык были сразу переведены почему-то только первые десять глав книги (в таком виде она выпускалась и до революции, и в советское время). И только теперь все 17 глав книги Норденшельда пришли к отечественному читателю, с приложением биографического очерка и гравюр-иллюстраций, выполненных по рисункам путешественников.

Это и увлекательный рассказ об экспедиции, и обзор арктических путешествий прежних времен, и справочник по разным наукам — от орнитологии до этнографии. На парусно-паровом судне, которое не обладало прочностью современных ледоколов, путешественники сумели пройти от побережья Скандинавии до Берингова пролива. По пути ученые вели замеры глубин, обследовали породу, из которой сложены скалы, собирали ботаническую коллекцию, делали зарисовки моржей, китов, чаек, уток. В то время еще не был открыт архипелаг Северная Земля и многие верили в легенды о «земле Санникова». Научное значение экспедиции огромно, но была у нее и экономическая цель — установить кратчайшее сообщение с районами Сибири, примыкающими к Оби, Енисею и другим крупным рекам. В торговле на этих путях были заинтересованы и Россия, и страны северной Европы. «Вега» шла вдоль берегов, где прежде не видели большого морского судна, а тем более парохода. «Наше прибытие, по-видимому, чрезвычайно удивило туземцев; весть об этом замечательном событии быстро распространилось между ними...», пишет Норденшельд о стоянке у берега Чукотки. Здесь судно, оттесненное льдами от пролива, встало на зимовку. Весной путешественники продолжили путь, добравшись наконец до Тихого океана. А потом был путь вокруг Азии обратно в Европу. Стокгольм встречал их иллюминацией, флотилией лодок, громом пушек и криками «ура!» на всех набережных. «Мечта мореплавателей прошлых столетий сбылась — мореплаванию открылся новый путь! И путь этот найден не случайно, не благодаря романтическому приключению, а как результат планомерной, упорной научной работы», резюмирует автор.


Через 35 лет после Норденшельда по Северному морскому пути отправились русские моряки. Об этом плавании рассказывает книга «Забытые герои Арктики», составленная историком, знатоком «полярной» темы Никитой Кузнецовым (он не раз лично участвовал в северных экспедициях).

После шведов долгие годы никто не отваживался совершить сквозной переход по Ледовитому океану. И вот в 1913 году ледокольные пароходы «Таймыр» и «Вайгач», построенные в Петербурге специально для арктических рейсов, отправились по этому пути — причем двигались они с востока на запад. К тому времени российские исследователи уже довольно далеко проникли на север, но полюс по-прежнему оставался недостижим. Преодолев множество трудностей и зазимовав по пути, корабли добрались до Архангельска. Моряками был открыт архипелаг Земля Императора Николая II (ныне — Северная Земля): по мнению современных исследователей, это было последнее великое географическое открытие. Отныне не земле не осталось белых пятен.

Это замечательное путешествие, однако, не было должным образом освещено в литературе тех лет. Вскоре после завершения похода разразилась революция, многие офицеры флота оказались в Белой армии, затем в эмиграции; те же, что остались в России, стали жертвами политических репрессий... Острова, открытые мореплавателями, получили в 20-е годы другие названия, да и сами имена смелых моряков зачастую замалчивались. В итоге экспедиция, ликвидировавшая на карте мира ряд «белых пятен», сама оказалась неким белым пятном в историографии Арктики. Полный научный отчет о походе увидел свет только в начале ХХI века...

Выпущенный сборник — важная историческая работа. Но есть у книги и нравственный аспект: она воздает должное отважным людям, возвращает достойные имена. В сборник вошли воспоминания участников плавания — судового врача Эдуарда Арнгольда (расстрелян красными в Крыму в 1920 году), лейтенанта Николая фон Транзе (эмигрантская судьба занесла его в Америку) и матроса-телеграфиста Аркадия Киреева (жил в СССР). Также в сборник включены доклады, сообщения и письма участников похода, очерки Никиты Кузнецова о биографиях людей, ледоколов, о научном и мореходном значении экспедиции. Так, командир «Таймыра» Борис Вилькицкий в годы Гражданской войны получил от Колчака чин контр-адмирала, в эмиграции работал лоцманом и штурманом в разных странах, умер в Брюсселе в 1961-м. Имя этого «русского Колумба» увековечено на картах: Северную Землю отделяет от материка пролив Вилькицкого.

