Алиса в Зазеркалье. Удивительная шахматная партия и сказка-нонсенс

Настоящая Алиса, Алиса Лидделл успела вырасти, когда ее сказочная копия, Алиса Льюиса Кэрролла, отправилась в свое второе путешествие — на этот раз в Зазеркалье. Первую книгу, «Алису в Стране чудес», не все современники Кэрролла встретили с воодушевлением — слишком уж она была экстравагантна и не похожа на то, что должны были читать в те времена воспитанные дети, вот «Алису в Зазеркалье» читатели встретили с восторгом и немедленно назвали лучшей книгой Кэрролла. Теперь «Алиса в Зазеркалье» выходит в новом, интерактивном и комментированном формате в серии «Книга + Эпоха».

И снова все начинается с того, что Алиса скучает, на этот раз в пустой комнате, мотает шерсть, играет с котенком, перебирает шахматные фигуры, да поглядывает в зеркало над каминной полкой. И вот уже зеркало тает, как туман поутру, и мы, вместе с не слишком изменившейся старой знакомой, отважной и любопытной Алисой, оказываемся по ту сторону. Там нас ждет удивительная шахматная партия, чудеса, опасности, новые знакомства и встречи со старыми друзьями.

Льюис Кэрролл был прекрасным шахматистом. Дети с удовольствием играли с ним — он доходчиво объяснял правила и умел увлечь игрой: фигуры будто оживали, начинали беседовать и спорить друг с другом, в общем, устраивали целые представление. В кэрроловском Зазеркалье разворачивается шахматная партия, но совсем не простая и не обычная — персонажи-фигуры, хотя и делают вид, что следуют правилам, на деле не слишком стараются поставить сопернику мат. Вместо этого они то и дело рассказывают истории, поют песни или отчаянно дерутся — то за погремушку, то за корону — в общем, ведут себя совсем как дети, и не только викторианские. И тем не менее следить за шахматной партией, в которой Алиса становится белой пешкой и выигрывает в 11 ходов, ужасно интересно. А для наглядности мы придумали и сконструировали раскладную объемную шахматную доску с полным набором фигур, а вместо королевской пешки у нас фигурка самой Алисы.

Связать воедино шахматную партию и сказку-нонсенс — задача непростая, но Кэрролл решает ее со свойственными ему легкостью и остроумием. Перед нами же стояла задача, может быть, не менее амбициозная: показать, что в этой сказке откуда взялось и как причудливо вплелись в ее пеструю ткань реальные события жизни Кэрролла и его маленьких приятелей и подлинные детали викторианской жизни.

Вот, например, говорящие зазеркальные цветы — Алиса встречает их в саду, и стоит ей воскликнуть «Ах, лилия! Как жалко, что вы не умеете говорить!», как Лилия немедленно отвечает ей, потом к разговору присоединяются Роза и Фиалка. Все цветы в зазеркальном саду говорят (да еще и твердо знают, что нехорошо заговаривать первыми) — и это, конечно сказка, но вполне объяснимая для викторианской Англии. Уж там-то все растения умели говорить — у каждого было свое значение, которое необходимо было учитывать, составляя букет. Так букет цветов превращался в любовное или дружеское послание, реплику в продолжительной ссоре или мольбу о примирении. Неудивительно, что существовали словари языка цветов, и с одним из словарей мы сверили значения тех цветов, что пышной клумбой вырастают из книжного разворота.

У Кэрролла Алиса — смелый и неутомимый исследователь. Все что попадается на ее пути, она рассматривает, изучает и сопоставляет с привычным и знакомым. Так, путешествуя по невиданной стране, она вспоминает то урок географии («Главные реки? Никаких. Главные горы? Всего одна — и я на ней стою»), то арифметику, то историю, и мы идем за ней, также точно стараясь не упустить ничего интересного и сравнить то, что она видит в Зазеркалье, с тем, что могла бы увидеть у себя дома. Вместе с Алисой мы путешествуем по железной дороге и замечаем, что она сильно отличается от настоящих железных дорог второй половины XIX века (Купить билет у машиниста? — Ну уж нет!). Мы раскрываем настоящий зонтик (в котором пытается спрятаться чудак Траляля) и узнаем, почему для английских кокеток зонтик был незаменим в сердечных делах и что делали почтенные джентльмены, чтобы не потерять зонтик в клубе. Мы изучаем викторианский этикет и наконец понимаем, что такого ужасно невежливого делает и говорит в беседе с Алисой Шалтай-Болтай — а попутно наблюдаем, как бумажный Шалтай, нарисованный Тенниелом, совсем по-настоящему падает со стены.

С самим Льюисом Кэрроллом, «остроумцем, джентльменом, занудой и гением» мы тоже знакомим читателя, ведь многие персонажи «Алисы» унаследовали его собственные черты и привычки. Так, предусмотрительность и пунктуальность Черной Королевы, любовь Шалтая к загадкам и головоломкам, увлечение Белого Рыцаря изобретениями — все это черты самого Кэрролла, изобретателя никтографа и сочинителя хитроумных логических задачек.

И, конечно, мы добавили в книгу элементы игры, ведь и Алиса больше всего любит именно играть — едва попав в сказочную страну, она уже мечтает, чтобы ее приняли в шахматную партию, хотя бы пешкой. Не только шахматная доска для игры, но и настоящее зеркальце на ленте-закладке поможет читателю самому поиграть — превратиться в Алису, которой приходится разбирать зазеркальные надписи — для читателей мы разместили их на страницах по всей книге.

Мы придумывали и продумывали сложное устройство этой книги так, чтобы максимально точно воспроизвести дух Викторианской эпохи и идеи самого Кэрролла. Рисунки знаменитого Тэнниела, зеркало на обложке (известно, что именно так мечтал сделать сам автор «Алисы»), подлинные предметы того времени, от шахматных фигур до иголок и пуговиц, карикатуры из «Панча» и картинки из модных журналов, рецепт сливового пирога от миссис Битон и идеальная — по мнению Кэррола — коробка для печения. Все это мы собирали по крупицам, проверяли и перепроверяли, отсеивали лишнее и оставляли только самое необходимое и любимое, чтобы встреча с «Алисой в Зазеркалье» стала для наших читателей незабываемым событием и немножко чудом.

В оформлении материала использованы фотографии Переплетной птицы.

30.10.2018 16:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх