Андрей Мирошкин. Курс — на юг! Издания о российских антарктических походах

Ровно 200 лет назад, в июле 1819 года, шлюпы «Восток» и «Мирный» вышли из Кронштадта и отправились в плавание к южным морям. Это была первая экспедиция русских моряков в поисках загадочного континента. Ими были открыты два острова вблизи антарктического побережья, а сам обледенелый берег явственно угадывался с бортов кораблей сквозь туман и метель. Высадку на сушу южного материка Беллинсгаузену и Лазареву совершить не удалось (первыми это сделали норвежцы только в 1895 году). И тем не менее они признаны первооткрывателями Антарктиды. Книги о российских экспедициях в этот регион вызывают неизменный интерес любителей географии и путешествий.


Как вообще русские моряки в начале ХIХ века оказались в Антарктике?

Именно в тот период дальние походы российских кораблей стали традицией. С 1803 по 1819 год было совершено 7 кругосветных экспедиций. Большинство из этих плаваний имели не только научное, но и коммерческое значение: корабли прокладывали маршруты и доставляли грузы в Русскую Америку. Имена Крузенштерна и Лисянского, Головнина и Коцебу навсегда вписаны в историю флота. В то время появился новый тип военных судов, специально предназначенных для кругосветных походов, — шлюпы: по своим размерам они соответствовали фрегатам.


С начала ХVII века европейские мореплаватели планомерно подбирались к Южному континенту, в существовании которого был убежден еще Птолемей. Однако голландцы, открыв в 1606 году Австралию и обследовав в последующие десятилетия моря к югу от нее, сделали вывод, что никакой огромной суши там нет. Полтора века спустя Джеймс Кук первым в истории пересек Южный полярный круг и углубился в зону плавучих льдов. Но вскоре повернул обратно, заявив, что людям не суждено достичь этого континента, даже если он и существует. Авторитет Кука был в ту пору столь велик, что более трех десятилетий никто не предпринимал попыток найти землю вблизи Южного полюса. Отпугивали и высокая стоимость подобных экспедиций, и их опасность.

Однако в начале ХIХ века в эти воды стали изредка наведываться промысловые суда. Моряки рассказывали об айсбергах, о морских зверях и птицах необычных пород. Но среди ученых-географов не было единства по вопросу существования южного континента. Раскрыть «антарктическую тайну» могла только новая экспедиция с участием ученых. Ее организовали в России в 1819 году. Главный источник информации о ней — книга Фаддея Беллинсгаузена «Двухкратное изыскание в Южном ледовитом океане и плаванье вокруг света...», впервые вышедшая в 1831 году тиражом 600 экземпляров. Малодоступность издания привела в свое время к тому, что о походе русских шлюпов на юг практически ничего не знали за рубежом. Лишь в середине ХХ века труд Беллинсгаузена был переиздан массовым тиражом на родине; к тому времени появились немецкий и английский переводы. Героям «полузабытой» экспедиции стали воздавать должное. Нынешнее издание книги-памятника (с некоторыми сокращениями) вышло под названием «На шлюпах „Восток“ и „Мирный“ к Южному полюсу».

Уже несколько поколений любителей литературы о путешествиях вчитываются в эти строки, испытывая волнение и гордость за соотечественников, первыми подобравшихся столько близко к таинственной земле. Беллинсгаузен был офицером флота, но его книга — не сухой отчет о плавании. Педантическая точность в навигационных и гидрографических вопросах здесь соседствует с живыми и яркими описаниями природных и астрономических явлений, с которыми ранее не сталкивались российские мореплаватели.

«28 февраля. <...> В вечеру небо совершенно очистилось от облаков, и мы имели неописанное удовольствие видеть созвездие Ориона и Южный Крест, которые несколько месяцев были скрываемы туманами, пасмурностью и снежными облаками. С обоих шлюпов видели трех пингвинов...»

«4 марта. В продолжение всей ночи ветер дул довольно свежий с порывами при чрезвычайно густом снеге, но как скоро перестал идти снег, открылось южное сияние во всем величии и блеске, <...> весь небесный свод покрыт был радужного цвета полосами, со скоростью молнии извилисто пробегающими от юга к северу и переливающимися из цвета в цвет».

«2 декабря. <...> Мы проходили ледяной остров, который был длиною в пять миль, вышиною от восьмидесяти до ста футов от поверхности моря, бока имел отвесные и весь покрыт снегом».

А вот взору капитана предстает вновь открытая земля — берег Александра I:

«17 января. <...> В 11 часов утра мы увидели берег; мыс оного, простирающийся к северу, оканчивался высокою горою, которая отделена перешейком от других гор. <...> День был прекрасный, какового только можно ожидать в большой южной широте. Мы по наблюдениям определили широту места».

Командир экспедиции подробно рассказывает о бытовых и научных аспектах плавания, о посещении Австралии и открытии ряда островов в Тихом океане и, наконец, о долгожданном возвращении домой через два года:

«24 июля. В 6 часов утра достигли Кронштадта, салютовали крепости и стали на якорь на том самом месте, с которого отправились в путь. Отсутствие наше продолжалось 751 день...»