Малоизвестные страницы российской полярной истории также раскрывает работа Александра Широкорада «Арктика и Северный морской путь». Автор, изучив множество источников по теме, подготовил чрезвычайно богатую фактами — но далеко не сухую по слогу — книгу. В первой же ее главе он напоминает, что Севморпуть — это не только моря, заливы и проливы Ледовитого океана, но и великие российские реки. О судоходстве на Печоре, Оби, Енисее, Лене, Колыме он пишет столь же подробно, как и о плаваниях атомных ледоколов (и подводных лодок) в полярных водах.

Само словосочетание «Северный морской путь» вошло в обиход с 1932 года — именно тогда ледокол «Сибиряков» впервые прошел насквозь от Кольского полуострова до Берингова пролива за одну навигацию. Но на различных участках этого пути морские суда ходили и прежде. Самое оживленное судоходство — на Баренцевом море, благодаря теплому Гольфстриму и близости европейских портов. Чем дальше на восток — тем труднее кораблям двигаться во льдах. Моря в Восточной Сибири еще в начале прошлого столетия были труднодоступны. Эпоха ледоколов и субмарин, дирижаблей и самолетов сделала северную «макушку мира» досягаемой для человека. По арктическим морям регулярно возят грузы и туристов, берега и лед усеяны научными станциями. Велико и военное значение этого обширного региона. Автор книги рассказывает о главных вехах истории Севморпути и материковых приарктических территорий России, не упуская колоритных деталей.

Регулярные океанографические и гидрографические экспедиции на Севере начались вскоре после Гражданской войны; в 1923 году на Новой Земле основана полярная станция. В то время еще оставались неисследованные участки океана, где предполагалось обнаружить новые земли. И в 30-е годы были открыты острова Визе, Воронина, Шмидта, архипелаг Седова, впервые обследовано побережье Северной Земли. В предвоенный период на север пришли первые мощные ледоколы отечественной постройки. Немало хлопот морякам доставило разминирование Севморпути после 1945 года. В послевоенные десятилетия шла серьезная конкуренция с Соединенными Штатами на «арктическом фронте» (научном и военном). Самое мощное по тем временам арктическое судно в мире — атомный ледокол «Ленин» — вышло в первый рейс в 1960 году. А в августе 1977-го впервые надводное судно (ледокол «Арктика») достигло Северного полюса. ХХI век принес новые достижения: в 2007 году глубоководные обитаемые аппараты «Мир-1» и «Мир-2» совершили погружение на полюсе, на глубине 4261 м, где установили флаг России из титанового сплава и капсулу — послание к потомкам. Много событий происходило в арктических водах, но много загадок Севера и поныне остаются неразгаданными.

Изучение и освоение Севера — огромный государственный проект. Не все его пункты, однако, удается реализовать. В ту пору, когда Арктика из-за своей труднодоступности казалась «неведомым миром», появлялось много утопических идей о перспективах развития этого региона. О любопытных замыслах, по разным причинам так и оставшихся на бумаге, рассказывает книга «Арктика за гранью фантастики». Ее авторы просмотрели множество газетных и журнальных подшивок, работали в архивах. Выяснилось, что особенно много новых идей зарождалось в предвоенные годы. «Подчас они намного опережали свое время. В них тесно переплелись реальность и фантастика», пишут авторы.

В 30-е годы не только писатели-фантасты, но и ученые, инженеры, простые советские люди грезили об Арктике будущего — с обширными садами под «искусственными солнцами», гигантскими ледоколами, стратопланами и городами под стеклянным куполом. Пресса регулярно сообщала о дерзких замыслах «утепления» северных территорий. Так, планировалось перегородить Берингов пролив плотиной, чтобы закрыть дорогу полярным течениям в Тихий океан. Это могло смягчить климат российского Приморья и Камчатки. Кроме того, предлагался проект строительства дамбы с железнодорожным путем через пролив — для кратчайшей сухопутной связи России с Америкой.

