Алексей Копейкин. О книге «Волшебный пудинг», ее авторе и переводчике

Австралийский художник и писатель Норман Альфред Уильям Линдси (нередко его фамилию пишут как «Линдсей») прожил долгую жизнь (1879-1969), до предела наполненную творчеством. Он добился успеха и признания как живописец и гравер, скульптор и карикатурист, художественный критик и писатель. И даже… как боксер, пусть и непрофессиональный (вероятно, поэтому его герои не прочь подраться при удобном случае). Еще ему вполне подходит определение «бунтарь», поскольку многие его работы, в частности изображающие обнаженную натуру или написанные на мистические сюжеты, в свое время вызвали ожесточенные дискуссии. При этом, если говорить о технике и ремесле, Линдси несомненно опирался на крепкую традицию и «старую школу», что нетрудно заметить и по иллюстрациям к этой книге. Модные модернистские течения почти не коснулись его искусства: художник не то чтобы совсем их не замечал, скорее — полемизировал с ними, поставив во главу угла иронию и жизнелюбивую романтику.

Как иногда случается, «Волшебный Пудинг» появился на свет в результате дружеского спора. Приятель мистера Линдси критик Бертрам Стивенс однажды заявил, что дети больше всего любят читать про фей, а не про еду, и в ответ Линдси написал и проиллюстрировал повесть, вошедшую в классику австралийской детской литературы.

Для того времени — а впервые «Пудинг» вышел в 1918 году — сказка эта была, пожалуй, чересчур передовой и радикальной. Читатели оценили ее по достоинству далеко не сразу, ведь если и можно было ее с чем-то сравнить, то разве что с историями Льюиса Кэрролла про Алису — настолько игровой, «отвязной», раскованной и развеселой она получилась. Зато уже в наши дни знаменитый Филип Пулман, автор фэнтезийного цикла «Темные начала», признался, что регулярно и с удовольствием перечитывает сказку Линдси на протяжении последних пятидесяти лет, всякий раз ухохатываясь и не уставая изумляться свежести и живости языка.

По книге не раз ставились кукольные спектакли, снимались мультфильмы и даже сочинялись комические оперы. А в детском уголке Королевского ботанического сада в Мельбурне установлена скульптура «Волшебный Пудинг», изображающая всех главных героев повести.



Перевод «Волшебного Пудинга» на русский или любой другой язык — задача не из легких. Текст сказочной повести щедро уснащен немыслимым количеством шуток, острот, каламбуров, не говоря уж о том, что проза в ней то и дело перемежается стихами, песнями и балладами. Все это, безусловно, привело к тому, что с изобретательной сказкой Нормана Линдси мы познакомились довольно поздно.

Смельчаком, отважившимся пересказать «Волшебный Пудинг» по-русски, стал писатель и переводчик Юрий Самуилович Хазанов. Книголюбам со стажем наверняка памятны сборники его детских рассказов «Как я ездил в командировку», «Укротители черепах», «Троллейбус в траве», «Сокровище Кривого Хусейна», «Я — Робин Гуд» и другие.

Переводами Хазанов занялся еще в 1950-е годы. Основным языком для него был английский (в частности, он перевел книгу Роберта Макклоски «Приключения Гомера Прайса» и сказочную повесть Алана Гарнера «Совы на тарелках»), но приходилось переводить и с грузинского, и с армянского, и с узбекского, и с туркменского, и с башкирского, и с других языков народов СССР.

«Волшебный Пудинг» относится к поздним работам мастера. Впервые перевод Юрия Хазанова был опубликован в 1995 году одним из многочисленных стихийно возникших тогда издательств. Книга получилась скромной — она вышла на газетной бумаге, в мягкой обложке и с невысоким качеством печати, не позволяющим в полной мере оценить масштаб дарования Линдси-художника.

К великому сожалению, нового издания Юрий Самуилович не увидел: он ушел из жизни 7 мая 2020 года, всего за нескольких месяцев до своего столетнего юбилея.

20.05.2021 15:10, @Labirint.ru



⇧ Наверх