Кстати, впоследствии Беллинсгаузен долгое время командовал Кронштадтским портом и Балтийским флотом.

Экспедиция выполнила главное задание — открыла материк Антарктиды, моряками были также точно определены географические координаты островов, мысов, составлены карты. Шлюпы «Восток» и «Мирный» провели 100 дней во льдах и ни разу не разлучались за время похода. Суровые шторма и плотные льды не испугали российских моряков. Высокий профессионализм в их действиях соединился с безусловным героизмом. Выдающийся океанограф академик Юлий Шокальский писал еще в 1920-е годы: «Беллинсгаузен совершил вполне беспримерное плавание, с тех пор и доныне никем не повторенное».


Соратник Беллинсгаузена по экспедиции, командир шлюпа «Мирный» Михаил Лазарев, увы, не оставил ни дневника, ни записок о плавании. Но о его действиях известно из книг участников экспедиции. В архивах сохранились письма, служебные рапорты Лазарева. Жизнеописания мореплавателя и реформатора российского флота выпускались в 1950-е и в 1960-е годы. В нынешнем, юбилейном году в серии «ЖЗЛ» вышла книга Ильи Родимцева «Адмирал Лазарев».

Это наиболее подробная и объективная биография знаменитого моряка. Во вступлении автор пишет: «В том, что касается опасностей и приключений во время кругосветных плаваний, Лазарев похож на героев Жюля Верна, но порой легче поверить в то, что приключилось с ними, чем в реальность, выпавшую на долю Лазарев и его товарищей».

Будущий покоритель океанов родился вдали от моря, но с юных лет мечтал стать моряком и в 1800 году вместе с двумя братьями поступил в Морской кадетский корпус (его же тремя годами ранее окончил Беллинсгаузен). По окончании его проходил стажировку в Англии, служил на Балтике, участвовал в боевых действиях против наполеоновских кораблей.

На шлюпе «Суворов», принадлежавшем Русско-американской компании, лейтенант Лазарев совершил в 1813 году плавание на Аляску. Корабль вышел из порта еще до окончания войны с французами, когда в морях было не спокойно. Во время стоянки в Рио-де-Жанейро моряки узнали о взятии русскими войсками Парижа. Из Перу, куда «Суворов» заходил на обратном пути, Лазарев привез в Россию нескольких живых лам, вызвавших восторг петербургской публики. «Молодой командир с честью провел свой небольшой парусный корабль, несмотря на тяжелые условия плавания», — отмечает биограф.

Во время героического похода в Антарктику мореплаватели, «безусловно, видели берег, покрытый льдом, гористый и необозримый, близкий, но пока недостижимый». На близость материка указывало и множество птиц, кружившихся над кораблями. Однажды в марте 1820 года «Мирный» оказался буквально на краю гибели: лишь выдержка и мастерство Лазарева позволили избежать катастрофы.

После возвращения из южных морей блестящая карьера Лазарева продолжилась. Илья Родимцев рассказывает о новом кругосветном путешествии моряка в 1822–1825 годах, о его участии в Наваринском морском сражении против турецко-египетского флота. Почти два десятилетия, до самой своей кончины в 1851 году, Лазарев командовал Черноморским флотом, многое сделал для укрепления морских рубежей Родины, всегда заботился о простых моряках. Память флотоводца увековечена в Крыму, в Петербурге, во Владимире, его имя присвоено нескольким географическим объектам в Антарктике.

В одной из глав рассматривается многолетняя полемика вокруг открытия Антарктиды. По мнению ряда зарубежных исследователей, открытием в полной мере можно считать только высадку путешественников на сушу. Вдобавок ключевой труд Беллинсгаузена, изданный на русском языке, долгие годы был неизвестен иностранным ученым. В нашей стране факт открытия Антарктиды русскими моряками долгое время не популяризировался. Этим упущением, по словам автора книги, пользовались другие страны. За рубежом активно велась пропаганда достижений Роберта Скотта, Руаля Амундсена, Ричарда Бёрда, Дугласа Моусона. А вскоре после Второй мировой войны несколько стран и вовсе решили поделить между собой Антарктиду — без участия Советского Союза. Казалось, вот-вот начнется борьба за ресурсы южного континента, в первую очередь числе за нефть и уран. Тогда ученые-географы СССР напомнили об открытиях русских моряков у антарктического берега в начале ХIХ века...

И вот к южному континенту «на разведку» отправилась советская китобойная флотилия — почти через 130 лет после Беллинсгаузена.


А в 1955 году правительство СССР организовало комплексную научную экспедицию к берегам далекого материка. Именно тогда были основаны первые советские станции в Антарктиде. В короткий срок Советский Союз выдвинулся в лидеры антарктических исследований.