Академик Михаила Будыко создал в свое время концепцию об изменении полярного климата. Ученый предлагал распылить надо льдом сажу (из отходов резиновой промышленности), и потемнение поверхности значительно ускорило бы таяние морских льдов. Еще одну климатическую теорию разрабатывал в конце 20-х годов бывший офицер флота Евгений Гернет. Он полагал, что «уборка снега» в Гренландии приведет к таянию ледников, и как следствие, — к избавлению от айсбергов и смягчению климата в северном полушарии. (Теории Гернета посвятил документальную повесть Паустовский.)

От климатологов не отставали и гидротехники. Для сокращения пути кораблей вокруг полуострова Ямал предлагалось создать с помощью плотины искусственное русло реки Обь в ее устье. (В старину там существовал волок.) Спрямить маршрут судов хотели и на Кольском полуострове, планируя построить 246-километровый канал от Кандалакши до Мурманска.

Ряд проектов существовал и в транспортной области. Летчик и изобретатель Павел Гроховский опубликовал в 1941 году в журнале «Техника — молодежи» статью о полуподводном ледоколе. Обсуждались проекты арктических транспортных субмарин. Инженеры подумывали о создании ледового судна-амфибии, снабженного танковыми гусеницами. В то время, казалось, советской науке и технике все по плечу!

Архитекторы проектировали закрытые дома-микрорайоны для Норильска, Воркуты, Амдермы. Эскизные проекты приближались к стадии воплощения в жизнь, но все же не были реализованы. Впрочем, в 2010-е годы к идее создания города с искусственным климатом в России вернулись, отмечают авторы книги.

Свое слово сказали и писатели-фантасты. Александр Беляев в романе «Под небом Арктики» изобразил Север ближайшего будущего, радикально преобразованный советскими людьми — вплоть до уничтожения вечной мерзлоты. Георгий Адамов (автор культовой «Тайны двух океанов») описал в романе «Изгнание владыки» рукотворное потепление в арктических широтах. Произведения о метаморфозах за Полярным кругом публиковал плодовитый романист Александр Казанцев... Иллюстрации из советских журналов 30-х — 50-х годов, обложки старых редких книг создают колоритное визуальное сопровождение к этой «антологии арктических утопий».

Полярная тема — это не только экспедиции и открытия, великие стройки и маршруты ледоколов. И на Крайнем Севере, и на Южном континенте живут и работают люди — представители разных профессий, объединенные общим делом. Об их повседневной жизни написал книгу опытный геолог и полярник Анатолий Лайба. На его счету — множество зимовок в высоких широтах. Нетрудно представить, сколько историй сохранилось в памяти полярника. В конце концов он собрал многие из них в книгу «Квадратура полярного круга», проиллюстрировав ее в том числе и фотографиями из личного архива.

Автор рассказывает о том, как люди живут и работают в экстремальных условиях, и при этом успевают шутить, сердиться, влюбляться, заниматься творчеством. На Крайнем Севере многие годы работали поэт Александр Городницкий и прозаик Виктор Конецкий. В книге идет речь о прототипах героев знаменитых романов «Два капитана» и «Территория». Замечательны здесь и картины суровой северной природы: чего стоит один только «гимн диким гусям». Но главное в книге — не минералы, не флора и фауна, а люди. Это настоящая галерея полярников: геологов и метеорологов, летчиков и радистов. Людей, для которых каждая экспедиция — экзамен на морально-психологическую устойчивость, испытание твердости духа и характера.

Юмор у полярников — специфический, ядреный, как мороз на 70-й широте. Розыгрыши и мистификации здесь не редкость, долгой северной зимой оттачивается и совершенствуется остроумие. Многие байки и анекдоты из книги, по слову автора, вошли в полярные анналы. В иных историях Анатолия Лайбы хитроумно переплетены правда и миф. Что ж, Арктика всегда была — и поныне остается — территорией легенд и героев.

Все книги подборки

11.02.2019 16:21, @Labirint.ru



⇧ Наверх