Начальником первой экспедиции к Южному континенту стал океанолог и географ Михаил Сомов (1908–1973). Он вошел в историю науки как выдающийся исследователь Арктики и Антарктики, автор книг о полярных регионах. Имя ученого в 1975 году получило новое научно-экспедиционное судно, построенное на верфях Херсона. С этим судном связана одна из самых известных и драматичных историй, произошедших в Антарктике в конце ХХ века. Ее канва легла в основу российского художественного фильма «Ледокол», вышедшего на экран в 2016 году. Но у кино свои жанровые законы. И для тех, кто хотел бы знать, как всё в этой истории было на самом деле, историк Никита Кузнецов (сам, кстати, участвовавший в ряде полярных экспедиций) написал книгу «Ледокол. Подлинная история «Михаила Сомова».

История дрейфа и вызволения судна из ледяного плена памятна людям старшего поколения. Начиналось же всё вполне рутинно. «Михаил Сомов» в 1985 году совершал рейс в составе 30-й Советской антарктической экспедиции. Задачи привычные — доставка грузов на полярные станции и смена зимовщиков. Однако с самого начала что-то шло не так. Выход судна из Ленинграда задержался на месяц. Затем, близ станции Молодежная, «Сомов» сел на мель и повредил борт. На снятие с камней и ремонт ушло драгоценное время. Не повезло и с погодой, и с ледовой обстановкой: в море Росса, на побережье которого находилась станция Русская, сосредоточилось множество айсбергов. Впрочем, этот район Антарктики вообще считается самым трудным для плавания, поведение льдов там непредсказуемо.


Несмотря на тяжелые условия, решено было идти вперед. «Михаил Сомов» выполнил все работы по снабжению станции, но на обратном пути намертво застрял во льдах. Зимовщиков и часть экипажа эвакуировали на вертолетах и вспомогательных судах, а 53 человека остались на борту «Сомова», чтобы обеспечить его жизнеспособность. Настали самые тяжелые дни. Судну угрожали не только льды и ураганы, но и полученная ранее трещина в борту. Из-за подвижки торосов заклинило винт и руль. Но даже в этих экстремальных условиях на «Сомове» велась научная работа.

Настала антарктическая зима. Температура воздуха доходила до —33º. На судне приходилось экономить топливо. А тут еще и в зарубежных СМИ появилась информация, что мол, русские бросили своё судно, и оно погибает в ледяной пустыне. И тогда на выручку «Сомову» отправили ледокол «Владивосток». Операция была рискованная. Судно-спасатель тоже могло застрять на пути, ведь та зима в Антарктике была чрезвычайно суровой. А использовать атомные ледоколы в этих широтах запрещал международный договор.

«Владивосток» несколько раз застревал во льдах, но благодаря мастерству капитана и всей команды пробился к «Сомову». Встреча двух судов среди айсбергов стала новостью № 1 во всех мировых СМИ в конце июня 1985 года. По широкой полынье, пробитой ледоколом, суда вышли из антарктического «плена» и отправились в новозеландский Веллингтон, а оттуда — к своим портам приписки. Участники дрейфа и спасательной экспедиции получили правительственные награды (трое стали Героями Советского Союза). Были награждены и сами суда. Изображение ордена Трудового Красного Знамени и ныне украшает ходовую рубку «Михаила Сомова», отмечает автор книги.


Знаменитое судно ныне трудится в Арктике. Возит грузы по трассе Северного морского пути, доставляет на станции смены полярников, строителей. Продолжаются на судне и научные работы. Названное в честь выдающегося ученого-полярника, оно и само стало легендой.


Выходят в наши дни и книги о новых антарктических проектах. Работа Сентилес Йок-Тот «Вокруг Антарктиды» посвящена экспедиции на судне «Академик Трешников». Ее участниками стали более 140 ученых из 30 стран. Исследовательский марафон под названием «Антарктическая циркумполярная экспедиция» стартовал в южноафриканском Кейптауне в конце декабря 2016 года и там же, спустя три месяца, финишировал. В ходе плавания проводились наблюдения на всех основных островах Антарктического региона. Здесь работали гляциологи, океанологи, биологи, климатологи из крупнейших научных институций — таких, как Британская антарктическая служба, Институт морских исследований Испании, Арктический и антарктический научно-исследовательский институт Росгидромета. Выполнялись фотометрические наблюдения на острове Южная Георгия. Исследовался планктон. Были взяты пробы льда и снега на ледниках. Геоморфологи провели ряд работ на острове Петра I, открытом экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева в 1821 году...

Идея этой антарктической кругосветки зародилась вдали от морей, в Лозанне, в Швейцарском полярном институте. Иллюстрированное издание рассказывает обо всех этапах уникальной экспедиции. «Важность научных программ в Антарктике уже не надо доказывать и объяснять. Южный океан и происходящие в этой области процессы непосредственно влияют на изменение климата Земли. В то же время Белый континент и окружающие его острова и архипелаги по-прежнему невероятно трудно достижимы и мало изучены», читаем в книге. Только благодаря нейтральному статусу Антарктики в этом регионе возможны подобные проекты с участием представителей многих стран. В остальных районах мира, поделенных государственными границами, такое сотрудничество всегда наталкивается на множество препятствий.


Фото в оформлении: Rob Oo/Wikipedia.

Все книги подборки

26.07.2019 18:01, @Labirint.ru



⇧ Наверх